Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

El juez Garzón

Большевизм как религия

Цитата:

"Большевизм пока мало кто постигает в его мистической глубине. Это - исступленная и фанатичная новая Вера, перед которой лжевера талибов или бесовщина нациков или извращенчество либерастов ничтожны."

Конец цитаты. Источник.

Не могу сказать, что я постиг большевизм во всей его мистической глубине (слава Богу). Однако уже давно не сомневаюсь в том, что большевики, помимо всего прочего, что можно о них сказать, это секта религиозных фанатиков, которые боролись не просто с Россией и с русскими, а с русской Верой, с русским Богом. Их "атеизм" с разрушением церквей, осквернением православных святынь и массовыми убийствами священнослужителей был борьбой с враждебной им религией, а не проявлением несуществующего "воинствующего безбожия". Убийства ими русских, от Царя до простого крестьянина, были человеческими жертвоприношениями, не знаю кому и не хочу знать. Их обрядовая деятельность содержала оккультные ритуалы и создание храмов. Их светская общественная работа сводилась к целенаправленному совращению "малых сих, верующих в Меня". Они не безбожники, а религиозные богоборцы, мистики и "чёрные" маги.

Теперь состарившийся большевик второго или третьего поколения Скурлатов, в преклонном возрасте испугавшийся смерти и возжелавший вечной жизни от компьютерной системы, выбалтывает простые и очевидные вещи. Конечно, он делает это с пафосом спасителя міра (кто бы сомневался).

Ещё цитата из того же текста:

"первым русским христом стал мой вероятный предок павловчанин Иван Тимофеевич Суслов (похоронен в 1716 году в Москве в Ивановском монастыре близ Солянки)"

Этот большевик у нас, оказывается, "потомственный христос", или что-то в этом роде. Не знаю, что он под этим имеет в виду, но уверен, что ему страшно, и он бросает "в кучу" всё "мистическое топливо", чтобы "сжечь свой страх". Предка вот приплёл.

"Правоверные", блядь. Извините за выражение.
El juez Garzón

В защиту Апостола Фомы

Из советской культурки у меня осталось ощущение, что над Апостолом Фомой принято подхихикивать; "Не поверил", дескать. Возможно, подобное отношение только в советской культурке и бытовало; не ведаю. Замечу лишь, что скепсиса в отношении одного из одиннадцати не разделяю.

Нельзя сказать, что Фома не поверил Христу и в Христа; Ему-то он, как раз, поверил. Фома не поверил словам людей, и я из своего временно́го и ментального далека полагаю, что не поверил на самом деле, инстинктивно. Человеком он был взрослым и опытным; тех, с кем говорил, он знал. Но в серьёзном деле инстинкт взял верх.

Почему? Уж не был ли он по природе маловером? Едва ли; он мог верить и знал, что ему для этого нужно. Так и объяснил собеседникам, и стало по его словам. "Верилка" у него не просто работала, но "по инструкции".

Я думаю, что просто ему очень много лгали. Лгали по мелочам и в главном. И он вообще не верил словам. Вот пойти и потрогать - это дело; а что там кто-то наговорил, это лишь повод поднять свои чресла и проверить. Если ты вырос в окружении или под началом людей, которые лгут как дышат, ты неизбежно привыкнешь всё проверять. Я бы сделал Фому небесным покровителем факт-чекинга. Дела, на мой взгляд, богоугодного.

Как бывший (надеюсь) советский человек, я Фому очень хорошо понимаю.
El juez Garzón

Воланду от Берлиоза

В вопросе о богах, анти-богах (дьяволах) и всех концептуально схожих сущностях есть два принципиально разных способа разсмотрения предмета - как культурного феномена и как объективной реальности, данной нам в мистическом опыте (что бы мы под объективностью не подразумевали). Эти два способа разсмотрения фактически дают взгляд на два разных предмета, хотя и, гипотетически допустимо, связанных между собой. Разговор о мистической части человеческой культуры с одной стороны безконечно обширен благодаря объёму материала, а с другой стороны довольно прост методологически. В определённой традиции эта простота может приниматься за решение самого вопроса о мистических сущностях в целом. Дескать, мы выяснили, что определённые вещи являются продуктом культуры, и на этом можно успокоиться и заняться распределением путёвок в Крым. С практической точки зрения это удобная позиция, позволяющая прекратить любой надоевший разговор, однако строгий взгляд должен обнаружить, что это всё же упрощение, и что само существование представления об объективной реальности, что бы мы под ней не подразумевали, допускает мистические гипотезы, выходящие за рамки культуры.

Будет прав тот, кто отметит, что в данном случае мы говорим о пространствах, возникающих в процессе человеческого мышления, что бы мы под этим явлением не подразумевали. То есть, разум, в самом широком смысле, неизбежно изучает самого себя, а не реальность за своими пределами, которые ещё неизвестно существуют ли. Природа, если она существует, не обязана наполнять смыслом наши фантазии и любые закоулки человеческой прихоти. Если же она не существует, то вопрос о принуждении её к существованию разумом отпадает сам собой, и тогда солиптическая концепция оказывается безпредметной.

Тогда остаётся допустить, что разум есть локальное явление чего бы то ни было, то есть существование объективного мира, В объективном же мире может существовать всё что угодно; почему бы и не мистические сущности?

Если считать, что мы разобрались с возможностью постановки вопроса, то перейдём к самому вопросу. Предположим, что Бог и Дьявол существуют. Откуда они могут узнать, что они именно Бог и Дьявол, а не владелец фермы и не его работник, поссорившийся с ним и ушедший на хутор на вольные хлеба? Что даст им масштабную линейку для самоосознания? Логика: "масштабную линейку даст им наличие сущностей меньшего размера" на очень впечатляет; "бог муравьёв" это как-то скромно. Логика: "акт творения убедит Бога в его божественности" загонит Бога в солиптический тупик.

Здесь мы приходим к вопросу: "Как вообще можно осознавать себя кем-то; если не в порядке сравнения?" Поставить вопрос ещё не означает разрешить его.
El juez Garzón

О наблюдаемой теократии

Современную россиянскую реальность описывают по-разному. Один из способов это указание на теократический характер россиянского государства.

Основной постулат Веры этой теократии известен в изложении путинцев как: "Путин есть Россия", в вариантах: "Если не будет Путина, не будет России", "После Путина будет Путин", и так далее. Путин выступает как Творец России. Россия в этой мифологии есть Царство Добра, ведущее прямиком в Рай ("Они погибнут, а мы в Рай попадём", как, приблизительно, сказал сам Верховный жрец самого себя). Слово "Россия" используется именно потому, что оно обозначает нечто в реальности с 1917 года не существующее, во что, необходимо, однако, верить, что оно "вокруг нас" - полный аналог "Царства Божьего". Партия "Единая Россия" это Церковь свидетелей Творца России. Россия в рамках данной религии это Добро, поскольку противостоит Вселенскому Злу. Как у адептов этой религии сочетаются ненависть ко Вселенскому Злу и стремление вывозить туда из Добра деньги, я не могу объяснить. Религия вещь иррациональная. Но при этом рациональная. Вот так, одновременно. Это абсурдно, но работает. Может быть, они считают, что деньги это зло, поэтому их место в путино-противном Лондоне?

Несложно догадаться, что якобы официальная религия РФ, православие, не является истинной религией в этом государстве, ибо нельзя молиться двум Богам, Христу и Путину, и далее по известному тексту. Все "официально признаваемые" религии РФ - православие, ислам, буддизм и иудаизм (митраизм официально не признан) - это "религии для бедных", не являющихся членами ЕР. Их существование допускается, поскольку не могут же все быть членами ЕР и претендовать на соответствующие должности. "Религии для бедных" должны существовать для того, чтобы толпы нищих не ломились в "религию для богатых" (хотя низшим слоям и позволяется издалека любить Путина). Таким образом возникает сложное много-конфессиональное пространство, в котором, однако, есть один Аллах Владимирович, а всё остальное дозволительно в рамках домашнего хозяйства. В известном смысле подобная много-конфессиональная структура является "духовной Империей", в которой есть "Бог Богов" (эквивалент "Царя Царей"), и есть вассалы его. "Бог Богов" может принимать лик любого из подчинённых Богов (адептам "младших" религий дозволительно думать, что это их Бог принимает лик Путина, чтобы наградить их за усердие в Вере). Таким образом (всегда есть "старший", который "свой", но находится "над схваткой") значительно снижается вероятность и частота религиозных конфликтов - что безусловно хорошо.

Опытный богослов или историк религий легко заметит неразвитость догматики и ритуальной сферы религии путинизма в сравнении с лучшими мировыми образцами. Но с практической точки зрения это не вредит делу. Скорее напротив, помогает, позволяя религиозным деятелям значительную степень произвола в толковании догматов по мере необходимости. Хотя обыкновенно религиозные вопросы путинизма решаются легко, в рамках концепции "чин чина почитай". К примеру, Апостол Ротенберг получил контракт - почему? Потому, что Апостол. А Вы Апостол? Нет. Вот Вы и не получили контракт. Всё просто и ясно.
El juez Garzón

К философии богословия - 2

В предыдущем тексте было отмечено, что неизбежность изменения материального мира при наблюдении делает несовместимым существование присутствующего всюду (всеведущего) материального наблюдателя и материального мира. Поэтому наблюдатель должен либо быть нематериальным, либо ограничить своё наблюдение отдельными пунктами - перестать быть всеведущим, что является явным ограничением его силы. Таким образом, возникает противостояние между абсолютной материальностью и абсолютным всесилием. Чем больше материальности, тем больше всесилия, и наоборот.

Представленная выше дихотомия по умолчанию предполагает существование наблюдателя, который, с логической точки зрения, может быть или не быть повсеместным и материальным. Однако гипотеза существования наблюдателя не единственная; возможно существование без созерцания. Можно быть абсолютно материальным и при этом всесильным в материальном мире, но за счёт отказа от статуса наблюдателя. Применительно к Творцу это равносильно концепции "Материальная Вселенная есть тело Бога, лишённое сознания". В этом случае Богу присущи материальность, вездесущность и всесилие, но не присущи созерцательность и всеведение. Как мне кажется, эта гипотеза внутренне непротиворечива.

В развитие этой гипотезы можно предложить две гипотезы сознания. Согласно первой из них сознание нематериально, то есть вне-божественно, то есть сознающий выходит за пределы Бога. Согласно второй из них сознание материально и представляет собой набор отражений, причудливый узор на стекле. Обе гипотезы хорошие.
El juez Garzón

К философии богословия

В XX веке с лёгкой руки физиков распространилось убеждение, согласно которому наблюдатель неизбежно влияет на наблюдаемый объект. Если наблюдатель собрал кванты света в свой вооружённый либо невооружённый глаз, эти кванты далее не летят, то есть в результате измерения мир изменился.

Представим себе вездесущего материального наблюдателя. Вследствие его активности Вселенная вообще не сможет существовать. Он нам всю рыбу распугает все кванты переловит. Поклонникам вездесущности государства и тотального планирования в этом месте стоит задуматься, не кретины ли они.

Получается, что вездесущий наблюдатель не может быть материальным. Это утверждение не запрещает гипотезу нематериального вездесущего наблюдателя. Однако оно накладывает на него весьма серьёзное ограничение. Наблюдатель уже не сможет быть каким угодно, а именно материальным.

Таким образом, концепция вездесущности противоречит концепции всемогущества. Нельзя достичь обеих характеристик одновременно, по крайней мере полностью. Это своего рода принцип неопределенности Гейзенберга, только в богословии.
El juez Garzón

Самое удивительное

Самое удивительное в мире людей это то, что они, узнав всё и поняв всё, повторяют одно и то же с тем же результатом, и так из тысячелетия в тысячелетие - и зная, что идут вслед за множеством заблудших, идут туда же.

Все мы знаем эту цитату из кинофильма, ранее повторённую за Тарантино в книге Иезекииля:

"Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей. Блажен тот пастырь, кто во имя милосердия и доброты ведёт слабых за собой сквозь долину тьмы. Ибо именно он и есть тот, кто воистину печётся о ближнем своём и возвращает детей заблудших. И совершу над ними великое мщение наказаниями яростными, над теми, кто замыслит отравить и повредить братьям моим. И узнаешь ты, что имя моё Господь, когда мщение моё падёт на тебя."

Заменяем "праведника" на "революционера", "Господа" на "законы истории" (или на "прогресс", "естественный отбор", "волю возставшего класса", по вкусу), "мщение" на "классовую борьбу". Получаем известно что.

Учитываем, что эти ребята действуют, по их глубокому убеждению, "во имя милосердия и доброты". И никто из них не напишет на своём бумажнике честное: "big motherfucker". Заменяем обратно "революционера" на "праведника", "законы истории" на "Господа", "классовую борьбу" на "мщение". Нечего поганить классику; всё равно идеал не улучшить.

Добавляем другие цитаты:

"Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца" от Соломона (берите только от Соломона, не "Хайнц");

"Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем" от Екклесиаста.

Смешиваем, но не взбалтываем. После употребления думаем о наиболее благоприятных способах инвестирования с учётом полученных сведений.

Одни люди идут всё теми же путями для того, чтобы другие могли увидеть это, предсказать и правильно вложить свои деньги.
El juez Garzón

Коротко о марксизме

Мне порекомендовали это видео средней длины. Благодарю за рекомендацию. Это хороший обзорный ликбез, можно использовать.

Не всё сказанное идеально. Так, наблюдение, что общество подвержено разслоению, не является прерогативой марксистов, а известно столько же, сколько существует само общество. Разве Гомер не знал, что есть цари, подданные и рабы? Впрочем, это мелочь, быть может вызванная краткостью лекции. Более интересно другое. Разсказ предлагает консерватизм как надёжную защиту от марксизма, но это, увы, не так - хотя это и распространённая точка зрения. Ленинцы прекрасно использовали консерваторов (старообрядцев, сектантов, мусульман) для разрушения консервативно-либерального российского общества начала XX века. Движение американских негров в значительной степени исламизировано. Марксисты умеют сталкивать людей лбами (собственно, это единственное, что они умеют, зато в этом им нет равных). Общины консерваторов обладают ограниченным кругозором и ощущают себя "в кольце врагов", поэтому безнравственным людям несложно натравить их на своих противников. Марксисты вскрывают консервативные сообщества, как морская звезда раковины. Консерваторы, увы, не защищены от манипуляций. Так, в современной РФ православный консерватизм используется для "продвижения" монархической идеи. Сами по себе православные монархисты, скорее всего, желают русским добра и процветания, однако их идея сводится к марксистскому тезису: "Русским воли не давать", в частности: "Русский парламентаризм это зло". Меня это удивляет: если не доверять народу, то кому тогда? Бог всё сделает? А люди на земле для чего? Молиться? Молиться можно и на небесах; были бы Богу нужны молитвы, Он разместил бы нас сразу там. На земле-то мы зачем? Может быть, чтобы что-то сделать, а? Так, может, попробуем? Соберёмся, обсудим что именно, нет? Делать на этой земле Вы что-то собираетесь, или только искать пути удрать отсюда на Небо? Впрочем, спорить по существу этого богословского вопроса можно долго, но очевидно, что в нашей чекистской стране марксисты просто заткнули бы рты русским монархистам, если бы не считали, что те "льют воду на их мельницу". Марксизм улавливает любой ветер, дующий в его паруса, и лихо ставит снасти. Это они умеют.

Марксисты ловят любой ветер, кроме одного. Они поддерживают всех "угнетённых" против всех "угнетателей", независимо от реальной степени угнетённости. Поддерживают всех кроме русских. Но почему так? Русские угнетены, поражены в правах, их земля оккупирована. Почему марксисты не поддерживают прогрессивное национально-освободительное движение русских? Непонятно. Марксисты могли бы поддержать стремление русских освободиться от марксистов, и... Ой. Ну, да. Что это я спрашиваю?

Это даже немного смешно. Но не так смешно, как кстати опубликованное высказывание salery, которое чудо что такое. "Не бойтесь марксизма - он порождение "белой" расы и исчезнет вместе с ней". Ну, да. Выполнит свою задачу и исчезнет. А Украина это русофобский проект, и исчезнет вместе с русским народом. Что чрезвычайно утешает. Можно спать спокойно.
El juez Garzón

Религия это

долгий путь туда, где ты уже находишься.

Данное высказывание не является протестом против религии. Было бы глупо говорить человеку: "Ты сюда не ходи, тут плохо", если ты сам здесь и уходить не хочешь. А места всем хватит.

Можно сказать человеку: "Не спеши, ты уже пришёл". Если поверит - хорошо, если не поверит, значит верит чему-то ещё. Хочется ему идти, пусть идёт. Может, он пешеход по жизни.
El juez Garzón

"Мои грехи - моё богатство"

Интересно,
если считать, что свобода воли существует,
и что человек ответственен за каждое своё решение, что бы и кто бы ему не нашёптывал,

то не является ли искреннее покаяние в своих грехах отвержением части собственной личности?

С точки зрения взаимоотношений "человек - Бог" смысл покаяния более или менее положителен: "Покайся, Иваныч, покайся! Тебе скидка выйдет!" Покаяние открывает новые горизонты, то есть является важным элементом карьеры. Здесь вопросов нет.

Но с точки зрения внутренней жизни личности, её самоценности: отвержение самого себя не сродни ли самоубийству?

Мы можем попытаться отождествить покаяние с осознанием неверности прежнего поведения, то есть с изменением, естественным для личностного развития. Вчера человек думал и хотел так, а сегодня иначе, и эта перемена тоже часть его личности. Таким образом, покаяние не будет изменой самому себе, ведь человек имеет полное право меняться. Однако не всё так просто.

Человек может меняться и в "обратную" сторону, то есть переходить от праведности ко греху. Следовательно, простое отождествление перемен с покаянием было бы неверно. Покаянием можно назвать лишь определённый вектор перемены. Этот вектор обозначают как покаяние потому, что он совпадает с неким направлением, заданным внешним наблюдателем. Для самого человека речь идёт лишь о собственном выборе: "Сегодня мне захотелось поступить вот так", и уже потом для посторонних оказывается, что это было покаяние. Внутри же себя субъект выбирает не покаяние как обозначенный путь, но дорогу в неизведанное. Иначе покаяние и не будет переменой в нём.

Получается, что глядя на людей мы наблюдаем N объектов, движущихся по собственным траекториям (в самом начале мы оговорили условие свободы воли), и лишь отмечаем: "Этих понесло налево, а этих направо". И можем аплодировать тем, чьё направление движения нам наиболее симпатично. По результатам возможен отбор: "Эти упали в лузу А, на племя, а эти в лузу Б, на отбраковку".
Технология совершенно дарвинистская. Мы пришли к пониманию покаяния как безсознательного карьеризма.

Всё это хорошо, но с точки зрения личности, не знающей о существовании луз, нет разницы между покаянием и не-покаянием, есть лишь её собственный путь, история её внутренней жизни. А для личности, знающей о существовании луз и учитывающей их, нет искреннего покаяния, есть осознанный карьеризм. Нельзя разсказывать людям о Боге, иначе они не смогут придти к нему.

Получается, что покаяние не может быть частью внутренней жизни личности, это лишь извне наблюдаемый эффект, определяемый по отличной от изучаемой персоны шкале. А раз так, то для человека его грехи составляют единственную внутреннюю ценность. И отказываться от них странно - это равносильно отказу от самого себя, то есть самоубийству. Что, всё же, не наш метод. Несогласные с этим утверждением долго не проживут.