Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

El juez Garzón

Ключница культуру делала

Когда мне было лет шесть, я, как это свойственно детям в подобном возрасте, собирал предметы, которые, как мне хотелось думать, увеличивали моё могущество. То есть всё, что родители не отбирали у меня.

Особую, почётную группу среди таких предметов составляли ключи от каких-то старых, забытых замков. Никто не помнил, что эти ключи когда-то открывали, и оттого мне отдали их в забаву.

Самым неприятным было признаваться себе, что открыть этими ключами уже ничего нельзя. Когда я всё же сумел совершить это, то забросил всю коллекцию в хлам.

Многие явления жизни и культуры, в широком смысле слова, составляют группу, аналогичную той связке. Ключи, которые уже давно ничего не открывают, но бережно хранятся, смазываются, передаются по наследству. Иногда удаётся придать таким вещам новые смыслы, далёкие от изначальных. Но обыкновенно человек просто гремит связкой, демонстрируя свою культурность, и не более того.
El juez Garzón

Правильная фотография

У коммуниста Майсуряна в блоге нынче нашлось особенно прекрасное и абсолютно правильное:



Цитирую Майсуряна:

"Слева направо: лидер сирийских "Белых касок" Раэд Аль Салех, иранская коммунистка Мина Ахади, лидер протестов в Гонконге Джошуа Вонг Чи-Фун и мэр Киева Виталий Кличко на вечеринке ведущего жёлтого немецкого издания "Бильд" 9-го сентября в Берлине."

Ссылка на источник.

Так вот; о чём я? О том, что вот это коммунисты и есть. И вот этим они всегда и были. И 150 лет тому назад, и 100, и 50, и сейчас...

Всё просто. And nothing else matters.

А уж что с этим делать, ребятки, думайте сами. Именно с этим и вообще с подобным.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/450054.html.
El juez Garzón

К теории мышления

Мы часто ждём от наблюдателей, с текстами которых знакомимся, рассказа о логике и структуре событий и явлений, решающего задачу объяснить, "как оно всё там на самом деле". Нередко бывает, что мы сталкиваемся с несколькими изложениями "сути" одного и того же предмета, по отдельности логичными и впечатляющими - но несовместимыми друг с другом. И тогда нам остаётся лишь удивляться тому, как можно рассказывать об одном и том же столь разные "подноготные".

Возможно, будет более верно относиться к встречаемым нами концепциям не как к описаниям мира, несущим знание, но как к новым возможностям для нашего мышления. Чужой взгляд на что бы то ни было это не правда и не неправда, но новый для нас набор путей для развития мыслей. Он не повествует о "сути" той или иной вещи, но предоставляет маршрут для интеллектуального путешествия. Что одновременно и менее, и более, чем "сообщить истину".

Собеседник не пророк, но экскурсовод либо проводник - в нашем собственном путешествии. Которое, в идеале, бесконечно и не сковано никакими ограничениями.

Помнится, советская действительность не предполагала подобного сценария. В те времена диалог между искателем истины и монополизированной машиной пропаганды сводился к вопросу: "А вот это как следует понимать?" и ответному разъяснению того, как. Развитием чужого мышления никто принципиально не занимался.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/440285.html.
El juez Garzón

Ошибка взрослого

В советское время много моих родственников жили в Грузии. Сейчас там почти никого родных не осталось, а когда-то мы ездили в Тбилиси почти каждое лето. По сравнению с нашим пролетарским Саратовом "столичный" Тбилиси воспринимался, как зажиточная буржуазная заграница. Город, в котором дети, мои ровесники, считали карманные деньги не копейками, а рублями. А в магазинах были вещи, какие мы видели только в кино.

Мой тбилисский дядя в порядке развлечения часто возил меня пить фруктовые воды Лагидзе. Мы ездили только вдвоём, как мужчина с мужчиной. Садились в его машину и разговаривали. Потом дядя заговаривал с продавцами воды по-грузински, заказывал пару стаканчиков, и мы выпивали их, глядя на вечерний Тбилиси сквозь витринные стёкла. Было в этом что-то от настоящей мужской жизни - как придумывал я себе тогда. По крайней мере, от настоящей мужской жизни по-грузински.

Году, наверное, в 1985, когда мне было, соответственно, 13 лет, если я верно указал год, наша поездка получилась иной, чем раньше. Дядя задержался у входа в павильон, встретив знакомого, а я зашёл вовнутрь и решил сам заказать себе воды. Какие-то карманные копейки у меня были. "Что, я себе воды не куплю?" - подумал я. Войдя, я выбрал что-то, и попросил налить. Продавцы как-то долго возились, но налили стаканчик чего-то белого; название этого сорта воды я уже не помню. Я расплатился, хотя, кажется, они даже не взглянули на положенные мной монетки. Взял стакан и собрался ждать дядю со стаканом в руке - чтобы он присоединился ко мне поскорее. Но он, войдя, не стал брать воду себе, а отобрал мою. Посмотрел и потащил меня к выходу. На прощание сказал продавцам что-то по-грузински, и они ему что-то ответили.

На обратном пути, в машине, он тоже говорил что-то по-грузински, но явно не мне. Мне он ничего не сказал. Но больше мы не ездили пить фруктовые воды Лагидзе.

Я думаю, что мой дядя совершил ошибку. Он не стал объяснять мне, что произошло, хотя объяснение это могло бы быть простым и внятным. Ясным до скуки. Скорее всего, именно из-за этой ясности он мне ничего и не объяснил. Я думаю, что ему было стыдно говорить вслух, что он прожил почти всю жизнь среди... Среди людей, которых ему было сложно уважать. Причём это случилось по его же воле: после института он был распределён в Новосибирск, но то ли из-за каких-то проблем на новой работе, то ли из-за чего-то ещё вернулся в родной город. Который, с некоторых точек зрения, был совсем не так прекрасен, как можно было подумать, гуляя по исполненной столичного лоска улице Руставели.

Я думаю, что это ошибка - и большая ошибка. Нужно рассказывать детям те простые и важные вещи о жизни, которые вы знаете. Это нужно делать, не взирая на то, сколь неудобной для вас является правда. Все самые важные представления о людях просты. Дети их воспримут. Конечно, любой рассказ должен быть уместным и соответствовать способностям ребёнка. Но тем не менее. В том, чтобы сказать правду, которую ты сам понимаешь со всей очевидностью, гораздо более настоящей мужской жизни, чем в том, чтобы проводить время в мужских компаниях.

Нужно быть честнее с детьми. А для этого, видимо, нужно быть честнее с самими собой.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/433466.html.
El juez Garzón

Ибо всякое бывает

Я, конечно, не знаю, кто такие Петров и Боширов (или, ежели хотите, "Петров" и "Боширов"). Не знаю, почему они ездят вдвоём, какие отношения их связывают, почему они ходят в одинаковых куртках и т. д. Не знаю, на кого работают. Но знаю другой случай.

Когда-то, теперь уже давно, были у меня коллеги по работе. Двое мужчин. Они были одноклассниками и, если вас это интересует, гетеросексуалами. Оба были женаты, и т. д. (Да, "и т. д."; не без этого). Работали они вместе - как напарники. И вот как-то раз поехали мы с ними в командировку. Они ехали вместе в одном купе, потом жили в одном номере, вместе целые дни работали, потом вместе ехали обратно. По возвращении все отправились с вокзала по домам, а они остались на вокзале, пошли в бар и сидели в нём ещё четыре часа - пили пиво и разговаривали.

Они за всё предыдущее время (с первого класса школы) не наговорились друг с другом.

Выглядели они не как "двое из ларца" и в одинаковых куртках не ходили. Потому, что один был небольшого роста и худой, а другой высокий и полный. А так - в общем, вполне себе Петров и Боширов.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/390057.html.
El juez Garzón

Что такое магия

Речь идёт, конечно, о продукте человеческой психики.

Случается так, что некий человек оказывается способным к особо сильной передаче своего субъективного видения предметов в той или иной области. Такая передача может формировать у других людей паттерны восприятия, которые работают в отношении вещей, не затронутых собственно деятельностью обладателя описываемого таланта - в отношении всего более или менее подходящего. Воздействие паттерна на видение сторонних предметов воспринимается, как магическое.

В городе Cagnés-sur-Mer есть дом-музей Пьера Огюста Ренуара, в котором тот жил и работал в конце жизни. Собственных картин Ренуара в музее немного, около десятка, и среди них нет наиболее известных и значительных. Тем не менее, и столь небольшого источника впечатления оказывается достаточно, чтобы окружающие дом вещи - древние оливы, замок на холме, море вдали - стали выглядеть носителями эстетики этого художника (что, объективно говоря, совсем не так).

Это впечатление продолжается недолго, но оставляет послевкусие, чувство, что ты побывал в волшебном мире, в мире магии, там, где реальные вещи подчиняются кисти художника, привязанной к его изогнутым пальцам, подобно тому, как они должны подчиняться волшебной палочке феи.



.

Копия поста: http://bantaputu.dreamwidth.org/345354.html.
El juez Garzón

Ещё один внезапно понял

Сочинение Айн Рэнд про атланта это анти-"Что делать?" же. Еврейская дурища была из Питера; вполне могла читать и понимать, что это такое.

У обоих сочинений одна и та же задача - дать читателю "заряд". Оба сочинения со своей задачей справляются. Известно, что о романе Чернышевского, как о давшем ему "заряд", отзывался Ленин. Наверняка он не единственный, кто пострадал. "Заряженных" историей про атланта тоже хватает; говоря, что все либертарианцы, например.

С литературной точки зрения сравнение двух романов это сравнение очень плохого с непередаваемо ужасным. Рядом с сочинением Рэнд кирпич Чернышевского выглядит даже респектабельно. Отчасти это связано с тем, что Чернышевский, сложившийся в среде, в которой естественным фоном всякого упражнения была критика, старается убедить читателя в своих неглубоких соображениях, тогда, как Рэнд не утруждает себя подобным прозаизмом. Поэтому, говоря о народном предприятии и его достоинствах, Чернышевский ссылается на реальные выгоды оптовых закупок, подробно и с цифрами (бедняга). У Рэнд же народное предприятие разоряется просто потому, что автору так захотелось, без малейшего обоснования.

"Атланты" это антитезис героев Чернышевского. А где у нас синтез? Ох, ребята... Гей-парады по телевизору видели? Вот это оно и есть.

Шучу.
El juez Garzón

Громокипящий кубок с неба

Кроме заголовка в этом посте ничего хорошего, звонкого нет. Потому, что удивляться присуждению Нобелевки Роберту Алану Циммерману, который, на самом деле, в общем, даже и вполне ничего себе так, может быть, и не стоит. Да и стоит ли вообще чему-либо удивляться? И что мне та Нобелевка?

И всё равно как-то не ожидал. :) Ждёшь увенчания лаврами мэтра - столпа Академии за роман стофигурный о шести томах, а тут... Хотя... Дали же Черчиллю за политическую болтовню.

В общем, Циммерман хотя бы имеет отношение к литературе.
El juez Garzón

Литературное

Сюжет для повести.

Женщина любит стройных мужчин и хорошо готовить, а также эстетичную сервировку. Обретя для себя стройного мужчину, она закармливает его вкусностями, сервированными на высокохудожественном уровне. Через некоторое время мужчина начинает расплываться вширь, и героиня, поняв, что пупок возлюбленного перестал быть эротичным, бросает его. Затем следует удачный поиск следующего, и так далее.

И вот однажды она встречает оперного певца, тенора (возможно, хельдентенора), который обаёвывает её своим потрясающим бокалы в серванте пением. Они сходятся, и открывшая в себе страсть к опере женщина вся уходит в кулинарное поощрение избранника. Избранник всё толстеет и толстеет, от чего его голос становится всё нежнее, богаче и бархатистее. Любовь крепнет - вопреки всем прочим случаям.

И вот однажды (второй раз уже "и вот однажды", хм) влюблённые гуляют по тропинкам среди зарослей, например, лимонов (альпийских роз?). Их влечёт в живописному ущелью, оканчивающемуся морской бухтой (горным озером?). Они видят на другой стороне ущелья прекрасный древний замок и стремятся к нему. Путь пролегает через подвесной мостик. Внезапно под тяжестью тенора доски мостика проваливаются и оба летят вниз. Погибая, тенор издаёт свой самый нежный (либестод, мужской вариант) крик, выдерживая тесситуру до самого момента смерти. Прогуливающиеся в окрестностях туристы невольно оборачиваются и разражаются искреннейшими аплодисментами.
El juez Garzón

К вопросу русского феодализма, часть 1

Я полагаю, что несмотря на предполагаемый ряд концептуальных сходств с "классическим" феодализмом Европы феодализм России имеет с ним некоторое число существенных отличий. Интуиция подсказывает мне, что различия эти не поверхностны, но так или иначе концептуальны. К сожалению, мне не известны серьёзные (как, впрочем, и несерьёзные) исследования со схожей постановкой вопроса. Классическая советская историография не видела различий, о которых я говорю. Таковая исходила из набора признаков: "феодализм - крепостное право - феодальная раздробленность - формирование абсолютизма - дальше капитализм и всё соответствующее". На мои сомнения советская историческая наука, полагаю, ответила бы просто: "Всё же ясно, схема дана; чего вы ещё хотите?" Постсоветская историография периода феодализма, насколько я могу судить, не привнесла в привычный взгляд ничего нового. Мне не на кого сослаться с точки зрения критики своей мысли. Со своей стороны я могу привести лишь два наблюдения, которые, как мне кажется, имеют важное значение.

Collapse )