Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

El juez Garzón

Актёрский портрет одной линией

Герой Жана Поля Бельмондо построен на психологическом противоречии. Мы видим персонажа, обладающего внешностью, повадками, мимикой, профессией классического циничного подонка. Наше подсознание ожидает, что этот человек станет вести себя подло - с друзьями, женщинами, деловыми партнёрами. А он этого не делает, ни по сюжету, ни по внутреннему содержанию (зерну) роли. Мы обмануты - и очарованы. Наш интерес пробуждён. При этом демонстративного, театрального благородства, возвышающего над толпой, в герое Бельмондо нет. Он человек из толпы, по-бытовому понятный, не отделённый от зрителя ширмой сверх-человеческого. При этом от него не ждёшь предательства и мелочного свинства, как это часто бывает с героями бытовых историй. И хочется, чтобы обыденная толпа состояла из таких людей. Хочется, чтобы такой человек был твоим другом, соседом, родственником.

С точки зрения технологической работа Бельмондо не имеет ничего общего с русским психологическим театром и с попытками его отрицания (брехтовской, например). У Бельмондо иной принцип взаимоотношения с персонажем. Он не оправдывает и не судит его. Этот актёр просто надевает своего персонажа как пиджак и ходит в нём, и что-то делает, а потом, немного извиняясь, говорит: "Видите, вот так получилось. Я не мог поступить иначе". И уходит прочь.

Теперь уже навсегда.
El juez Garzón

И таки да:

Вдогонку предыдущему тексту.

Евреи не европейцы.

Европеец это зритель и актёр театра нравственности. Для европейца весь мир такой театр, и женщины, мужчины все актёры. В театре европейской нравственности за каждое хорошее явление ответственен свой святой, а за каждое дурное свой чёрт. Эти персонажи составляют драму, нередко с поножовщиной, и тем развлекают европейца. Он думает, что идёт борьба за его безсмертную душу; ему лестно и интересно. "Кто же победит на этот раз?"

Еврей не европеец и смотрит на эту игру как на игру. Может поиграть в неё. Многие евреи прекрасно имитируют персонажей, добавляя в драму новые образы. Обыкновенно эти образы лубочные, но иначе и не получилось бы; еврей не считает, что происходит борьба за его (именно его, персонально) безсмертную душу, и поэтому по-настоящему не вовлечён. Но может порезвиться, как взрослый с детьми. За это ведь часто и деньги платят.

Еврей не нравственен как европеец, но и не вне-нравственен как европеец. Он вообще не европеец. Говорят, что какие-то евреи добились для себя обозначения не являющимися частью "белой" расы - это объективно верно, если не с биологической (тут я не специалист), но с ментальной точки зрения точно.

Игра нравственностей в сознании европейца это личностное отражение борьбы за безсмертную душу человека. Европеец интересуется, кто с Богом, кто с Дьяволом, кто мечется туда-сюда, кто придёт к Богу и каким путём, кто споткнётся и не придёт. Для еврея этих вопросов применительно к нему не существует вообще. Еврей твёрдо знает, что он в руце Божьей. Он заключил нерушимый договор с Богом, и вопрос об его, еврея, принадлежности даже не ставится. Договор с Богом сложный, в нём много пунктов, и сам Бог это сложная система, так что для еврея не всё однозначно и есть чем заняться. Но проблемы: "На корабле я или за бортом?" нет совсем. Еврей смотрит на европейские игры в приход к Богу как пилот "формулы 1" смотрел бы на детскую игру с машинками. Он может даже поиграть немного, но настоящая езда в другом месте. А эти дети вырастут и пересядут, по заветам урбанистов, на трамваи.

Отсутствие вовлечённости в европейскую драму нравственностей позволяет евреям довольно легко контактировать с европейскими вне-нравственными элитами, ко взаимной пользе. Но хороший, "правильный" еврей не сливается с этими элитами, оставаясь самим собой. Оставаясь не-европейцем.
El juez Garzón

Братки Карамазовы

Посмотрел "Братьев Карамазовых" Льва Додина, благо их привезли в Москву. Очень рад. В некотором смысле, могу сказать: "Наконец-то". Наконец-то не сюсю-мусю, не "русская душа нараспашку", не цыгане с медведями, не диснеевские мальчики с добрыми лицами, не разговоры о нехороших католиках и не залито всё Алёшей, как патокой. У Додина именно братья, именно Карамазовы и им есть, что сказать друг другу.

Додин загнал всех в чёрную комнату и заставил разговаривать друг с другом репликами из разных эпизодов дела - как на перекрёстном допросе. Чёрную комнату сделал Боровский, передавший привет папиному занавесу, но используемому в меру, не как персонаж. Получилось похоже на пьесу Сартра "За закрытыми дверями". Люди просто выясняют, кто есть кто и чего на самом деле хочет. И это хорошо. Well done story, "well done" в смысле "хорошо прожаренная" - так что, считайте, каламбур.

По Додину если вырубить деревья, за которыми обыкновенно не видно леса, то выяснится, что семья Карамазовых практически монолитна. Хорошая, дружная семья. Такая, что заголовок оправдан. Раньше так много раз делали с Чеховым (кажется, даже был устоявшийся термин "жёсткий" Чехов"), и это было, на мой вкус, совсем не обязательно. А вот чтобы с Достоевским так поступали, я ещё не видел - и теперь думаю, что пора начать. Это не конец познания, но полезный этап его.

Не скажу, что в спектакле всё абсолютно идеально. Это не "Братья и сёстры"; тут не погружаешься и не уплываешь, смотришь отстранённо. В первом акте некоторые вещи читаются плохо, но это потому, что всего очень много. Хотя в рамках поставленной задачи инсценировка очень хороша. Второй акт чёток и понятен. Просто бьёт "в лоб", и всё. Без капельки "широкой русской души" Додин не обошёлся, но это допустимо, поскольку актёр "наполнен". Что-то можно было сыграть и ярче, но возможно имеет место сдержанность ради общего рисунка. Возможно, сдерживаться было не обязательно, поскольку части публики этот первоклассный спектакль кажется недостаточно увлекательным. Впрочем, Додину виднее. Он ведь в этот раз говорил не только со зрителем, но и со всеми предшествующими постановками романа.

И это правильно. Хочу, чтобы додинские "Карамазовы" стали отправной точкой для новых прочтений Достоевского.
El juez Garzón

R. I. P.

Вот и Сергей Михайлович Бархин умер. Светлая ему память.

Как говорит один человек, не присутствующий в ЖЖ, "Пройдёт десять лет, и уйдут все, на кого можно было смотреть. Останется перхоть". Это, действительно, так. Сто лет тому назад самое талантливое русское поколение было частично изгнано, частично убито. Немногие остались в СССР. Затем эти немногие ушли в мир иной - кто-то естественным путём, кто-то при помощи властей. У них остались вольные и невольные ученики. Не все ученики были русскими, но все они, вольно или невольно, служили русской культуре. Затем естественным путём ушли и ученики. Теперь уходят ученики учеников. The rest is scilence.

Несомненно, какой-то шум и, как теперь говорят, "движуха" сохранятся. Что это будет? Что Вы думаете о творчестве Серебренникова? Вот так и думайте. Я лишь сообщу, что Кирилл Семёнович человек действительно талантливый и, строго говоря, хороший. Просто он не знает, для чего всё это нужно, его никто не научил - а взять подобные сведения "из себя" невозможно. Культура так не работает. Серебренников как символ это, возможно, лучшее, что можно ожидать от грядущей "движухи". Повторюсь: он талантливый. Он многое может дать актёру, хотя и не всегда понимает, зачем стараться. На уровне ниже всё много более подражательно, безчеловечно и печально.

Не все со мной согласятся. Говорят, однажды с Жаном-Луи Барро заговорили об упадке французского театра. Он ответил: "Какой может быть упадок, если я продолжаю играть?" Что ж... Ему можно было так говорить, а мне нельзя. Каждому приличествует своё.

Да, я знаю, что "silence" пишется без "c" после "i". Но не всегда.
El juez Garzón

Урок театра

Существует знание, естественно доступное актёрам и режиссёрам, но с определённым трудом усваиваемое людьми нетеатральными. Причём чем лучше образован человек, тем сложнее его путь к пониманию.

Одно и то же высказывание, состоящее из одних и тех же слов и произнесённое в одной и той же обстановке, обращённое к одной и той же аудитории, может быть и правдой, и ложью. Даже такое выражение, как "дважды два четыре". И дело не в том, что "в военное время значение синуса может достигать четырёх" - хотя и в этом тоже. Дело в том, что правда и ложь содержатся не в словах, а в человеке, их произносящем. Сами по себе слова могут быть составлены в любом порядке и означать что угодно.

Русский психологический театр основан на способности не лгать на сцене. Произносить при этом можно хоть "дважды два семь", но лгать нельзя. (Как? А вот так. Никто не говорит, что быть актёром легко). Театр европейский для обхода данной проблемы изобрёл приём "отстранения", авторство которого приписывают коммунисту Бертольду Брехту. Суть приёма состоит в том, что актёр выражает не предмет, а своё отношение к предмету. Отношение же дело личное; правдой оно быть не обязано. У русских так делать нельзя. Русские могут этому научиться, но не очень хотят.

Но какие приёмы не выдумывай, правда это правда, а ложь это ложь. Слова при этом могут быть одни и те же. Если лжец плохо подготовлен, то обычно в его словах возникает путаница, которая людьми логически мыслящими может восприниматься как признак лжи - и часто так и оказывается. Но путаться может и правдивый человек, а искусные лжецы часто выстраивают слова так, что придраться не к чему. Посему логика не всегда помогает при отделении зёрен от плевел. В нашей текстовой цивилизации это большой порок.

Как научиться отличать правду от лжи? Человеческое опознаётся только человеческим. Нужно самому быть правдивым. Тогда Ваша правда будет тянуться к чужой правде, и Вам будет много легче.

О логике также не следует забывать. Но логика лишь вспомогательный инструмент. Она хороша там, где Вы уже почувствовали фальшь и Вам нужно лишь подкрепить догадку аргументами. Также логика может навести на раздумья. Но принимать решение будет та правда, что есть в Вас. Если она есть.

Впрочем, иногда логика справляется и сама. Это бывает, когда лжецы апеллируют к Вашему ощущению правды. "Вы же действительно это чувствуете? - Да, я действительно это чувствую. - Значит, Вы должны поступить, как мы Вам говорим". В этом месте логика помогает сказать: "Эээ..." и улыбнуться, чего может быть вполне достаточно.
El juez Garzón

Вести с мест

"Жители и гости Владимирской области, просьба соблюдать режим полной самоизоляции и введенные профилактические и ограничительные мероприятия. В Петушинском районе до 30.04.2020 введен карантин".

Не знаю, где это - Петушинский район. Надеюсь, в живописной местности.

На улицах райцентра района Александровского людей лишь немногим меньше обычного, а автомобилей, похоже, больше. Люди в большинстве носят маски и респираторы, самых разных типов. Открылись некоторые непродовольственные магазины; заметил два цветочных и один строительный. А один хитро расположенный промтоварный и не переставал работать. Но на рынке торговцев нет; открыты только двери центрального павильона, где мясо. Возможно, для регламентных работ. Это не кажется мне логичным. Рынок ничуть не опаснее супермаркета, а, пожалуй, и побезопаснее - поскольку его невидимая рука совершает свои действия на открытом воздухе. Но владельцы сетевых лавок бездействием рынка должны быть довольны.

На мой непросвещённый взгляд, эффект "сглаживания пика" заболеваемости мог бы быть достигнут единственной мерой - всеобщим ношением респираторов, безо всего остального. Ну, может быть, ещё и запретом массовых мероприятий. Хотя если люди придут в театр в противогазах, большой беды от сего не будет. Разве что балерину в неподходящий момент "пробьёт" на хи-хи.

Рассказывают, что однажды А. К. Толстой и братья Жемчужниковы развезли по Петербургу заранее выкупленные ими билеты на театральное представление. Билеты они бесплатно раздали пожилым чиновникам, сказав, что тем от начальства полагается награждение. Чиновники были весьма признательны и в назначенный вечер собрались в зале. Но актёры не смогли играть спектакль, поскольку весь зал сиял. Зрители были подобраны по признаку отсутствия волос на голове.

Что бы мы ни думали об иных поступках отдельных лиц, не подлежит сомнению, что никакое рвение не может быть сочтено достаточным для блага и процветания Отечества. В качестве иллюстрации сей мысли предлагаю Вашему вниманию выступление человека, представленного министром МВД Уганды. Мне трудно гадать о судьбе РФ, но за Африку я теперь спокоен.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/519448.html.
El juez Garzón

Прекрасная Памина

В театре "Геликон-опера"; премьера их "Волшебной флейты" состоялась вчера. В миру - Елена Епихина.

Спектакль в целом состоялся на чувстве жанра. Чувстве радостного сказочного праздника. В том заслуга режиссуры, сценографии и костюмов. На спектакль можно и нужно водить девушек; особенно неискушённых в опере. Они будут смотреть во все глаза - и слушать, и восхищаться. Имеющихся небольших недостатков они и не заметят. И я не буду.

Скажу разве что лишь о "количестве" Папагено - определённо претендующего на степень главного героя. В том, возможно, вина либреттиста Эммануэля Шиканедера, который и исполнял сию роль на премьере 1791 года (о чём я прочёл в программке). Но зато когда Папагено пытается повеситься на... не буду рассказывать, на чём, то это прелестно.

Оркестр достоин похвал за точность исполнения и деликатность отношений с солистами.

В общем, рекомендую. А что что-то сделано "против текста" - да плевать.

Правда, этот блок спектаклей распродан, а следующий только в июне. Вот этого я не понимаю. Отгрохать такое действо - и ставить его в репертуар два раза в год? Это вандализм.

И да пребудет с вами Царица ночи.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/401539.html.
El juez Garzón

О безумии и его оправдании

Наверное, самое странное, сложное и, может быть, самое важное, что есть в русской культуре, это Чехов и Станиславский. Независимо друг от друга, но при этом вместе, эти двое влезли в такие дебри человеческой натуры, что от одного их вида можно испугаться и сбежать. А они влезли туда практически. Они сформировали психологически приемлемый для множества других людей рецепт путешествия в очень, очень странные места.

Чехов, взятый в целом, рассказывает о вещи, которую до него не говорил никто - по крайней мере никто из русских. (Если не брать романтизм как способ мировидения - но это, всё же, детская шалость по сравнению с тем, о чём говорил Антон Павлович). Чеховский человек это личность, которая силой обстоятельств избавлена от необходимости поступать, руководствуясь только лишь материальной, практической необходимостью. И, взяв такого человека, Чехов смотрит: а что он будет делать дальше? И у Чехова оказывается, что если человека одеть, обуть, накормить и вывести гулять, то человек начнёт сходить с ума. Он начнёт руководствоваться какими-то своими "тараканами в голове", а собрание таких людей сформирует более или менее причудливую картину, полную странных интриг и ничем не оправданных неизбежностей.

На курорте встретились два скучавших и сытых человека. Встретились, поимели секс. Пока всё в рамках физиологии. Расстались. А дальше: "Анна Сергеевна не снилась ему, а шла за ним всюду, как тень, и следила за ним". Как судьба. Как сумасшедший с бритвою в руке. Освободите человека от необходимости действовать в соответствии с прямой материальной выгодой, и вы освободите не самого человека, а его демонов. "Чёрных монахов" и тому подобное. А сам человек... А он там вообще есть? А он вообще есть?

Мир "Чайки" это мир безумцев. Из десяти героев (не считая работника Якова, который просто работает) восемь сходят с ума от любви. При них врач и завхоз. Это не дача, а больница. И вот данный материал попадает в руки Станиславского. Что делает Константин Сергеевич? Ставит спектакль о сумасшедших? Всё наоборот. Станиславский, опираясь на драматургию Чехова и ради прочтения драматургии Чехова делает вещь прямо противоположную. Он создаёт философскую театральную систему. Не техническую (техника - уже следствие), а концептуальную. Систему, в которой главным является оправдание. "Нет действия неоправданного". Чтобы какое-то действие (реплика) могла бы (имела бы право) состояться на сцене, по Станиславскому оно должно быть оправдано. Предысторией, другим действием - чем угодно. Оправдайте и покажите зрителю, почему этот человек сделал то, а не иное. Иначе вы просто не сделали свою работу.

Чехов приходит в театр с картинами мира, в котором люди управляемы неведомыми силами. Мир Чехова (абсолютного атеиста) это мир абсолютной мистики, взятой из глубин человеческой натуры. И, взяв этот мир, Станиславский строит на нём театр. Театр, в котором нет места чему-либо, выпадающему из ясно показанной причинно-следственной взаимосвязи. Чехов и Станиславский - две несовместимые противоположности, необходимые друг другу и создавшие единое целое.

Чехов и Станиславский подготовили русских к двадцатому веку. Чехов прямо сказал: "Смотрите, мир интеллигентных, мечтающих о добре людей это мир сумасшедших, не способных договориться друг с другом и обречённых на взаимное истребление и ненависть". Войницкий ведь чуть не застрелил Серебрякова, а Солёный просто убил Тузенбаха, как кролика. Чеховские люди, желающие добра для всех, настолько не способны даже просто разговаривать друг с другом, что нормой для них является лишь взаимное истребление. И никаких вариантов тут нет. Никаких выходов из конфликта у Чехова нет - ни одного. Станиславский взял этот мир безумцев и попытался в нём существовать - хотя бы как актёр. И пришёл к выводу, что принять мир таким, каков он есть, можно только через оправдание. Придумай сумасшедшему оправдание, и всё будет казаться тебе нормальным.

"Они выступили против Советской власти и совершенно по заслугам огребли". Часто встречающаяся формула "понимания" и "признания". На входе у нас событие, факт - кровавая вакханалия сумасшедших маньяков, руководимых только и исключительно "тараканами в голове". Этому событию даётся оправдание - причинно-следственная связь. И всё; человек думает, что решил проблему. Что так и надо.

Мир русских это мир чеховских героев, осознанных по Станиславскому. Нас научили, что мир полон невменяемых безумцев, и что их нужно оправдывать. Мы это и делаем.

А это не правильно. Правильно - руководствоваться чем-то, отличным от безумия. Прямым материальным интересом, например. Бизнес - это способ не сойти с ума и не начать оправдывать сумасшествие. Возможно, способ единственный, доступный обществу в целом. Да, опираясь на бизнес придётся пожертвовать "высокими убеждениями". По крайней мере, на определённом уровне взаимодействия. Но приглядитесь к этим "убеждениям" - они не сверхценные навязчивые идеи ли? И не является ли "свободный от материального" человек рабом своего безумия?

Правильное осмысление мира предполагает убеждение в том, что истина существует. Поэтому оправдания всевластию демонов нет. Представление о причинно-следственной взаимосвязи вещей необходимо. Есть только один способ избавить наш способ принятия мира от фатальной червоточины в виде способности принятия безумия как естественного. Это выведение критериев истины "за рамки" человеческого. В противном случае мы утонем в самих себе. А потом утопим друг друга в крови. Мы уже пробовали - посмотрите на XX век. И продолжаем пробовать. Представление о материальной выгоде как о важнейшем разумном способе первичной организации общества - лучшее, что у нас есть. Это единственный механизм, который может работать всегда и повсеместно. Да, этот механизм, в определённом смысле, бесчеловечен - как всякий механизм. Но в нашем случае это и является спасением. Спасением от нас самих.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/372966.html.