Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

El juez Garzón

О семейственности выводов

Злокукая судьба подготовила лично мне и, возможно, всем нам новое тяжёлое испытание: Навальный объявил, что таки возвращается в РФ. Я, было, целую теорию сочинил, что его специально удалили, чтобы он не присутствовал в момент властного транзита и не смущал народ, а оно вон как. Теорию в мусор, мозги на промывку.

Стоит мне что-нибудь чуть-чуть спрогнозировать, как действительность жбенц сковородкой: "Не прогнозируй! Пиши что хочешь, но не прогнозируй." Сковородка, конечно, оружие свободы, но больно. Ладно. Прогнозировать не буду, просто сделаю выводы.

Выводы из предполагаемого возвращения Навального должны быть такими:

1а) Отравления не было, субъект об этом знает и ничего не боится.
1б) Отравление было, но сейчас предполагается, что отравители запуганы треском и барабанами, и субъект смело ринулся в пролом в стене.
1в) Отравление было, но не страшное и не от тех, поэтому субъект может вернуться.

2а) Субъект опасен для транзита власти, который ожидается в скором будущем, поэтому его возвращают.
2б) Субъект не опасен ни для чего, всем на него плевать, поэтому он может возвращаться, сколько ему угодно.
2в) Никакого транзита власти в скором времени не будет, поэтому никакой субъект не опасен и может не опасаться сам.

Несложно заметить, что хороший вывод - животное стайное. Он ходит группами и бьёт всей толпой. Одинокий вывод в стиле: "Она утонула" неприятен; он поражает своими цинизмом и путинизмом и никому не нравится. К примеру: "Субъект заболел, потом выздоровел и решил вернуться на работу". Всё верно - но кого это заинтересует? Для веселья нужен хороший сюжет. Возвращение в логово отравителей без одновременного роста ставок портит историю. Публика разочарована. Возвращаться, так с катаной. См. кинофильм "Pulp fiction", сцена у Зеда. Возвращение с помятой физиономией и надеждой это практически-жизненно, но не художественно. Навык предсказания поворотов сюжета голливудских фильмов, кстати, может мешать при попытках прогнозирования реальных событий.

На случай такой печали у нас всегда есть классические обобщения. Они уносят внимание публики вдаль, в небесную синеву, и не разочаровывают, даже если являются полной чепухой. Ведь опровергаются обобщения такими же "небесными" обобщениями. Обобщим и мы. В настоящее время технологии дистанционного управления массами ещё не до конца отработаны. Боевому хомячку по-прежнему требуется видеть лидера и слышать его запах. Тогда у боевого хомячка отключаются критическая способность и инстинкт самосохранения, и он, наконец, начинает приносить пользу.

Предположение человеколюбцев, что обыватель обыкновенный способен приносить пользу своим разумом, смешно и нелепо. Чтобы действовать разумно, необходимо иметь возможность предсказывать. Иначе невозможно составить хоть какой-то план хотя бы и на смехотворно короткий срок, лет, скажем, в тысячу. Но как прикажете предсказывать с помощью человеческого разума? Этот инструмент способен удерживать в поле внимания ограниченное число объектов одновременно. Семь или девять, не помню точно. Из чего следует, что уже предсказание результата футбольного матча с 22 игроками и тремя судьями нереально. Что уж говорить о более сложных вещах? Единственное, что можно точно предсказать, это то, что другие тоже не умеют предсказывать и поэтому обязательно будут делать глупости. Но чтобы поток глупостей можно было направить на лопасти турбины, глупости должны происходить не спонтанно, но управляемо. Сей цели служат так называемые "лидеры". Это специально обученные люди, способные в нужное время возбуждать в обывателях их способность делать глупости. Примерно как соединения серебра, которые распыляют над облаками, вызывают назревший дождь в нужном месте. "Лидеры" это климатическое оружие. Их задача - собрать над чьей-нибудь головой тучи и, желательно, бабахнуть его молнией - если получится. Действия возбуждённого обывателя при этом попадают под определение "круговорот воды в природе".

У технологии "дождеобразования из обывателей при помощи "лидеров" есть важное применение. Её можно использовать для прореживания потенциально опасных туч с получением ливней в неопасных местах. Над водоёмами, например. То есть, технология разрушения может быть частью программы обезпечения стабильности. К сожалению, в Российской империи этого никто не делал. Как-то никому в голову не приходило. Для чего эта технология используется в современной РФ, одному Перуну известно. Над нами просто либо каплет, либо нет.

Так мы с Вами походя открыли эволюционную природу человеческого разума. У кого-то критическая способность оказалась чуть выше, чем у других. Он не побежал за "лидером" и остался в живых, и оставил потомство. Постепенно мы добрались до Ньютона с Лейбницем - обойдя много куч трупов. И всё бы хорошо, но есть нюанс. При описанной технологии отбора разум проявляет свою силу вместе с механизмом торможения. Соответственно, потомству выжившего передаются оба фактора. Поэтому разумные люди тормоза. Они сидят дома и пишут тексты, пока дураки действуют. Поэтому наш мир таков, каков он есть.

Надеюсь, у Вас есть возможность заесть прочитанное чем-нибудь вкусным. Если нет, я буду огорчён.
El juez Garzón

Маски это хорошо

Не знаю, что Вы считаете естественным. Как мне кажется, для человека естественно переходить от эмоционального к рациональному и обратно, и снова туда. Поэмоционалил, перевернулся на другой бок, порационалил, снова перевернулся. Вечное движение.

Collapse )
El juez Garzón

Письмо благодарности

Выражаю искреннюю признательность всем учёным-химикам, технологам и предпринимателям, которые изобрели, внедрили в производство и распространили водорастворимые краски. Ну, хорошо, рабочим их производств, транспорта и торговли тоже спасибо.

Ибо ежели довелось заметить, что стена в комнате что-то пообшарпалась, ты просто берёшь банку краски, валик, лоток и кисть, и красишь. И оно не пахнет, как советская нитро-краска, и не травит тебя, и не сохнет сутки с лишним первым слоем, как краска масляная, и легко отмывается от рук, и высыхает через двадцать минут, и отлично ложится, и чтобы промыть валик, лоток и кисть нужно лишь пару минут подержать их под струёй воды - и они снова как новые. После чего тебе остаётся только сказать: "Ну ты, <название фирмы>, блин, даёшь!", и воздать хвалу людям, сотворившим это научно-технологическое чудо и сделавшим его доступным тебе, грешному. (Это я ещё не говорю про колеровку в 100500 цветов, да).

Надеюсь, всем этим людям хорошо заплатили.

А поскольку не бывает текста без выпада против Карфагена коммунистов, скажу и о них. Есть у многих из них повадка, связанная с их, с позволения сказать, идеями. Они любят разсуждать о том, что, дескать, в последние 40-50 лет (или около того) нет никакого технического прогресса. Остановился прогресс, как говорят они. Не знаю, зачем, но для какой-то надобности сия "мысль" им потребна.

Говорить подобные вещи могут лишь профессиональные лжецы или совсем несведущие люди, которые никогда ничего практического не делали. Это нелепое враньё разсчитано на умственно отсталых.

Как и вся коммунистическая пропаганда, собственно.

____________

За современные краски недурно и китайского чаю выпить.

____________

Эээ! Я забыл поблагодарить тех, кто придумал малярный скотч. Исправляю.

Спасибо.
El juez Garzón

Неочевидность одной "истины"

Встретил высказывание хорошо знакомого смысла, исполненное в духе исторического материализма:

"...неотвратимо наступает момент, когда появляющиеся качественно новые орудия труда людей, технологии, развитие знаний общества об окружающем мире требуют изменения процесса общественного производства на качественно новый..."


Источник цитаты.


Изменения в орудиях труда и технологиях, основанные на изменениях представлений об окружающем мире, в общем смысле можно назвать технологическим процессом производства. Но процесс общественного производства это не технологический процесс производства, это отношения людей по поводу производства. То есть, существует некая технология (выплавка стали в электропечи, например) - это технологический процесс производства. И есть отношения людей по поводу того, чтобы заставить электропечь работать и давать продукт. Эти отношения включают в себя все договорные или принудительные сделки между людьми, необходимые для того, чтобы сталь полилась в изложницы (или куда там она должна политься).

Пока, вроде бы, всё нормально - с точки зрения логики. :-)

Если мы поставим технологический процесс производства в логический центр происходящего, то сможем сказать, что есть субъект - выплавка стали. И есть обслуга субъекта, обеспечивающая его жизнедеятельность. Если мы не выплавляем сталь а, допустим, производим молоко, то субъектом у нас будет кормление и лечение коров, дойка молока и его последующая транспортировка - весь технологический процесс производства. И решая задачу на обеспечение технологического процесса производства мы должны будем решить вспомогательную задачу на обеспечение общественной составляющей процесса производства. К примеру, нанять квалифицированных рабочих, или закрепостить местных крестьян, или купить рабов, или привлечь заключённых из соседней тюрьмы, или что-то ещё, что я себе и представить не могу.

В рамках такой логики существует технология - явление на данном уровне техники более или менее "фиксированное". И нам нужно обеспечить физическое выполнение технологических операций, для чего привлечь людей, что означает использовать ту или иную общественную технологию. Практику применения выбранной нами общественной технологии и будет можно назвать процессом общественного производства.

Несомненно, уже исполняемый процесс производства представляет собой единое целое, сплав технической и общественной технологий. Однако производственные и социальные технологии всё же имеют различные предметы и обеспечиваются различными навыками. Я полагаю, что академическое разделение технологий, вовлечённых в единый процесс производства, на технические и социальные, вполне продуктивно само по себе.

Согласно концепции, изложенной в приведённом в начале сообщения высказывании, изменения в технических технологиях должны вызывать изменения в технологиях социальных. Если технологический процесс выплавки стали изменился (по крайней мере - если он радикально изменился), то ради сохранения адекватности должны произойти изменения и в социальных технологиях, обслуживающих процесс производства.

Этот тезис далеко не выглядит самоочевидным.

Предположим, некая социальная технология (скажем, приписка к заводу крепостных) обеспечивает процесс выплавки стали по технологии А. В соответствии с этой технологией рабочий в течение дня жмёт длинный рычаг вправо, а короткий рычаг влево. В результате один рабочий за день выплавляет одну тонну стали.

Хорошо. Пока всё хорошо.

Далее. Предположим, что администрация предприятия ради увеличения своей прибыли решила заменить технологию на новую, предложенную профессором Бу. В рамках новой технологии рабочий жмёт синюю кнопку, когда загорается жёлтая лампочка, и зелёную кнопку, когда аппарат начинает играть весёлую музыку. В результате один рабочий за день выплавляет 1 000 тонн стали.

Пока всё по-прежнему хорошо. Однако, есть вопрос: почему социальная технология-то при этом должна измениться? Крепостной не сможет нажимать кнопки? Руки крепостного только под рычаги "заточены"? А у наёмного (допустим) рабочего - только под кнопки?

А если перевести оборудование на голосовое управление с ростом производительности до 1 000 000 тонн стали на рабочего в день, то тогда придётся искать бесплатно (за идею) трудящихся коммунистов? Крепостные и наёмные работники на роботов покрикивать не смогут? А почему? Какая тут связь?

Существует довольно распространённое мнение, согласно которому эксплуатация современной техники требует более высокой квалификации, чем эксплуатация техники древней. Бытование такого взгляда я могу объяснить снобизмом и невежеством. На самом деле, архаичные технологии часто требуют много более высокой квалификации, чем современные. Научиться править современным автомобилем легко и доступно практически каждому, стать же хорошим наездником не только много сложнее, но ещё и не всем дано. Можно сказать, что изготовить автомобиль сложнее, чем случить лошадей и получить жеребёнка. Но это означает, что некоторые архаичные технологии с системной точки зрения лучше некоторых нынешних. Производство средств транспорта в рамках натурального хозяйства нам пока только снится, несмотря на все наши 3-d принтеры. Если когда-то мы сможем печатать свои автомобили в гаражах, то тем самым лишь сравнимся с уровнем техники, доступным каждому крепостному при Екатерине Второй. Да, у них технологии были с приставкой "био-"; и что? Разве это плохо? Да, для применения этих технологий приходилось больше трудиться. Но это означает, что качество рабочей силы тогда было выше нынешнего. Мы, сегодняшние, с тогдашними задачами, скорее всего, не справились бы. Упрощение технической системы это далеко не всегда прогресс, это может быть и деградация. И тогда это уж точно не повод для прогресса социального. Скорее, наоборот. Можно сказать, что в XX веке выдающийся технический прогресс привёл к прогрессу социальному, и что то ли ещё будет. А можно сказать, что в XX веке упрощение труда позволило упростить и социальные отношения, придя к архаичным формам оных. Доказать примерами можно обе логические конструкции. И какую из них мы предпочтём? Ту, которая нам более выгодна политически. К науке и объективности, как Вы понимаете, это всё не имеет никакого отношения.

Каким образом изменения в технической части процесса производства обязательно должны вызвать изменения в его социальной части?

Может быть, дело в том, что находящиеся в рабском положении люди не смогут создавать новые производственные технологии? Допустим, что это так. Однако, такой ход в аргументации будет означать отказ от тезиса, согласно которому изменения в технологиях технических должны вызывать изменения в технологиях социальных, то есть предшествовать им. Если рабы (допустим) не могут обеспечить прогресс в технике, то и вопрос о социальном прогрессе не возникнет. А если прогресс в технике возник, значит дело не в неспособности рабов его обеспечить. Прогресс должен идти при любом социальном строе, иначе исчезает предмет обсуждения.

Можно поставить вопрос так: "Одни социальные технологии обеспечивают более быстрый технический прогресс, чем другие". Примем это как гипотезу. Но гипотезы нужно проверять, то есть ставить эксперименты. В этом случае нужно говорить, что предпринятое изменение в общественных технологиях это научный эксперимент - но никак не производственная необходимость. Эксперимент можно проводить, а можно не проводить, исторической неизбежностью он не является.

Таким образом, жесткая логическая последовательность "изменения в технике ведут к изменениям в социуме" не только не очевидна, но и вообще ничем однозначным не подтверждается. Если же изъять эту последовательность из обращения, то рушится весь исторический материализм.

Кроме того, есть ещё философская уязвимость описанного предопределения. Как мы говорили выше, таковое предопределение вынуждает рассматривать общественные отношения как обслугу производства. То есть, производство становится в роль субъекта. Если бы сталь хотела, чтобы её выплавили, и через посредство магии Хозяйки Медной горы заставляла людей делать это, то можно было бы говорить о такой взаимосвязи. Но нет данных, что стали не всё равно. Производство не является субъектом, почему не может влиять на общественные отношения как на объект.

___________

В самом общем смысле: если "у кого-то появился шанс", это ещё не означает, что "мы к чему-то пришли". Хотя обладателю шанса может и быть угодно представить мировую историю как прелюдию к его успеху.
El juez Garzón

...

До какой же степени нужно не доверять Богу и презирать волю Его, чтобы считать, что Он способен дать Спасение только членам какой-то земной корпорации! С правилами, мандатами и вечерними построениями - "А иначе никак! Если секретариат не поставит отметку в вашем личном деле, Господь не допустит вас до собеседования".

Конечно, данное наблюдение верно для случая искренней убеждённости, а не обмана с корыстными целями.

Восхищаюсь людской натурой и удивляюсь ей. Каких только загогулин не выносит человек! Искусственный интеллект давно завис и взорвался бы.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/494979.html.
El juez Garzón

Походу

Советские очень любят хвастаться тем, что они построили много всякого разного, полезного и технологичного. По этому поводу можно сказать много разных слов, но сейчас остановимся только на одном аспекте. Всё, что советские построили, они же и уничтожили. Без этого финала реплика про "построили" противоречива и неполна одновременно(хе-хе).
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/475075.html.
El juez Garzón

К естественной технологической сегрегации

Считается, что помимо определённых искусственных барьеров на пути распространения технологий есть барьеры "естественные" - нехватка у "реципиентов" инвестиций и платежеспособного спроса, инфраструктуры, квалифицированного персонала, в ряде случаев - природных ресурсов. Возможно, к этому списку можно добавить ещё одну причину - ненужность основных технологий, применяемых в одних технологических зонах, для использования в других.

XX век приучил нас к тому, что если "Мерседес" изготавливает хорошие двигатели внутреннего сгорания, то большинству стран было бы полезно перенять этот навык и строить хорошие автомобили самим - при наличии факторов, перечисленных в первом абзаце, то есть инвестиций, спроса и проч. Возможно, теперь вполне есть смысл представить себе ситуацию, в которой по политическим причинам "Мерседес" более не производит ДВС. А в других технологических зонах находят европейский технологический путь экономически неоправданным. И оказывается, что заимствовать в Европе там просто нечего.

Мир вполне может разделиться на технологические зоны, сегрегированные по стратегическим научно-техническим направлениям. Политическими мерами можно добиться того, что технологическим зонам станет просто нечего заимствовать друг у друга. Как мне кажется, это не вполне ожидавшаяся перспектива.

Придуманный мной для обозначения советской действительности термин "политический способ производства", обозначающий доминирование политических задач над экономическими, продолжает "обрастать плотью". Не могу сказать, что это хорошо.



Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/474485.html.
El juez Garzón

"Открытая" система как источник тоталитаризма

В разговор о большевицком "каннибализме", под которым понимается проявленная в сталинские времена готовность и страсть большевиков уничтожать, помимо "классовых врагов", социалистов вообще и своих товарищей в частности, вступил уважаемый greenorc; спасибо ему. Рассматривая вопрос о причинах "каннибализма", он делает акцент на проблеме личного психотипа. Не оспаривая сказанное greenorc, я рассмотрю проблему с иной точки зрения - тем более, что это рассмотрение давно назрело, в том числе подталкиваемое и некоторыми вопросами о роли религии в формировании устойчивого общества и, в конечном итоге, важнейшей проблемы построения национального государства.

Как, возможно, вы знаете, я трактую явление социализма как современную, соответствующую реалиям и вызовам индустриальной эпохи, версию древнего подхода к социальному паразитизму - утверждения власти неких лиц, которых можно называть "комиссарами" (хотя наверняка у них есть и более древние наименования). Эти лица отличаются наличием у них абсолютной власти при полном отсутствии ответственности за результаты своих действий. Так, при Советской власти при обнаружении некоей "явной лажи" - к примеру, отсутствия продовольствия даже в областных городах наподобие Рязани - виновными объявляли местных руководителей, якобы "не справившихся". Хотя голод был вызвал решением сталинского руководства экспортировать продовольствие, отменив гарантированное снабжение по карточкам для десятков миллионов людей. Я полагаю, не требует доказательств утверждение, что причиной "каннибаллистических" репрессий было отнюдь не желание наказать виновников неких "провалов в работе", тем более, что к не имевшим власти социалистам - не большевикам это обвинение не было применимо в принципе, а репрессированные большевики как раз прекрасно выполняли свои обязанности - осуществляли террор, например. Неприменимость к "комиссарам" понятия "виновность" это принципиальный момент, ключевой для социализма и его предшественников, использовавших и использующих ту же социальную технологию достижения власти. "Комиссары" канонически непогрешимы, как Римский Поп (один из "комиссаров" предшествовавшей социализму западноевропейской итерации обсуждаемой технологии).

"Комиссарство" требует для себя абсолютной власти, предлагая обществу исключительно виртуальные ценности - "спасение души", "справедливость", "отсутствие эксплуатации", а применительно к "комиссарам" типа Чубайса - "либеральные рыночные ценности". На поверку всё, предложенное "комиссарами", оказывается не тем, что они обещают, а часто чем-то прямо противоположным. Но нас в данном случае интересует следующий момент: сама по себе технология предложения обществу чего-то "в разговорном жанре" довольно легко поддаётся копированию и тиражированию. В принципе, любой желающий может вступить в эту игру на правах претендующего на звание "комиссара".

Я позволил себе ввести в оборот термин и назвать такой подход к паразитированию открытой системой идеологической власти. Открытая система идеологической власти это такая система, в которой власть достигается внушением массам почтения к некоей идеологии, при этом стать кандидатом на роль внушающего может каждый, имеющий достаточно наглости, харизмы и хорошо подвешенный язык. Целью применения системы всегда является безбедное и нетрудовое (с марксистской точки зрения) существование субъекта отношений, пользование им неограниченной властью и получение им соответствующих садистских удовольствий.

Нетрудно заметить, что совершенно очевидно к числу "открытых систем" будут относиться иудаизм, все разновидности христианства, все разновидности социализма. Моё представление об исламе недостаточно хорошо для уверенной классификации, хотя, скорее всего, ислам также попадает в этот список. К числу "открытых систем", продолжающих дело иудаизма, можно было бы отнести и современную российскую "либерастию", будь она несколько лучше институционализирована и имей более древнюю историю. Впрочем, ещё не вечер.

Основными "рабочими инструментами" "комиссаров" являются их языки, а их главных талант - способность "убалтывать" массы, увлекая их теми или иными виртуальными ценностями. Исходно, при начале пути, у них нет ничего, кроме проповеди. Судя по практическим результатам применения, речь идёт о превосходных, высокоэффективных инструментах и о чрезвычайно полезном таланте. Но есть одно "но": такие инструменты и таланты относятся к числу "непатентуемых"; любой желающий имеет полное право воспользоваться ими же для достижения тех же целей с примерно теми же результатами. Более того, чрезвычайно легко действовать так же, как действовали твои предшественники, но институционально независимо от них, поскольку все разновидности "комиссарской" болтологии ориентированы на потерю массами разума, а поэтому запутаны, туманны и нелогичны. В этой "мутной воде" идеологии нетрудно найти свой путь, немного изменив чужую доктрину и подавая результат, как единственно истинно верный. За эту особенность я и обозначил "комиссарство" как "открытую систему", скорее всего неверно с ортодоксальной кибернетической точки зрения.

Следствием выгод "комиссарства" с одной стороны и дешевизны "входного билета" в него при наличии некоторых личных проповеднических данных с другой стороны явилось чрезвычайное многообразие направлений и сект, учений и партий, которые известны по истории вопроса. В древнем иудаизме это явление породило множество пророков. Собственно, институт пророков иудаизму пришлось ввести для того, чтобы хоть как-то институционализировать индивидуальное творчество разговорчивых харизматиков, которые время от времени рождаются в любом народе. Известный нам мифологический Иисус, очевидно, является одним из таких иудейских пророков, а своей особенной ролью он обязан другим харизматикам, решившим, что "расширение рынка сбыта" это не такая уж и плохая идея - хотя с иудейской точки зрения и неканоническая. Как далее, после рассеяния евреев, пошли в этом отношении дела в иудаизме, я не знаю; вроде бы, полного канонического согласия иудеи не достигли по сию пору, что иногда проявляется в формах, способных удивить. В христианстве возможности новой для Европы технологии расцвели пышным цветом. Способность и готовность образовать собственное учение продемонстрировали как минимум несколько десятков человек за пару-тройку сотен лет. Впоследствии на соборах христиане голосованием решали, "что есть истина". Тех, кому не повезло влиться в магистральную "линию партии", назвали еретиками. Далее вся история христианства может быть представлена как череда конфликтов "ЦК" и "еретиков"; раскол Церкви на Западную и Восточную это просто случай "самой большой ереси" (кто именно там еретик, пусть решают без меня). То же самое относится к никонианскому Расколу на Руси. При смешных, с внешней точки зрения, канонических расхождениях две команды харизматиков устроили в стране Первую Гражданскую войну, продолжавшуюся, фактически, лишь немногим менее 200 лет и стоившую колоссальных потерь. В Западной Европе "ересей", то есть попыток вхождения в "открытую систему" извне, также всегда хватало, и они также приводили к войнам, аналогичным по масштабу и содержанию войнам гражданским. Но самый активный процесс "хакерства" в христианстве начался с появлением протестантизма и переводов Библии на актуальные европейские языки. Едва ли можно подсчитать, сколько существует протестантских Церквей, особенно в США. В принципе, как уже сказано, любой человек с достаточно сильным желанием, харизмой и хорошо подвешенным языком де-факто может создать свою Церковь.

Это принципиальный, неустранимый фактор, имманентно присущий любому "комиссарству". "Комиссар" может эффективно "водить людей за нос" - но любой другой "комиссар" может увести их от него. Дело только в "качестве подвеса языка" и некоторой удачливости, а также в способности продать свои умения инвесторам.

Всё то же самое можно сказать о социализме и коммунизме. Сама по себе обсуждаемая технология паразитирования, будучи, в моей терминологии, "открытой", допускает одновременное существование множества конкурирующих между собой социалистических и коммунистических течений и организаций, отличающихся друг от друга выдуманными трактовками известных "священных текстов" коммунизма и толкованиями прочих несущественных для реальной жизни вещей. Ввиду лживости и туманности, противоречивости коммунистических "канонов", выдумывать трактовки можно без особого труда. В принципе, любой умный человек способен на подобное. Количество социалистических учений, в пределе, должно равняться числу живущих сегодня нахальных харизматиков, выбравших именно "социалистическую" стезю (а не "оживление людей", как Грабовой, например, и не какую-нибудь религию). Эта особенность является наследственной и неустранимой чертой заимствованной у иудаизма социальной технологии. Наукообразное "оформление" социализма в этом смысле ничего не меняет. Поскольку научный и математический аппараты в "коммунистической науке" отсутствуют, все споры в ней ведутся в режиме "моё слово против твоего", и побеждает (то есть, "захватывает" аудиторию) тот, чей язык лучше подвешен - при равной наглости. Также могут сыграть свою роль деньги инвесторов (так, возможно, в своё время на ведущую роль в РСДРП выдвинулся Ленин - благодаря контролю над денежными потоками, а не только уменью бойко говорить и писать; к сожалению, именно финансовая часть истории РСДРП очень плохо освещена в открытых источниках, за исключением отдельных эпизодов).

Итак, мы разобрались с неустранимой особенностью технологии социального паразитирования, исторически восходящей к иудаизму и в последние 180 лет часто предстающей в "соответствующей духу времени" форме "социализма". То, что я называю "открытостью системы", неизбежно приводит к возникновению активной конкуренции между многочисленными адептами обсуждаемой социальной технологии.

До сих пор я избегал слова "недостаток"; теперь же пришло время употребить оное. Конкуренция между "комиссарами", монополия которых не ограждена "закрытостью" системы, приведёт их к резне друг друга. Впрочем, представим себе страну, управляемую "комиссарами". Допустим почти невозможное: что "комиссары" настолько преданы своим идеям, что не замечают взаимной конкуренции за ресурсы между различными "комиссарскими" течениями. (В конце концов, капиталисты же конкурируют между собой, но не устраивают друг другу "варфоломеевские ночи"). Внутреннее устройство такой страны может, судя по историческому опыту, находиться в диапазоне от рабовладельческого строя и религиозной монархии до советского (то есть, рабовладельческого) строя и "диктатуры пролетариата" (то есть, не-наследственной теократии). Диапазон, как можно заметить, не так уж и велик, хотя различия в риторике и стилистике могут быть радикальными вплоть до диаметрально противоположных, особенно по вопросу "веры" (несмотря на то, что все такие системы построены на одной вере: вере "комиссарам" на слово). При всех различиях у всех таких государств будет одна неустранимая общая черта: возможность появления внешнего врага. (По крайней мере, покуда не свершилась Мировая Революция). При внешней опасности все недостатки и слабости обществ проявляются особенно ярко и значимо. Здесь уместно высказывание: "Царство, разделённое в самом себе, не устоит". Очевидно, что "открытая архитектура" базовой властной технологии, позволяющая любому проходимцу вмешаться в её реализацию и попытаться урвать свой куш, чрезвычайно вредна с точки зрения вопроса о выживаемости государств, управляемых "комиссарами". Устранить этот концептуальный недостаток "комиссарства" можно только одним способом - террором. Всех "ересиархов", а желательно и "еретиков", придётся так или иначе нейтрализовать; и, по исторической практике судя, скорее "так", чем "иначе".

Все эпизоды борьбы с "ересями", на которые столь богата история христианского мира, все религиозные конфликты в рамках христианства, собственно возникновение христианства и ислама, возникновение социализма, вся партийная и фракционная борьба между социалистами, весь большевицкий террор против других социалистических партий и "взаимности" с их стороны (даже со стороны меньшевиков), все партийные чистки в ВКП(б) двадцатых годов, весь сталинский террор против коммунистов, восстание троцкистов в Испании, "Культурная революция" в КНР и так далее, и тому подобное -

всё это прямые и неизбежные следствия "открытости архитектуры" той социальной технологии, которая наиболее ярко представлена авраамическими религиями и социалистическим политическим течением. Даже, если "комиссарам" удастся каким-то образом договориться между собой о разделе сфер влияния внутри страны (что далеко не факт), существование внешней опасности неизбежно приведёт к "зачистке политического поля" от конкурентов, использующих те же методы с небольшой перефразировкой "истин". Или страна будет внутренне сильно ослаблена конфликтами между "сектами", который непременно будет использован внешними силами, что чревато внешним завоеванием.

Ситуацию в стране, управляемой "комиссарами", можно уподобить положению дел там, где правят алхимики, нашедшие Философский камень и научившиеся превращать ячменный кисель в золото - при том, что рецепт их находки всем известен и состоит из соды, песка и извести. Либо страна будет наводнена искусственным золотом и оно потеряет цену, а вместе с нею и алхимики - свою власть, либо они сумеют жестоким террором изъять соду, песок и известь из обращения и наказывать всех, кто попытается их приобрести. "Открытость" технологии оставляет её адептам выбор между уходом и террором. Других вариантов нет.

Для того, чтобы создать стабильное и при этом избавленное от террора общество, необходимо применять "закрытые" технологии властвования, недоступные случайным людям. Существуют и с успехом используются как минимум две такие технологии. Одна их них строго аристократична, другая абсолютно демократична. Об этом, я надеюсь, мы ещё поговорим.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/473012.html.
El juez Garzón

К вопросу исчерпания ресурсов и экологии

Повсеместная промышленная революция и распространение заводских технологий в своё время привели к известному росту скорости расходования ресурсов и загрязнения окружающей среды. Возможности промышленности позволили превращать природное сырьё в изделия и вещества темпами, которые стали казаться сравнимыми со скоростью геологических процессов. Так же развивалось и загрязнение окружающей среды.

Промышленная цивилизация, при которой машины делали машины, имела один сдерживающий фактор - человека. Машины всё ещё строил, налаживал, эксплуатировал человек. Человек это весьма затратный элемент промышленной системы. При всём могуществе нового способа общения с планетой он всё же не выходил за некие рамки, поставленные человеческой природой.

При этом, как мы помним, одним из важнейших, если не важнейшим фактором, обуславливавшим необходимость масштабных производственных перемен была война как явление. Нет сомнения в том, что этот фактор сохранит своё значение в будущем.

В настоящий момент все технологические лидеры разрабатывают разнообразные роботизированные системы вооружений. Новые вооружения способны оказывать большое давление на противника, оснащённого обычным оружием. При этом интеллект роботов ещё очень далёк и ещё очень долго будет далёк от человеческого. Но у роботов есть важное преимущество - численность. Так, БЛА способны группами преодолевать ПВО противника всего лишь в результате израсходования им всех боеприпасов в боеукладках. Неуправляемые и не очень умные роботы способны побеждать не очень умных роботов, которым помогают операторы, своей численностью перегружая каналы восприятия людей. Нет сомнения, что в ближайшие десятилетия все ведущие военные державы и организации начнут делать ставку на роботизированное оружие, при этом важнейшим фактором успеха станет численность новых систем. Для достижения масштабного успеха роботов должно быть много. Это будет справедливо до тех пор, пока роботы не обретут самостоятельный и высокий интеллект - то есть ещё весьма долгое время.

В сочетании с уже достигнутым уровнем развития робототехники и 3-d печати новые военные технологии обещают породить не просто армии машин, а огромные по численности армии машин. При этом выведение человека из процесса производства окажется важнейшим фактором, определяющим возможность успеха.

Можно предположить, что физические требования новых производств приведут к такому расходованию ресурсов и загрязнению окружающей среды, в сравнении с которым недостатки индустрии XX века покажутся нам относительно безобидными. При этом, поскольку речь будет идти об обороне, можно ожидать преодоления любых запретов в этом отношении.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/469651.html.
El juez Garzón

Как Розенкранц и Гильденстерн создавали квантовый компьютер

У одного кубита есть два состояния, которые после проведения измерения могут с определённой степенью вероятности оказаться равными 0 или 1. Сумма вероятностей равна 1.

Два кубита до проведения измерения будут иметь 2^2=4 возможных состояния.

10 кубитов - 2^10=1024 возможных состояния. То есть, после проведения измерения результатом будет число от 0 до 1023.

Розенкранц и Гильденстерн решили построить квантовый компьютер из 85 кубитов. Таковой, находясь в состоянии суперпозиции, имел 3.86856262e25 возможных состояний. Неплохо для двух студентов из Виттенберга.

Будучи именно Розенкранцем и Гильденстерном, сначала они решили использовать 85 монет, поместив их в мешочек. Одна монета это кубит. "Орёл" будет равен 1, решили они; на долю "решки" остался 0.

Но потом они вспомнили, что согласно теории вероятность выпадения 0 или 1 для каждого их кубита будет составлять 50%. Они на личном опыте знали, что это не так, но всё же решили усовершенствовать свой компьютер - во избежание обвинений в скучности. В ближайшем городке они приобрели 85 костяшек для игры в костяшки. При этом условились считать написанные на их сторонах числа меньшими на единицу - чтобы получить последовательность от 0 до 5, а не от 1 до 6. Будучи сложенными в мешочек, 85 костяшек находились в состоянии суперпозиции с 1.38949274e66 возможных состояний. Что весьма немало. Розенкранц и Гильденстерн решили, что для начала этого достаточно. Теоретически, используя в качестве кубитов не кубы а, скажем, икосаэдры, и применяя для написания на их гранях только числа 0 и 1, они могли бы регулировать вероятности состояний кубитов с точностью до 1/20, но в этот раз решили не заморачиваться. К тому же приобрести икосаэдры было несколько сложнее, чем игральные кости. И тогда им пришлось бы заменить благородное слово "кубит" на менее благозвучное "икосаэдрит".

Квантовый компьютер Розенкранца и Гильдерстерна был запрограммирован на решение только одной задачи "Быть или не быть?" Но теоретически, меняя числа на гранях, его можно было запрограммировать и на решение иных проблем.

Они пронумеровали все 85 кубиков, чтобы знать, в каком порядке их раскладывать при проведении измерения.

Они трясли мешочек, чтобы вызвать взаимодействие кубитов между собой, и проводили измерения. Любопытно, что, проведя 85 измерений, они во всех случаях получили один и тот же результат - 1.

Интересно, что ответ оказался неверным.

Потом что-то пошло не так, и несколько столетий люди не строили квантовых компьютеров.

Но теперь опять можно.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/448884.html.