Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

El juez Garzón

О борьбе с Церковью

Какими-то странными путями я познакомился с некоторыми источниками, собирающими массу разнородных высказываний, в том числе документально подтверждённых. Все эти высказывания так или иначе дискредитируют Русскую Православную Церковь Московского Патриархата. При этом люди, ведущие сбор сведений для формирования упомянутых источников, вне сомнения, сами православные. Ссылок на источники давать не буду по соображениям деликатности. Распространение сведений, порочащих РПЦ МП, в лично мою задачу не входит.

Некоторое время я удивлялся: что такое? Внутри Церквей бывают разные конфликты. Но здесь я обнаружил настоящий поток разоблачений. И через некоторое время догадался: передо мной дело, ведомое старообрядцами. Люди они православные, но к другой православной же Церкви имеют неприязнь. И, фактически, заняты борьбой с нею.

Неприязнь старообрядцев к новообрядцам имеет давние и всем известные корни. К общеизвестному я могу добавить, разве что, данные саратовского краеведения: когда-то в Саратовской губернии было несколько старообрядческих монастырей, располагавшихся на реках Большой и Малый Узень. В середине XIX века эти монастыри были ликвидированы властями. Операция была войсковой и велась с применением артиллерии. Когда будете смотреть на картину, на которой изображено, как еврей руководит обстрелом Кремля из пушек, знайте, что ещё до того по местам, священным для русских, вело огонь российское правительство. "Единственный европеец", как мы знаем от Пушкина.

Правительство Российской империи разбивало пушечными ядрами ворота русских монастырей. Мы все понимаем, что эти операции велись в порядке установления того, "кто в доме хозяин", и недопущения бегства податного населения в области, капитан-исправникам не подвластные. Однако, если перед нами не борьба с Церковью, то что тогда?

Было бы любопытно сравнить масштабы жертв и разрушений, понесённых народом и Церковью в ходе борьбы старого и нового обрядов, с потерями, вызванными анти-религиозными действиями большевиков. И в процентах от текущей на момент событий численности населения. Историю пишут победители; в данном случае новообрядцы. Мы многого не знаем. Весь XIX век эта тема старательно исключалась из общественного дискурса. К примеру, о том, что при Николае Первом пороли солдат, а один генерал приказал затравить крестьянского ребёнка собаками, мы из классической русской литературы знаем. А вот слово "старообрядец" мне в ней не попадалось ни разу. Словно этого вообще не существовало. (Как мне указали в комментарии, здесь имеется пробел в моём образовании). О древних русских язычниках упоминать было можно, а о старообрядцах нет. Но что-то мне подсказывает, что большевики рискуют оказаться на втором месте.

Две Церкви ведут борьбу друг с другом. Казалось бы, при чём здесь атеисты?

Легко вспоминается выражение "воинствующий атеизм" и погром русской религии, организованный большевиками. Вот, вроде бы, и "атеисты подтянулись". Но если посмотреть на картину чуть пристальнее, нетрудно увидеть, что нет.

Борьба большевиков с религией проходила отнюдь не в формате идейного спора: "Бога нет! - сказал Остап. Есть! - сказали ксёндзы". Я позволю себе сказать, что и физическое уничтожение православных священников не было основной мерой борьбы с Церковью (хотя и было мерой совершенно для большевиков естественной). Убийства были, пожалуй, даже вредны для дела "воинствующего атеизма", поскольку создавали мучеников. (Но удержаться от этого своего удовольствия большевики не могли). Ключ большевицкой кампании в открытом, публичном разорении и разрушении церквей, разрубке икон, разбивании колоколов, вытряхивании на землю костей святых, вскрытии могил и так далее. Ключ в крике: "Ваши святые - просто кучки костей!" Ключ в действиях сакральных.

Большевики не просто воевали с русским народом - как Цезарь воевал с республиканцами во главе с Помпеем. Русских священников убивали не просто как политически неблагонадёжных людей - как Октавиан Август приказал убить Марка Туллия Цицерона. Большевики воевали с Русским Богом. С ним лично. Они оскверняли храмы Его, чтобы показать, что Он не имеет силы. Что Бог повержен. Не отвергнут, как излишняя сущность в научной картине мироздания, а именно повергнут - как Голиаф Давидом. Не сомневаюсь в том, что именно этот библейский сюжет вдохновлял значительную часть большевицкого руководства, как центрального, так и местного.

Большевики были, конечно, не атеистами. Атеисты не борются с Богом ввиду отсутствия такого соперника. Большевики были даже не безбожниками, а анти-божниками. Может быть, у них был свой Бог, но это мне неведомо. Не помню воспоминаний о том, как Троцкий читает Тору. На этот счёт у меня есть некоторые соображения общего характера, но их я надеюсь изложить отдельно.

Представим себе, что некие ненавидящие евреев люди захватили Иерусалим и сделали из Стены Плача писсуар. Наверное, это не потому, что им более негде отлить. Наверное, это для того, чтобы показать беспомощность еврейского Бога перед их Богом. А также чтобы растоптать достоинство евреев, унизить их, приучить их к мысли о метафизическом поражении - и тем самым о бесперспективности сопротивления.

Вот именно это еврейские большевики сделали в захваченной ими России. Именно это - а не распространение мифического "научного атеизма" - было их целью.

В сущности, большевики повторили библейский сюжет о борьбе Моисея с культом Ваала. В роли скрижалей - "Капитал" Маркса. В роли Ваала - Православие. В роли "золотого тельца" - "золотой телец", капитализм. В роли сорокалетнего хождения по пустыне и жизни впроголодь - социализм с 1917 до начала распашки Целины; те же примерно сорок лет голода. Результат, правда, "пшик". Но это другой вопрос.

Сюжет перед нами, как Вы понимаете, чисто религиозный.

Растоптать идолов одного бога, чтобы утвердить другого - есть ли более древняя модель меж-конфессиональных отношений?

Между тем, в сознании многих религиозных людей атеизм равносилен борьбе с Церковью и глумлению над святынями. Да простят они мои слова, но такой взгляд неадекватен совершенно. Атеисты не разрушают церкви и не воюют с Церковью. Для атеистов Церковь это клуб по интересам. Как кружок вязки макраме или общество поклонников Элвиса Пресли. Пока это не касается нас, атеистов, лично, мы смотрим на увлечения, подобные религии, как на... увлечения. Кто-то марки собирает, кто-то гладиолусы выращивает. Кто-то Христу поклоны бьёт. Нам-то что за дело до этого?

Да, я не люблю макраме. Желаете об этом поговорить? Пожалуйста. Но я никогда не приду в Ваш дом, не стану топтать Ваше макраме ногами с криком: "Посмотри! Это просто нитки!" С моей точки зрения это было бы поведением сумасшедшего. Или человека крайне религиозного, для которого топтание макраме или досок с картинами имеет сакральный смысл. То есть, действие абсолютно не атеистическое.

Моей целью является установление соответствия вещей и их названий. Надеюсь, мы с Вами сделали маленький шаг в этом направлении.

Спасибо.
El juez Garzón

Удивление постороннего

В ходе обсуждения двух моих недавних замечаний, посвящённых материализму религиозных взглядов и идеализму научного мировоззрения, я обнаружил, что существуют люди, относящиеся к Богу хорошо. Но при этом стремящиеся выгнать Его из нашего, материального, мира куда-то в "высшие сферы".

"А иди-ка Ты в свои эмпиреи! А мы уж тут как-нибудь, поматериалим, поиграемся с отражениями своих сознаний!"

Мешает Он им, что ли?

Даже я, старый атеист, был удивлён, дотоле наивно полагая, что для религиозного человека материальное присутствие Бога это, вообще-то, хорошо. Что каждый из них был бы рад оказаться четырнадцатым на Тайной вечере. Оказывается, многим приятнее мыслить Бога абстракцией.

Интересно, что представители мировоззрения научного не сочли нужным попытаться опровергнуть утверждение о своём идеализме.
El juez Garzón

Длинная рокировка материализма и идеализма

Комментарии, появившиеся в ЖЖ к моей позапрошлой записи, выявили её недостатки. Неверующим сложно понять предмет в моём изложении. Попробую сопоставить авраамический монотеизм и научное мировоззрение чуть более наглядно.

Вездесущий и всевластный Бог, Творец мира, имеет вполне явные материальные черты. Можно увидеть его спину. С ним можно бороться. Он может придти к нам богочеловеком, есть и пить вместе с нами. Его можно истязать, распять на кресте и даже убить (иудаисты и мусульмане не согласятся с последними деталями картины, но это не должно вызвать отрицания самого принципа материальности Бога). Можно вкушать плоть и кровь Его. Бог - Творец материального мира и сам материален. Более того; в известном смысле только Он и подлинно материален, поскольку является источником всякой материи.

Исходя из сказанного представляется логичным применять термин "материализм" к религиозному мировоззрению.

С законами природы всё иначе. Некоторые явления описываются законами Ома. Мы не можем проследить материальной взаимосвязи между этими законами и конкретными физическими объектами, поэтому понятие управления в материалистическом смысле здесь неприменимо. Тем не менее, очевидная описательная продуктивность законов Ома свидетельствует, что между ними и материальными объектами существует какая-то взаимосвязь. Отследить эту взаимосвязь как сущность мы не можем, поскольку законы Ома как таковые не имеют материального воплощения. Нельзя измерить их массу и температуру. Им нельзя умастить волосы маслом мирры и приготовить их к погребению. То, что наука понимает под законами природы, представляет собою мир идей в чистом виде. Материального воплощения у идей нет, но при этом каким-то непонятным (чудесным?) образом они влияют на материальный мир, определяя его движение и преобразования.

Исходя из сказанного представляется логичным применять термин "идеализм" к научному мировоззрению.

Два идейных течения длительное время приучали нас к обратному соответствию вещей и их названий. Это религиозная метафизика и диалектический материализм.

Первая делала утверждения о существовании так называемых чудес. То есть, о некоей над-материальной деятельности Бога. Честно говоря, я даже не могу себе представить, для чего говорить о чудесах людям, у которых в каждой спальне над кроватью висит Распятие, свидетельствующее о материальной сущности Бога. Зачем выносить Бога "за скобки" материального, если Он это материальное породил?

Если некое событие или явление инспирировано (сотворено) Богом, но при этом выходит за рамки привычных для людей представлений, для чего именовать такие вещи чудесами, то есть чем-то, выходящим за рамки материального? Бог материален, поэтому превратил материальную воду в материальное вино. Да, это необычно. Но необычно для нас, поскольку мы не боги. А по сути это нормальное материальное явление. Весь материальный мир есть такое явление. Понятие чуда просто излишне для религиозного мировоззрения (как я его, в меру своих скромных сил, понимаю).

Следует признать, что религия основательно запутала нас относительно своей сущности. Полагаю, впрочем, что это было сделано непреднамеренно, лишь в силу удивления непривычным. Что касается диалектического материализма, то это направление псевдо-философской мысли вводило нас в заблуждение намеренно - даже там, где само ошибалось.

Я не знаю, пришло ли время для этого. Но принципиальная возможность исправить практику применения двух понятий, "материализм" и "идеализм", существует.
El juez Garzón

Понимания пост

Но вообще злобу и досаду религиозников на сложившуюся ситуацию понять можно. Какой-то вирус; не хотя бы жучок и не червячок, а просто кусочек РНК в мешочке. Фитюлька - даже без петербургской физиономии и без костюма. И вдруг - все народы мира преклоняют перед ним колена свои, трясутся в страхе и воздерживаются от суетного. Всё это складывается практически мгновенно; за несколько недель.

Так бы перед Христом преклонялись и такой бы Божий страх имели. Но ведь даже ни капельки. И это после двух тысяч лет проповеди.

Какой-то вирус (вирус! переходная форма к неживой материи!) в два счёта отобрал у Бога храмы Его. Даже сам того не желая. Никакие воинствующие атеисты и рядом не стояли по эффективности.

Таков реальный рейтинг религии в нашем закозюльном мире. И это "гамбургский счёт"; с ним не поспоришь. Остаётся только злиться и досадовать. Нормальная человеческая реакция.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/518179.html.
El juez Garzón

Богословский вопрос

Будучи атеистом, я едва ли могу разрешать богословские вопросы так, как это делают верующие. Для меня богословие это область культурологии, изучающая взаимоотношения мифологических продуктов человеческой психики. Допускаю, что в чём-то мой подход может быть более продуктивным, чем у верующих богословов, по крайней мере в части взаимосвязи богословия с культурологией и обществоведением. Однако нахожу вполне очевидным, что не будучи погружённым в предмет, не имея того, что верующие называют своим мистическим опытом и что вполне может быть необходимым для постижения экзистенции носителей проблем, я имею весьма скромные шансы на успех в понимании ряда важных принципов.

Тем не менее, ставить богословские вопросы я, как мне кажется, вполне могу - как их может ставить любой ребёнок.

Теперь, когда я описал границы собственной компетенции, собственно вопрос.

Collapse )


Обновление.

Автор текста, побудившего меня задать богословский вопрос, opervzakone, наша возможность развёрнуто ответить мне:
https://opervzakone.livejournal.com/457746.html#t13853458.
За что я ему весьма признателен.


Текстовый редактор автоматически испортил мне весь текст. Я восстановил текст, но, наверняка, с ошибками и искажениями. Извините. 
,



Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/516693.html.
El juez Garzón

Богословское

В Откровении Иоанна Богослова нигде не говорится о толпах блоггеров, утверждающих: "Седьмая печать - фейк мирового масштаба", и тому подобное.

Либо Иоанн забыл о такой пикантной подробности, либо Время ещё не пришло.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/515979.html.
El juez Garzón

К русской нации

При весёлых князьях-Рюриковичах, в домонгольский период, государство как институт развивалось на русских землях с теми же целями и в той же логике, что и в Европе и, наверное, во многих иных областях мира. Государство было прямым средством обеспечения благополучия князя и его дружины, а также поддержания их военной силы. Если при этом государством решались какие-то задачи, на первый взгляд выходящие за означенные рамки, то и их можно рассматривать в том же контексте. Так, судебное право функционально являлось внутренней должностной инструкцией аппарата княжеской власти, а не кодификацией естественно складывавшихся отношений - хотя в конкретных правовых положениях и могли учитываться обычаи, не шедшие вразрез с интересами нобилитета. В те времена для русских было всё равно, как зовут их князя: Ярослав, Святослав, Изяслав, Судислав или, допустим, Вильгельм-завоеватель. Смысл государства во всех случаях оставался весьма далёким от потребностей народа.

Во время становления Московского княжества в отношениях русских и государства произошла революция, по всей видимости, предвосхитившая возникновение национальных государств в Европе и Америке в конце XVIII-XIX-XX веках. В рамках вассальной зависимости от Орды выдающимися скоординированными усилиями русские построили себе государство-убежище, имевшее целью физическое сохранение, выживание русского народа. Будучи до-капиталистическим и до-промышленным, данное государство решало многие задачи методами древними, в частности религиозными и псевдо-феодальными. Так, национальная самоидентификация русских, развивавшаяся в противовес самоидентификации в рамках отдельных феодальных образований, то есть единство, противостоявшее раздробленности, выработало формулу принадлежности русских царю - формально лишь первому из феодалов. Тогда, как смыслом данной самоидентификации было, несомненно, обозначение принадлежности к государству-убежищу всех русских. Национальная по сути идея в отсутствие более подходящих мыслительных конструкций обращалась к формам, ей явно концептуально противопоказанным, однако хоть как-то работавшим "на безрыбье".

Нет сомнений в том, что если бы русские не сумели создать более или менее единое национальное государство вокруг Москвы или иного центра, то они исчезли бы, не будучи способными противостоять внешним угрозам совокупной силой. Русских растаскали бы по рабским рынкам крымцы, запороли бы как холопов ляхи, низвели бы до положения эстов и латов остзейские немцы. К XVII веку католическая Восточная Европа непосредственно граничила бы с осколками Орды, населёнными разнообразными мусульманами со следовыми остатками русских и финно-угров.

Русские сумели создать национальное государство, не имея подходящего для этой работы меметического аппарата. Наши предки делали вещи, которые они не умели правильно назвать. По каким-то причинам в те времена русская интеллигенция не смогла сформулировать отличия национальной идеи от примитивной абсолютизации феодальной государственной практики. Возможно, так случилось вследствие отсутствия обмена идеями с отсталыми тогда от России Европой и Востоком, а также из-за извращавшего всякую созидательную мысль воздействия религии. По крайней мере, когда национальное строительство началось в Европе и Америке, оно происходило, во-первых, примерно в одно время во многих странах, что позволяло интеллигенциям различных наций обмениваться идеями и оценивать себя со стороны, рассматривая чужой опыт, а во-вторых сопровождалось резким ростом анти-религиозных настроений, дошедших до провозглашения "смерти Бога". Русские, начавшие свой национальный путь столетиями ранее, были окружены со всех сторон архаичным "вассальным" сознанием и мракобесием и, увы, сами погружены в них. Поэтому создать национальное государство русские смогли, а понять, что они создали, увы, нет.

Но создать национальное государство русские сумели, и именно за него в начале XVII века сражались с польским вариантом Вильгельма-завоевателя - за страну русских, предназначенную для русских.

К сожалению, отсутствие национального сознания при интуитивно найденной национальной практике привело к постепенному разложению русского национального государства. Начало тому дал, по-видимому, великий Государь Иоанн IV, защитивший русскую нацию от угроз со стороны осколков Орды, но, увы, положивший начало практике дискриминации русских в пользу пришлых - в данном случае татарских мурз. Позднее эта практика обеспечения лояльности меньшинств была продолжена с немецкими колонистами, с украинцами, а позднее и в рамках всей советской "многонационалии". Продолжается эта практика и сейчас.

В результате в наше время русские находятся в состоянии, которое приблизительно соответствует положению дел, каким оно было бы без русского единства, без победы князей Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина при Молодях, без Большой засечной черты и поместного ополчения. Тело русского народа раздирается на части иноплеменниками; ислам наступает, от Казани, Северного Кавказа и Средней Азии захлестнув уже и Москву. При этом самосознание многих русских, увы, находится во всём том же плену феодально-религиозных представлений о мире и обществе. Русские возвращаются мыслями к своему бывшему когда-то, защищавшему их когда-то национальному государству, и в его политической и общественной жизни видят лишь стандарты седой старины, совершенно не соответствующие технологии построения нации, какой она была выработана за последние 250 лет усилиями европейской цивилизации. Этот недостаток русского мышления активно используется врагами русских для их демонизации.

Наше прошлое было великим и прекрасным благодаря деяниям наших предков. Но, как это ни странно, не благодаря тому, как наши предки сами описывали и обосновывали свои деяния. "Царецентричное" и православное мышление многих русских это памятник соответствующей эпохи, но никак не билет в будущее. Русским необходимо принять цели, ради которых они стояли когда-то на реке Угре, и описать их современным понятийным аппаратом, избегая противной национальному строительству архаики. Более того - учитывая путь, который прошли национальные государства со времени своего возникновения, русским необходимо идти впереди прогресса в данной области. Иначе нас всё время будут бить за наше архаичное, отказывая нам при этом в нашем национальном.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/507161.html.
El juez Garzón

Эволюция божественного

Когда-то были боги Агамемнона, Ахилла и Гектора.
Был Бог Заратустры.
Были боги Платона.
Был Бог Авраама и Исаака.
Были Боги Спинозы и Фомы Аквината.
Был Бог Лютера.
Был Бог протопопа Аввакума.
Был Бог Достоевского и Бог Льва Толстого.

А теперь у нас бог Клишаса. И вот вам.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/500060.html.
El juez Garzón

О подлинной иерархии ценностей

Уважаемый palaman, спасибо ему, познакомил меня с дотоле неизвестным мне стихотворением, которое я нахожу превосходным.

Вот оно:

Хорошо, что нет Царя.
Хорошо, что нет России.
Хорошо, что Бога нет.

Только желтая заря,
Только звезды ледяные,
Только миллионы лет.

Хорошо - что никого,
Хорошо - что ничего,
Так черно и так мертво,

Что мертвее быть не может
И чернее не бывать,
Что никто нам не поможет
И не надо помогать.

Автор стихов русский поэт Георгий Иванов. Эти строки он написал в 1930 году, в эмиграции.

В этом тексте оговариваются три ключевых понятия:
1. Бог.
2. Царь.
3. Россия.

Эти три явления можно выстроить в иерархию. Стандартная мифология предполагает, что иерархический порядок при этом будет совпадать с порядком их перечисления. Я постараюсь показать, что на деле порядок является обратным - сначала в нём идёт Россия, потом Царь, и третьим Бог.

При первом же взгляде на вышеприведённое стихотворное произведение очевидно, что оно написано человеком, потерпевшим поражение и принявшим таковое. Действительно, с 1917 года России не существует; это объективный факт. Иванов признаёт этот факт и выстраивает свои отношения с ним. О сём и стихи.

Поражение состоит в том, что большевики убили Россию. Но ведь остались ещё Царь и Бог; разве нет? Если эти две категории первичны по отношению к категории "Россия", то поражение является частичным и временным. А Иванов пишет так, словно всё погибло и восстановлению не подлежит.

Да, Царя большевики убили. И Цесаревича убили, и много царских родственников убили. Но представим себе, что мы не русские, а французы. Короля убили; и что? "Ле руа э мор; вив ле руа!" Не один, так другой. Не из Парижа, так из Наварры. Откуда-то да возьмётся; свято место пусто не бывает. При французском подходе к делу остаться без Царя невозможно. А что мешает нам последовать примеру французов?

Но если убит не король, а Франция, то кричать про "руа" бесполезно - даже, если сам руа жив и кушает персик.

Убийство России убило и Царя. Смерть конкретного человека лишь символически (и, для кого-то, подозреваю, мистически) завершила похороны.

Теперь о Боге. Здесь у нас есть два варианта. Первый: убийство России и Царя убило и Бога. Второй: Бог первичен по отношению к Царю и России, и с ним ничего не сделалось.

Если мы выбираем второй вариант, то для нас нет особой проблемы в гибели России - ведь сохранилось нечто куда более важное, а смерть России может быть даже соответствует замыслу Его. То есть, смерть есть, а поражения нет. Россия исчезла, но остались созданные Богом рассветы и звёзды, остались Вечность и созерцание Божественной мудрости и славы. И тогда - милости прошу во вторую строфу стихотворения. С вами ваши миллионы лет и мириады звёзд. А Россия - всего лишь преходящее земное событие; что о ней горевать?

Любопытным образом в стихотворении Иванова есть всё, все варианты. И если второй вариант Вас не устраивает - кажется слишком мрачным, например - это означает, что без России Бог Вам не нужен. И тогда придётся признать, что в иерархии ценностей первична Россия; Царь важен постольку, поскольку он нужен России, а Бог - постольку, поскольку он нужен Царю. Как оно и есть на самом деле, и как это описал Георгий Иванов.

Я нахожусь в одинаковом положении с Ивановым. У нас обоих большевики отобрали всё. Он жил в эмиграции, а я живу в оккупации; вот и вся разница. У Вас, если Вы русский, они тоже отобрали всё. Если вы советский, то и к вам это относится, просто вы этого не понимаете.

Если нет России, Царь и Бог бесполезны. А если лично для Вас Бог есть основа всего, то что Вам Россия? Радуйтесь жёлтым рассветам и холодным звёздам, и прочим Божьим творениям. Россия для Вас лишь суета. "Земное царство пришло и ушло, и много их придёт и уйдёт, а Царство Небесное пребудет вовеки".

Хорошее стихотворение. Я люблю такие.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/496058.html.
El juez Garzón

Верно об атеизме

Нередко об атеизме говорят несусветную чепуху - наподобие утверждения: "Атеизм это вера в то, что бога нет". Но иногда говорят и дело. Например:

"Последовательный атеист воспринимает смерть, как высшую защиту. Как причину, по которой с ним ничего нельзя сделать без его согласия. То есть в крайнем случае он ВСЕГДА может выбрать смерть и прекратить творящееся. Выбор между тем, что может однажды предложить ему жизнь.. в лице сколь угодно мощного зла, (от которого у него нет защиты в виде всемогущего Бога) и смертью - он всегда с ним. Смерть, которая есть небытие - тот самый актив, который невозможно отнять.

Именно поэтому любая концепция, при которой смерть у него отнимают - оставляет атеиста с произволом никак не контролируемых им сил НАВСЕГДА беззащитным. Любое предположительное "хорошо" там, будет тем "хорошо", начало, продолжительность и конец которого атеист никак не может контролировать. "Хорошо" - лишенное главного выбора, прекратить оное, это и есть УЖАС. Для человека в его форме, которая по сути заточена на самореализацию через преодоление, через решение все более сложных задач, востребующих все его качества по максимуму, такой ужас будет хуже небытия. И последовательный атеист это чует печенкой".

Взято здесь по наводке ivanov_petrov.

Как атеист, могу вполне подтвердить: меня совершенно не устраивает именно концепция бессмертия (души или чего-то ещё; не суть важно). Бессмертие это совершенно неоправданный риск. Более того, Бог это тоже совершенно неоправданный риск. Почему так, я думаю, понятно. Уж лучше умереть... Впрочем, всё сказано до меня:

"Умереть, уснуть -
И только; и сказать, что сном кончаешь
Тоску и тысячу природных мук,
Наследье плоти, - как такой развязки
Не жаждать? Умереть, уснуть. - Уснуть!
И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность;
Какие сны приснятся в смертном сне,
Когда мы сбросим этот бренный шум..."

Вы хоть догадываетесь, что с вами там станут делать? Причём вечно. Стоит ли так рисковать, ребята? Уж лучше гарантированное небытие.

Конечно, мы сейчас говорим только о внутреннем убеждении, дающем то или иное стабилизирующее психику ощущение. Я весьма далёк от идеи, что наше мнение по вопросу религии влияет на нашу посмертную судьбу, если таковая вообще есть. "Каждому дано будет по вере его" это лишь психологический трюк. На самом деле колёса, какие бы они не были, крутятся, не спрашивая о наших волнениях. Будь иначе, будь этот мир ориентирован на работу с нашей психикой, всё было бы иначе. Об этом когда-то хорошо писал уважаемый greenorc, сравнивая наш мир с идеей "Нарнии".

Любопытно, что в гарантированном исчезновении есть своё метафизическое утешение. Исчезнет всё - светила, галактики и даже "чёрные дыры". Всё квантово испарится. Ничто не избегнет разрушения. Человечество погибнет много ранее. Нет нужды переживать и волноваться о неизбежном. Следует заниматься своими делами.

И именно поэтому есть смысл ценить жизнь. Именно потому, что за ней ничего не будет. Хрупкость и конечность жизни делают её бесконечно ценной и достойной любви и уважения.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/495174.html.