Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

El juez Garzón

Осенний сюжет

Уже в третьем россиянском регионе отмечены множественные смертельные отравления алкоголем на основе метанола. Косарекс, объясняя случившееся, упорно продвигает версию терроризма. Я же скромно полагаю, что дело в подготовке к зимнему автомобильному сезону. Некие предприятия, укомплектованные, скорее всего, по моно-этническому принципу, мешают в чанах незамерзающую стеклоомывающую жидкость, ту что в прошлом году оптом продавалась по 25-30 рублей за 5 литров, а в розницу по 100 рублей. Работают, естественно, с самым дешёвым сырьём, то есть с метанолом. Работают в тех же цехах и, вероятно, в тех же чанах, где готовится алкоголь для продажи через розничную сеть (где они берут акцизные марки, вопрос не ко мне). Вопрос только в том, случайно происходит замещение одного спирта (400 рублей за литр) много более дешёвым, или же с возгласом: "Лей этот, русня всё выпьет". Второе вполне возможно, но трудно доказуемо. Даже в случае доказательности непросто уверенно квалифицировать деяние по какому-то из пунктов ст. 105 (убийство, до пожизненного), а не по ст. 238 (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, до 10 лет). Терроризм же, ст. 205, ч. 3, до пожизненного... Зачем он им?

В целом: я и вообще не пропагандирую пьянство, алкоголизм и наркоманию. А по осени нахожу полезным при возникновении идеи о покупке алкоголя быть осторожным вдвойне.
El juez Garzón

Зона

Сижу, чай пью, читаю. По поводу прочитанного вспоминаю, как в Белоруссии люди на улицах аплодировали, а их за то "вязали". Потом ещё за чистые листы бумаги, выставленные в окнах. А в РФ люди выходили во дворы светить в небо фонариками, и их тоже за то "вязали". И после, и до и там, и там было и есть много другого интересного.

По таким поводам интеллектуалы-аналитики любят писать статьи на общую тему: "Что изменилось, к чему это всё и что нас ждёт?" Читаю же я следующее:

" — Сколько человек в камере? Девять? Еще шесть, для ровного счета.
Лязгает решка, запихивают еще шестерых. Жулики, отрицаловка, блатяки. Решка и дверь с лязгом захлопывается. Что случилось?
— Братва, что случилось, что за кипеж?
— Хрен их знает. Сыграли отбой, а через два-три часа стали хватать всех блатных, кто не в трюме. Человек двести приволокли…
Утром выгнали всех. И кого ночью приволокли, и кто уже раньше сидел. Мы не досидели по трое суток… Чудеса!
Но в отряде все прояснилось. Умер председатель обкома, областного коммунистического комитета, глав. коммунист области… И какая-то блядь перестраховочная телефонировала во все зоны, из управы, блядь, конечно, что во избежание массовых беспорядков водворить в ШИЗО всех, кого еще не водворили, но от кого можно ожидать революции…" Конец цитаты.

У интеллектуалов-аналитиков дело такое, статьи писать, да чтобы поинтереснее. Но если не выдумывать, то нет оснований для безпокойства об изменениях. Потому, что ничего не изменилось. То есть, на личном уровне перемены есть: одного начальника сменил другой, жене начальника приснился страшный сон, начальнику сказали его начальники: "Белкин, такими деньгами не рискуют", тот и забегал, и так далее. Но вообще, в целом, не изменилось ничего. Как зона была, так зона и осталась. В прямом смысле слова, без образности.

Так по крайней мере в РФ и в Белоруссии. Про 404 точно не скажу; там, вроде бы, всё и всех "держит" СБУ, то есть КГБ УССР. У нас и в Минске всё по-простому, по-ментовски, а у них там "с политикой". КГБ же любит поиграть в политику. Поэтому может быть там чуть-чуть иначе; для начальственного спокойствия гребут не вообще всех "буйных", а определённой "масти". Но точно не знаю.

Про 404, впрочем, в той книге тоже сказано:

"Сапог-пидарас смешные случаи из собственной гомосексуальной жизни травит, смеется хата, заливается смехом, захлебывается.
— Помню, позвали меня на чифир в седьмой отряд, ну, как водится — сначала нагнули в проходе. Я штаны снял, они стараются, трахают меня, сопят, а я не дурак, темно в бараке, темно в проходе, ну и раз в тумбочку! Жопа-то занята, а руки свободны! Достал сигарет пять пачек, бритву электрическую и за пазуху. Кончили они свое дело, дали мне заварку большую и прогнали. Иду и радуюсь — хорошо сходил, недаром, не одной заваркой отделались блатяки, подрезал я их неплохо!" Конец цитаты.

Украина как она есть: подставить задницу американцам, а ручонками в это время грести, что можно, и радоваться, что такую удачную тему завернули. Но всё в рамках зоны.

Никто никуда не ушёл.
El juez Garzón

"Дважды два семнадцать потому что мы банда"

Правильно человек пишет: "Credo quia absurdum est" это не глубокая мудрость, не признак мистической осведомлённости и тем более не безумие. Это всего лишь (всего лишь?) форма социального поведения. Как правило и в первую очередь, по крайней мере.

Как говорится в известной беседе Валентинова и Пятакова в Париже, "да, я буду считать чёрным то, что считал и что могло мне казаться белым, так как для меня нет жизни вне партии, вне согласия с нею."
El juez Garzón

Юстировка по Юстиниану

В школах Российской Федерации есть шестой класс. В шестом классе есть уроки истории. Для уроков написали учебник. Хороший он или плохой, я не возьмусь судить. Я возьмусь судить о людях, которые могут что-то узнать и сделать выводы. Или не сделать.

Пишут в учебнике, излагая моими словами, следующее. Разрушили, значит, варвары, Западную Римскую империю; осталась Восточная. Восточную тоже обкарнали, но а целом античная цивилизация, александрийский период, там сохранилась. Дальше начальником ромеев стал дяденька по имени Юстиниан. Он стал возрождать былую мощь, о да.

Принцип государственного устройства у Юстиниана был простой - "Одна страна, одна религия, один закон, один император". Что-то до боли знакомое. Следуя этому принципу, юстинианцы разгромили язычество, в позднем Древнем Риме очень богатое и разнообразное. Всех, кто верит "не так", подвергли погромам и избиениям, в смысле массовым убийствам. Уничтожили школы, храмы и праздники. Выкорчевали двух-тысячелетнюю культурную традицию. Наверное, это величайший культурный геноцид в истории.

Далее, поскольку "один фюрер", разгромили местное самоуправление, построили, согласно Конституции РФ, "вертикаль власти". Если в Древнем Риме император властвовал на "федеральном" уровне, то теперь все ромеи стали "холопами государевыми". Разгром полисной демократии тесно связан с уничтожением язычества; это одна ментальная задача. "Все должны подчиняться и одинаково мыслить".

Далее, поскольку "дранг нах остен", стали собирать воинство. Но! Поскольку все "холопы государевы", то народу за победы ничего не полагается, как русским у Сталина. Древние римляне давали солдатам земли, из числа ими завоёванных, поэтому римские бедняки охотно шли в армию - чтобы потом стать зажиточными горожанами и землевладельцами. А тут нет. Всё стало казённое. То есть, воевать ромеям стало особенно не за что - кроме как за наличные. А деньги нужно где-то брать. Подняли налоги (на своих, конечно, не на врагов же). Ограбили население, собрали армию. Взяли Северную Африку, Карфаген, оттуда перепрыгнули в Сицилию и в Италию, и на юг Иберии. Всю нынешнюю Испанию захватить не удалось, Галлию тоже, но что смогли, то смогли.

На взятых территориях стали возстанавливать древнюю римскую инфраструктуру - дороги, водопроводы и прочее. Всё это хорошо, но за чей счёт? Опять подняли налоги. У Древнего Рима было много рабов, взятых с новых завоёванных земель; было кому строить. А тут земли все "старые", народа на них мало (людей извели завоевания варваров). Да и не обратишь же граждан империи в рабство (не было у Юстиниана Троцкого в советниках). Следовательно, нужны деньги, а это означает очередное ограбление налогоплательщиков.

В результате, как написано в статье учебника, народ стал из счастливой властной вертикали, возродившей славу Рима и смогшей повторить™, разбегаться кто-куда, и всё почему-то к варварам. Даже дороги с водопроводом не помогали. Как сказали бы древние русские, "ибо заипаху".

Ну, там возстания, конечно, были; Юстиниан их подавлял с настроением Лукашенко. Это понятно.

Потом Юстиниан помер, а империю стали третировать разные дикари. С севера славяне; с ними империя потом долго воевала, пока всех болгар не перебила. Но славяне это полбеды. Они приходили просто пограбить, не делая самое страшное - не предлагая местному населению альтернативы. Всё стало хуже, когда в седьмом веке пошли арабы. В военном отношении арабы на тот момент не представляли собой ничего интересного. Числом их было немного. Воевали они разсыпным конным строем, но не как монголы или не как те кочевники, которые разгромили Красса, а гораздо проще - из-за полного отсутствия дисциплины. Просто иррегулярная лёгкая кавалерия. Что они могли сделать против армии империи? Они ведь и города брать не умели. Но - бац! - захватили всю Северную Африку, Сицилию, пришли в Испанию. "Но как, Холмс?" Очень просто. Их поддержало местное население, измученное имперским нарзаном. У арабов не было государственной машины, утяжелённой идеологией. Поэтому у них были низкие налоги. Даже с учётом особенного налога на "неверных" жить при арабах было лучше, чем при ромейских императорах. И "вертикаль власти" арабы не создавали. В общем, они распустили колхозы и отменили продразвёрстку. Народ за ними и пошёл. За большевиками не пошёл, хотя они и врут обратное, а за арабами пошёл.

По последующим событиям очевидно, что население ромейской империи, поддержавшее завоевателей, совершило огромную ошибку. Ту же самую, что совершили русские в 1941 году, решившие, что идут освободители. Правда, Гитлер моментально разъяснил, кто из ху, а арабы применили "стратегию салями" и "вешать будем потом" (они были явно умнее Гитлера и не имели имперской интеллектуальной немощи). Население империи наследников Юстиниана совершило ошибку, которую не могло не совершить. Всё было подготовлено именно для этого. Подготовлено Юстинианом.

В результате арабы взяли и постепенно исламизировали всю Северную Африку, всю Большую Сирию с Палестиной - последствия чего не преодолены по сей день. Они пришли в Испанию и дошли до Франции, и их пришлось до конца XV века оттуда выбивать. Они лишили Византию периферии и, главное, Египта - основной житницы. Они создали исламизированную базу для противодействия крестоносцам и для завоеваний турок-османов, убивших Константинополь окончательно. Все страдания Балкан, все христиане на турецких галерах, вся исламская работорговля, сожжённая крымцами Москва и осаждённая Вена - всё оттуда. Взорванная недавно в Сирии арка Пальмиры это тоже оно. Всё оттуда.

Внутренне здоровый античный мир справился бы с периферийными действиями лёгкой кавалерии варваров из пустыни даже не заметив этого. Но пришли государственники и постарались. Цивилизация уничтожила сама себя. Арабы прошли в Африку и в Европу по социальным следам, оставленным Юстинианом.

Этот текст не про древнего императора. Я рассказал о нём бегло, наверняка неточно, неполно (чуму даже не упомянул, например), и вообще как в детском саду. Дело не в Юстиниане. Дело в современных людях. Которые читают учебник истории. Учебник. Школьный. Для шестиклассников. В котором, однако, в одной главе написано всё, что нужно знать о политике. При наличии минимального разума этой информации достаточно. Что люди делают с этим простейшим, базовым знанием? Вы сами видите.
El juez Garzón

К финалу и началу потлача

Косарекс пишет о национальном и религиозном и пишет, в общем, верно. Есть в его тексте только одна недоговорённость, возможно вызванная нежеланием автора менять тему. Вот русские, по Косарексу, не такие как многие другие народы - предлагают этим другим народам что-то помимо национального угнетения, что-то хорошее, надо думать. Всё как в фильме "Жизнь Брайана". Ну, или исторически предлагали что-то хорошее, или за счёт русских предлагали другие, русских не спрашивая. Не суть. Будем считать, что предлагали - водопровод и вот это вот всё. А главное мир, да.

И что? Куда это привело самих русских? Все всё знают. Русский потлач закончится вместе с русскими. Так что недоговорил Косарекс? Что решения национальной проблемы нет вообще. Ну, то есть можно за счёт гнёта фанатиков любого толка привести все народы к одинаковому несчастью и называть это исчерпанием национального вопроса, но тогда проблемой будет уже гнёт фанатиков. А народы, скорее всего, не перестанут ненавидеть друг друга. Ведь фанатиков им будет ненавидеть опасно, а друг друга - сколько угодно. Хотя я бы не экспериментировал. Неинтересно.

Итак, русские давали другим народам больше, чем просто национальное угнетение. А те что? Они условный водопровод брали, а своего отношения к другим народам, в том числе к русским, не меняли. Водопровод брали, а главное - мир - не брали. Не нужен народам мир. Не хотят они его. Ненависть к другим народам это главное достояние каждого народа. А у русских нет ненависти к другим народам (ну, почти нет; теперь постепенно появляется). Следовательно у русских нет главного народного достояния. Русские в этом смысле нищие, или гораздо беднее других.

Сейчас "левые" приучают западных людей к так называемой толерантности, то есть отучают от ненависти к другим народам, превращая их таким образом в нищих, лишённых главного народного достояния. Превращают в концептуальных русских. В наше время происходит активная концептуальная русификация Запада. Это звучит несколько пугающе, но нам-то что с этим поделать? То не наша проблема. По крайней мере не нам спасать Запад от судьбы, аналогичной нашей.

Дальше, если сценарий повторится, уже Запад станет активно давать всем другим водопровод и мир, и всё такое прочее. Он и так триста лет делает это, но теперь станет делать это безплатно и, помимо прочего, у себя дома, делясь водопроводом и канализацией с не-западными народами. Запад превратят в коммунальную квартиру со всеми её особенностями. Процесс уже начался, собственно. Нам что с того? Есть теоретическая вероятность, что теперь уже западного человека пошлют отдавать землю крестьянам, но не в Гренаде, а в бывшей России, например. Это маловероятно, но не невозможно. Так вот, если их пошлют давать, надо брать. Нужно постараться что-то поиметь с потлача Запада. Желательно без жертв и разрушений, как-нибудь аккуратно. Будут приезжать "белые" люди и говорить: "Возьмите еду и патроны, нам взамен ничего не нужно, ни рабов, ни концессий. Мы долго были тюрьмой народов и теперь отдаём старые долги". Окей. Хватаем, бежим, прячем. Да, я помню о русофобии хозяев Запада и о том, что как раз русским целево ничего не перепадёт - если исходить строго из этого. Однако задача разрушения Запада там приоритетна, и будучи увлечёнными ею, эти люди вполне могут что-то проморгать.
El juez Garzón

Функциональное определение коммунизма

В ленте попалась мне ссылка на текст давно мною не читанного гражданина Коммари. В нём сей субъект сетует, что "правые либералы в РФ и на Западе" объявили второе пришествие коммунизма, а того, дескать, и духу нет.

Проверить, пришёл коммунизм или нет, коммунист может легко. Теоретические определения для этого не нужны; есть практика - критерий истины. Если данного конкретного коммуниста призвали в начальство, дали маузер, мандат и портфель, то коммунизм наличествует. Если нет, то пишите посты в духе Коммари.
El juez Garzón

(no subject)

В своё время, в XIX и XX веках, определёнными, в том числе весьма уважаемыми, людьми распространялось мнение, что война это безумие. Логически это обосновывалось так: "Две группы людей, не знакомых друг с другом, ни один из которых не сделал и ранее не собирался сделать кому-либо из противной группы ничего дурного, спешат столкнуться в яростной схватке, чтобы убить своих оппонентов, при этом не преследуя никакой личной выгоды. Это ли не безумие?" Действительно, столкновение двух воинств, представляющих нации, в те времена выглядело примерно так.

Если принять точку зрения, что война это безумие, то логично продолжить её замечанием, что военные это безумцы. Возможно, дело в учёте более широкого спектра обстоятельств, но сейчас мне кажется, что военные вообще это весьма разумные люди. Они способны руководствоваться разумным взглядом на обстоятельства в сложных и стрессовых ситуациях, под большим психологическим давлением.

К примеру, если одна из воюющих сторон явно начинает проигрывать, то в большинстве случаев она начинает поиск политического решения, то есть признаёт своё поражение и соглашается на неудобный для себя мир. Так бывает далеко не всегда, но очень и очень часто. И инициаторами мира обыкновенно бывают военные, объясняющие политическому руководству страны, что сражаться более нет сил.

Возможно, принятие очевидного не покажется большинству моих читателей признаком какого-то особенного разума; скорее, лишь отсутствием безумия. Однако на определённом фоне военные выглядят намного лучше - в сравнении.

Есть очень и очень много умных, образованных, культурных, развитых и даже талантливых людей, существующих в богатой интеллектуальной среде, при этом совершенно не склонных признавать очевидное, не соглашающихся видеть в победе победу, а в поражении поражение, не признающих понесённый ущерб ущербом и не допускающих и мысли о коррекции своих взглядов и поведения. Во всех своих бедах они обвиняют тех, кто не думает так, как думают они. При этом сами они думают, не стесняя себя ограничениями, и гордятся этим. За их мыслями не угнаться, даже поставив себе такую задачу.

Их враги, не встречая разумного отклика на своё доминирующее насилие, продолжают давить - а что им ещё остаётся? В отношении многих противников люди говорят: "Они понимают только силу". Мне кажется, что это огромная похвала. Множество субъектов не понимают даже силу. Дайте мне врагов, которые поймут хотя бы силу, и это уже будет основой для диалога. Но такие конструктивно мыслящие враги на вес золота. Обычно удары остаются в физической реальности, не имея последствий в реальности ментальной - кроме озлобления.

В какой-то момент умный и образованный человек обнаруживает, что он голоден, замерзает, что жизнь его разрушена и весь его мир обращён в пепел. его земля в руинах и его народ погибает, и к нему самому уже идут убийцы; шаги их на лестнице. Но даже и здесь очень и очень многие не скажут себе: "Нужно было свернуть с дороги ранее; зря я упрямился". О том, чтобы изменить свой подход и скорректировать цели когда ещё не поздно, нет и речи.

Военные, способные понять, что следующий штурм обрушит стену крепости, просчитать ситуацию на два хода вперёд и принять неизбежное, пока оно не стало катастрофой, по общим меркам это выдающиеся умы, совершающие интеллектуальный подвиг. Простое правило, известное мне в формулировке Уоррена Баффета: "Если Вы оказались в яме, самое лучшее, что Вы можете сделать, это перестать копать" недосягаемо для интеллектуальных элит целых народов - не говоря уже про автоматизированные пропагандой мозги лиц попроще.

За всяким безумием стоит иная, не принимаемая нами, иерархия ценностей. Однако если основой иерархии заявляется благо, и таковое очевидно и жестоко страдает, то вне зависимости от наших ценностей мы вправе требовать хотя бы логики. Но на наши требования никто не ответит.
El juez Garzón

Неновость

Где-нибудь в параллельной Вселенной, где я оказался бы независимым присуждателем Нобелевской премии мира, оставаясь при этом злым и нехорошим,

я присудил бы эту премию за текущий год двум людям, в действительности (то есть на самом деле) внёсших вклад в укрепление мира - остановивших двадцатилетнюю войну в Афганистане. Одному, подписавшему соглашения, приведшие к окончанию войны, и другому, эти соглашения так или иначе реализовавшему.

Трампу и Байдену. Обоим сразу.

И скажите, что это не был бы троллинг 88 уровня при полном соответствии духу и букве устава премии.

Что до разных журналистов и оппозиционеров, то даже если они действительно борются за что-то универсально хорошее, что совсем не факт, то где и в каком месте они добились мира или не допустили войну? Всё это от лукавого, дамы и господа, кому бы чего не хотелось. Как и сама данная премия в её нынешнем виде - а может быть и не только та, что за укрепление мира, судя по награждению климатических мифотворцев. Впрочем, это неважно. Люди захотели сделать премию неважной, и сделали. Теперь она не важна.
El juez Garzón

Медленный дрейф политической континентальной плиты

В сообщениях об избиении дагестанцами пассажира московского метрополитена и о последующем задержании этнической банды обращают на себя внимание два обстоятельства.

Первое - преступники везде прямо называются дагестанцами. То есть, преступность, оказывается, имеет национальность - неожиданно для россиянской пропагандистской машины. Также названы имена бандитов.

Второе - устами некрупного дагестанского "общественного деятеля" Тимура Гусаева высказано пожелание сурово наказать дагестанских же ребят. Несомненно, без прямого распоряжения компетентных органов дагестанец против дагестанцев никогда подобного бы не сказал (а с распоряжением скажет и не такое). Заявление высказано не руководством Дагестана, но и масштаб случая, объективно, не очень велик, и все, кому нужно услышать, всё услышат.

Можно задаться вопросом: что происходит? Раньше подобного не было. Дагестанцы никогда не были "любимой женой" Кремля; эта должность ангажирована чеченцами. Но чувство превосходства и ощущение безнаказанности в них культивировались вполне серьёзно. И вдруг такой пассаж. Что случилось? Понятно, что "привилегированный народ" Дагестана решено объявить менее привилегированным. Но почему?

Если какой-то народ "задвигают", значит какой-то другой или какие-то другие народы "выдвигают". Ситуация проста. Сегодня дагестанцы тяжело избили русского (он может потерять глаз, как пишут - сочувствую). Завтра они в том же порыве свободного самовыражения изобьют узбека или таджика, смотря кто попадётся под руку. И что скажут другие узбеки и таджики? Что Путин не может обезпечить им безопасность, а это уменьшит для них привлекательность эмиграции в РФ. Распространение такого мнения представляет угрозу для стратегической линии развития РФ на радикальное уменьшение доли русских в населении страны, и потому неприемлемо. Возможно, что жалобы уже были. Принято решение ограничить привилегии народов, конкурирующих с "новыми россиянами" - по крайней мере в отношении дагестанцев. Потехи кавказцев вредят стратегии высшего руководства и должны быть сдержаны. Русским это тактическое решение скорее выгодно, чем нет - чего не скажешь о стратегической линии.

Экстраполируемая перспектива развития внутренней политики РФ это "племенная" демократия, в которой ряд этносов, не включая русских, будут выступать как политические партии и отношения между которыми будут регулироваться общими правилами, отчасти напоминающими нормы правового государства, при наличии посредника-управленца в виде Кремля или его наследника. Схожая система отношений действовала в Ливийской Джамахирии до разгрома этой страны Западом и без оного разгрома могла бы существовать и дальше.
El juez Garzón

"Крокодиловы слёзы", образец

Когда нелюдь, считающая поклонение Сталину смыслом существования русского народа, скорбит о неспособности русских стоять за себя.

В источнике скорби объективно верное понимание, что дагестанцы, средне-азиаты и им подобные, всё более заселяющие РФ, богу сего "правоверного" Сталину молиться не станут, и что если русских "новые россияне" считают низшими существами, то коммунисты для них вообще выходцы из Преисподней, которым есть смысл вернуться домой. Посему именно этот субъект имеет мысли о сращивании ислама с коммунистической идеологией - мысли идиотские, конечно же, но отчаянно необходимые подобным типам.