Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

El juez Garzón

Учёность как признак агрессивного идиотизма

Жуть. Просто жуть. Нет человеческих слов.

Мне порекомендовали прочесть книгу А. Р. Лурия "Культурные различия и интеллектуальная деятельность". Поначалу я заглянул в книгу и закрыл её, почуяв, что что-то там не так. Но сегодня, наконец, на меня свалилось это "счастье". Я только начал чтение, но уже получил недельную дозу впечатлений.

Группа психологов в тридцатые годы XX века исследует интеллектуальные способности людей в зависимости от, как они это называют, "уровня культуры" (читайте - "в зависимости от степени "промытости" мозгов"). Исследуемый материал, в частности, неграмотные крестьяне и крестьянки не то из Узбекистана, не то из горных районов Киргизии, примыкающих к Узбекистану. Умные и образованные, системно мыслящие люди задают почти первобытным дикарям задачи по классификации объектов.

Крестьянину показывают картинки топора, полена, пилы и молотка. Спрашивают: "Что здесь лишнее?" Предполагается, конечно, что лишнее это полено. Но крестьянин утверждает, что лишнего тут ничего нет. Да, топор, пила и молоток это инструменты, а полено, как правило, нет. Но если не будет полена, то нечего будет рубить или пилить. Без полена инструменты бесполезны. Поэтому группа из четырёх предметов объединена правильно.

Что об этом пишут учёные исследователи? Что испытуемый "подменяет теоретическую задачу практической".

Теоретическую задачу подменяет практической. Потому, что "дикарь". В школе не учился. Не знает, что практическая задача это "тьфу" по сравнению с Задачей Теоретической. Отделить "инструменты" от "материалов".

Сказанное не означает, что узбекские крестьяне вообще не способны отделять одни предметы от других. Напротив - способны, и намного лучше, чем их экзаменаторы. Описывается ситуация, когда женщина сортирует мотки окрашенной шерсти по цветам. Экзаменатор считает задачу решённой "цивилизованно", если мотки будут разложены на кучки - зелёные отдельно, жёлтые отдельно, и т. д. Но "дикарка" не может выполнить эту простую задачу, доступную любому аспиранту МГУ (кроме дальтоников). "Дикарка" утверждает, что нет двух одинаковых по цвету мотков шерсти, и максимум, на что соглашается, это выложить их в ряд - по изменению цвета. С точки зрения экзаменатора, задача не решена. Образования не хватает.

Если кому-то тут не хватает образования, то это экзаменатору. Причём образования медицинского. Иначе он понял бы, что он клинический кретин. Женщина всё видит и сортирует правильно. Она действительно видит много отдельных цветов. Для всех этих цветов у неё есть названия. Скажем, "цвет зелёного горошка". А у экзаменатора, как он сам признаётся, на все 16 миллионов видимых человеческим глазом цветов лишь 20 названий. При этом экзаменатор считает необразованным дикарём не себя, а опрашиваемую женщину - первоклассного профессионала-колориста. Рядом с которой нашему учёному дураку стоило бы стоять с разинутым ртом, ловя каждое её слово. А он относит её в категорию "неразвитых". Кажущиеся учёному на одно лицо зелёными мотки в кучку не сложила.

Профессиональному классификатору не приходит в голову, что для классификации набора объектов нужно иметь понятийный аппарат более широкий, чем число объектов. Потому, что если видимых цветов 16 миллионов, то обойтись 20 названиями никак не удастся. И тут нужно либо признать выражение "цвет зелёного горошка" названием цвета, либо взять для классификации что-то менее разнообразное. Учёных психологов, например. Понадобятся две категории: дураки и идиоты. Больше не нужно.

С классификацией предметов у узбекских крестьян всё было в порядке. "Не в порядке", с точки зрения исследователей, была их мотивация. Знаете, чем мотивировалась интеллектуальная деятельность этих дикарей? Практикой. Практической деятельностью. Чудовищно отсталые люди, правда?

Цитата:

"Эта тенденция опираться на практическую деятельность, встречающуюся в жизни, преобладала у необразованных и неграмотных испытуемых."

Конец цитаты.

"Опора на практическую деятельность это признак отсутствия образования и неграмотности". В принципе, это всё, что нужно знать о так называемой "высокой культуре" и так называемом "образовании".

Потом у них разные "-измы" не работают. А ведь всё так хорошо начиналось: классифицировали одних как контрреволюционный элемент, а других как прогрессивный и классово близкий. Всё же в порядке было с классификацией, правда? Что же пошло не так?

Токарный станок, детский сад, платежеспособный спрос, мармелад, закон. Спросите у учёного классификатора, сколько категорий объектов он здесь видит? Для образованного человека их здесь пять. Для производственника это одна категория - факторы, необходимые для осуществления производства. Поднимите цены на мармелад, и немцы в 1953 году поднимут восстание. Внезапно. Из другой же категории объект! На заводах станки, а тут сладости. И с чего бы это, вдруг, восстание?

Неграмотный узбекский крестьянин и его жена, ткачиха и пряха, были умнее и профессиональнее людей образованных и оснащённых "передовыми методами мышления". Это не проблема только СССР. Это общая проблема нашей цивилизации.

То, что мы привыкли называть образованием, должно называться иначе - деконструкцией. Классификация от образованных деконструирует практический мир, превращая его в набор "разложенных по кучкам", но при этом разрозненных предметов. Естественным следствием такой деконструкции, как при всякой деконструкции, является тоталитаризм. Тому, у кого нет дела, кажется, что ему есть дело до всего.
El juez Garzón

Наблюдение

Нет сомнения в том, что популярность сказки о мальчике-волшебнике среди детей это популярность желания научиться волшебству.

Когда-то желающие учиться волшебству читали научно-популярные книги и мечтали о поприще учёного. Наука украла людское внимание у магии - и теперь та вернула себе похищенное.

Между тем, наука на самом деле творит чудеса, а магия нет. Проблема в том, что чудеса от науки трудоёмки. Сказать заклинание и взмахнуть палочкой тут недостаточно.

Зато чудеса от науки могут приносить большие деньги - тогда, как в области магии это, в лучшем случае, привилегия литературы о волшебниках.

Всё, в конечном итоге, сводится к пословице о труде и рыбке из пруда.
El juez Garzón

Проблема советской экономической науки как филологическая

Существует филологическая проблема, которую было бы неплохо решить. У меня это пока не получается. А это имеет некоторое значение; даже, быть может, общегосударственное.


Разговор о проблемах советской экономической науки, с которым я имел удовольствие познакомиться, вёлся его зачинателем как рассуждение о том, почему и как советские экономисты не увидели реальность за нагромождением цитат. Или, что то же самое, не "учуяли под собою страны" - даже тогда, когда за подобное, может быть, уже и не расстреляли бы. Это интересная проблема: почему множество весьма, в принципе, неглупых и довольно образованных людей, исследуя некий не такой уж и туманный вопрос, в течение десятилетий не могут сказать об исследуемом предмете элементарные, базовые вещи? Неужели нельзя понять (хотя бы!) то, что понимал, например, председатель колхоза Худенко и изложить это - ну, хотя бы, "эзоповым" языком, или в жанре "Мы с этим не согласны!" - но так, чтобы прочитавшие задумались? Ведь не такое уж и сложное это дело.

Пытаясь ответить на этот вопрос, мне пришлось вспомнить мысль, которую, увы, я не помню, кто высказал, но которая весьма точно описывает суть дела. Мысль эта такова: "Мудак не способен понять, что он мудак". Если принять это высказывание как базовый принцип, то довольно легко понять, почему советская система, скажем так, самоосознания давала сбои в весьма несложных ситуациях.

И всё бы хорошо, но вот лексика... Нет ли какого-то другого слова для выражения того же самого?

Как называл мудаков (в плохом смысле слова) Пушкин, например? Или Херасков? Должна же быть какая-то историческая практика в этом отношении.

Не может же быть так, чтобы при Пушкине не было мудаков. Может быть, не столько, сколько их появилось позднее, но всё же.

Если найти подходящее слово, то появилась бы возможность введения указанного принципа в широкий публичный оборот. И это могло бы принести большой экономический эффект. Особенно если взять в масштабах страны.
El juez Garzón

Удивление постороннего

В ходе обсуждения двух моих недавних замечаний, посвящённых материализму религиозных взглядов и идеализму научного мировоззрения, я обнаружил, что существуют люди, относящиеся к Богу хорошо. Но при этом стремящиеся выгнать Его из нашего, материального, мира куда-то в "высшие сферы".

"А иди-ка Ты в свои эмпиреи! А мы уж тут как-нибудь, поматериалим, поиграемся с отражениями своих сознаний!"

Мешает Он им, что ли?

Даже я, старый атеист, был удивлён, дотоле наивно полагая, что для религиозного человека материальное присутствие Бога это, вообще-то, хорошо. Что каждый из них был бы рад оказаться четырнадцатым на Тайной вечере. Оказывается, многим приятнее мыслить Бога абстракцией.

Интересно, что представители мировоззрения научного не сочли нужным попытаться опровергнуть утверждение о своём идеализме.
El juez Garzón

Тема для фантастической науки

Не для научной фантастики - выдуманные герои в данном случае не нужны.

Скорее всего, кто-то уже пытался представить себе, что было бы, если бы промышленная революция XVIII века не состоялась. Не состоялась бы по каким-то объективным причинам. Скажем, кто-то влиятельный (или хулиганистый) подкрутил бы закон Бойля-Мариотта, и КПД паровой машины Уатта оказался бы не около 2%, а 0,2%. Вышла бы детская игрушка, не имеющая коммерческой перспективы как двигатель. И что-то аналогичное со всеми остальными прялками и копалками. В принципе, всё у изобретателей получалось бы нормально, но экономически бессмысленно.

И каким тогда был бы наш мир сейчас?

Мир не был бы скучным и примитивным, лишённым пиршеств интеллекта. Середина XVIII века это время, когда уже имелись великолепная точная механика, божественная музыка и примерно соответствующие ей прочие искусства. Это время расцвета торговли, политики и военного дела. Семилетняя война уже похожа на войну мировую. Путешественники уже обогнули мир, но ещё не истребили стеллеровых коров. Астрономы открывают новые звёзды, а социально-хозяйственные эксперименты над крепостными крестьянами и аборигенами отдалённых стран стоят социализмов XX века. Всё это бвло бы интересно мысленно развить и продолжить - тому, кому для этого хватит ума, образования и таланта.

А мне было бы интересно подобное прочесть.

И послушать. Если бы музыка не убежала от Гайдна и Моцарта на волю, в романтические пампасы, какой бы она была? Развитие не остановилось бы, но какое направление приняло бы?

Будь у нас не два-три месяца карантина, а пожизненный режим самоизоляции, можно было бы подумать.
. Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/527579.html.
El juez Garzón

Эволюционно-оппозиционное

Как найти верный взгляд на различного рода не-провластную и оппозиционную самодеятельность, каковой на досуге занимаюсь и я в том числе? Думаю, что единственно правильный подход в данном случае - эволюционный. Эта деятельность генерирует, на выходе, некоторое количество высказываний (и более ничего). Какой эффект имеют эти высказывания? Единственное, что может из них произойти, это изменение пропагандистских подходов со стороны власти. Изменение, имеющее смысл далеко не всегда (стабилизирующий отбор продолжает работать), но в некоторых случаях возможное. В системе государственной пропаганды не может совсем не быть никакой обратной связи; наверняка высказывания целевых аудиторий так или иначе анализируются. Соответственно, проводится хотя бы самая грубая оценка эффективности в духе "Вот это мы сказали, над нами посмеялись (вариант - "нам не поверили") - давайте в следующий раз скажем что-то иное".

Мы наблюдаем отбор мемов при помощи мемов, и участвуем в нём. Это сугубо культурный феномен. Теоретически процесс должен вести к появлению новых форм и - кто знает? - может быть и нового, случайно появившегося, идейного содержания. Это не невозможно.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/499321.html.
El juez Garzón

Просто о марксизме

Если человек изучает теорию строительства мостов, то не будем ли мы правы, сказав, что окончив изучение он окажется способным приступить к практическому строительству мостов - поначалу, быть может, в качестве подмастерья, чтобы набраться практического опыта, ибо никакой теории недостаточно, но тем не менее? И не будем ли мы правы, сказав, что теория строительства мостов создана не ради игры ума и не ради коллективных чтений оной, а ради того, чтобы научиться мосты строить?


Соответственно, не будет ли умение человека, освоившего некую теорию, строить мосты критерием верности и практической полезности данной теории? И не будем ли мы правы, предположив, что если во многих учебниках по строительству мостов, написанных за длительное время (тут мы "отсекаем" элемент случайности) написано примерно одно и то же, и люди, выучившиеся по этим учебникам, успешно строят мосты, то это означает, что учебники, излагающие различными удобопонятными способами одну и ту же теорию, содержат сведения именно касающиеся строительства мостов, а не полезные советы по уходу за лошадьми, например?


Я вполне могу представить себе собеседника, который согласится со всеми сделанными выше предположениями. С этим воображаемым собеседником я и продолжу разговор.


Collapse )
El juez Garzón

К критике трудовой теории стоимости

А именно.

Ошибочным является не признание труда товаром, обладающим "волшебным" свойством создавать стоимость, а представление о стоимости как об объективном явлении - наподобие массы или энергии. В реальности стоимость имеет сложную природу с явным доминированием психологической функции. Другие факторы, определяющие стоимость - в первую очередь, необходимость восстановления рабочей силы - находятся в сильной зависимости от планируемого времени использования метода. Если мы планируем на столетия вперёд, то этот фактор будет иметь первостепенное значение (что подтверждает экономическую необходимость в нации как в единственной общности, способной существовать столетия). Но для единичного акта купли-продажи фактор времени не имеет никакого значения. Он не нужен и составляет чистый убыток. Поэтому не совсем понятно, как вообще он появился в этой странной истории.

Основная причина роста цены товара, по которому мы опознаём рост его стоимости, после "смешения факторов производства" в трудовом "миксере" это неготовность человека трудиться "за просто так". Стоимость это функция от удовольствия, получаемого головным мозгом продавца и покупателя (в последнем случае - предполагаемая потребительная стоимость). В принципе, стоимость можно измерять в эндорфинах и тому подобном. Правда, у каждого человека в этом случае будет своя денежная система - как оно, на самом деле, и есть.

Прибыль капиталиста это результат отказа капиталиста предпринимать что-либо без расчёта на прибыль. Физически он может предпринимать и капиталистить и без прибыли, но не хочет. Ссылка.

С этой точки зрения трудовая теория стоимости скорее верна, чем нет. Человек говорит: "Я трудился; заплатите же мне! Где мой приз?" Кукуруза так не умеет; она растёт себе, не предъявляя претензий и не ленясь.

Применительно к механикие мотивации человека к деятельности прибыль и стоимость не отличаются от права войска на трёхдневное разграбление взятого города, каковое, как говорят, бытовало в прошлые времена.

Вопрос не в том, "Как это работает?" "Это" это мы. Вопрос в том, что мы хотим?
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/475698.html.
El juez Garzón

Доцент, жентельмен удачи

Умные люди у нас умеют писать умные тексты, выстраивая сложные зависимости культурного и психологического характера. Навык отработан. Вот и теперь про доцента, который сожительницу спавшую застрелил, пишут всякое - что роль Наполеона в культуре, что достоевщина и хтонический ужас Петербурга, летящий на крыльях ночи. Пишут, безусловно, хорошо - умеют. Зачитаешься. Ну а я в порядке "чтобы тоже что-нибудь сказать" напишу другое.

Я, правда, и сам уже про достоевщину написал. Но то я про реконструкторов пошутил. Ибо изучение истории само по себе дело хорошее, но психологическая подоплёка всех этих наряжаний более, чем очевидна. Настолько очевидна, что об этом даже и сказать стеснительно.

Ларчик, тем временем, просто открывается. Доцент этот сам гэбист и сын гэбиста. Он с детства рос в убеждении, что "если что, папа отмажет". И, говорят, такое уже было - когда будущий доцент какой-то реконструторский корабль утопил, и там человек погиб. "Папа и его сослуживцы помогут, если что". Это главная мысль наших "раскольниковых" (а вовсе не про преодоление своих комплексов). Так же и с тем татарином, который восемь человек застрелил. Нет там никакой достоевщины и нет никакого гомосексуализма. А есть папа - бывший мент, и два старших брата - мента. Мальчик с детства рос в убеждении, что можно сделать с каким-нибудь бедолагой всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. И в какой-то момент просто реализовал семейное убеждение, которое для него - его семейное право. "Мне можно, у меня братья в ментовке". Это подсознательное, впитанное с ложкой каши "за папу, за маму". А если от природы особых мозгов нет, то своё подсознание воспринимается не критично.

"Не критично" это не про доцента, впрочем; тот точно знал, что делает. Небось, когда-то папа ему и рассказал, что труп без головы могут не опознать, поэтому нужно стрелять в голову раза четыре. Про тест ДНК не рассказал; его тогда ещё не было. А сам доцент такими материями не интересовался. Ему некогда было - в Наполеона же наряжаться нужно. Тем не менее, если бы не алкоголь, у него всё бы получилось.

В определённых семьях растёт вот уже, наверное, четвёртое поколение советских людей, убеждённых в том, что они и есть закон - что как они поступают, так и законно. И что вся система за них. Они растут под рассказы матерей в духе: "Папа быстро ехал и сбил "кеглю". Так представь себе, сынок: там шестилетний мальчик, а оказался совершенно пьяным. А всё потому, что твой папа мент". Это для нас с вами произошедшее - чиничные и жестокие убийства, нечто неприемлемое. Но в некоторых семьях это происшествие из разряда: "Взял папину машину покататься и разбил фару". Масштаб события примерно такой. Можно пожурить ребёнка за расходы, но в принципе - дело молодое, житейское. Осуждать тут особо нечего. Научится ещё ездить, и трупы прятать тоже. Главное - ребёнок жив и здоров.

Ощущение того, что "папа отмажет" это совершенно особенное советское ощущение. Не знаю, есть ли оно в других странах; есть, наверное. У нас это просто биологическая норма - для некоторых. Иногда это ощущение трансформируется в безобидные поступки. Как, к примеру, у ленинградца Бориса Гребенщикова, который не стал людей убивать, а стал петь несоветские песни. И как-то ни шатко, ни валко, иногда с распусканием про его группу нелепых слухов, но дело шло. Потому, что в некоторый момент все, кто принимал решение, вспоминали, что "Это же внук нашего Гребенщикова", который сотрудник НКВД, активный участник разных дел в тридцатые. И парня-певца как-то прощали, что ли. Даже в чём-то поддерживали. Позволялось ему несколько больше, чем другим. И до сих пор жив-здоров; ездит на Украину обниматься с дедушкиными коллегами. Есть и промежуточные варианты. Скажем, внук сталинского наркома тоже в группе пел. Но при этом ходил с пистолетом, и если его на концерте очередью обидели, мог пистолет достать и потребовать своё, а когда у него оружие от греха подальше отберут, то вызвать ментов, чтобы всех обыскали и вернули отнятое. Как именно проявится ощущение "право имею", это дело наклонностей, которые могут и в музыку завести. Но основа воспитания всегда себя обнаружит.

Тут, конечно, проявляет себя и системный отбор. Для некоторой работы отбирают людей с определёнными наклонностями, и они оставляют потомству свои гены. Поэтому вероятность, что наклонности повернутся не в сторону музыки, а в сторону убийств, в некоторых семьях выше среднего. В этом случае "допуски" генов и воспитания "складываются в одну сторону".

Оттуда же "растут ноги" у кампании поддержки и доцента, и татарина. Определённые люди из определённого круга защищают своё право, вот и всё. Ну, а уж как будет власть выкручиваться, я не знаю. Она, объективно говоря, в сложном положении, особенно в случае в татарином. Посадят его - выйдет, что мусульманам и ментам нельзя русских убивать, а это правило - основа государства. Не посадят его - выйдет, что русского армейского офицера всякий шпынь может в казарме безнаказанно пристрелить, и что в таких условиях русским из армии лучше увольняться. А заменить русских в армии некем. То есть, количественно-то и качественно есть кем, но они же будут все из разных народов, просто по причине соотношения численности. И тогда единая армия превратится в набор отдельных частей, более склонных воевать друг с другом, чем со врагом. А если внутри частей устроить многонационалию, то вообще ни одного боеспособного подразделения не останется. Армия же путинцам нужна. Судан ещё не довоёван, например. В общем, тут есть фундаментальная проблема; наверное, самая сложная проблема для власти. Сложнее "транзита". Кому отдать армию? Евреям и армянам она не нужна. У тех свои армии есть, если они пострелять хотят. Татарам? Их на армию не хватит - и этот шаг приведёт к их чрезмерному для "баланса интересов" усилению. Чечены с дагами годятся разве что на заградотряды. Нет подходящей кандидатуры. С другой стороны, ограничивать право нацменов шпынять русню нельзя, ибо на том стояла и стоять будет советская земля. В общем, дилемма сложная - не позавидуешь; объективно. Пока выход, вроде бы, найден в ЧВК, которые ввиду малого размера и специфичных правил набора могут быть чисто русскими, но они не для всех войн подходят.

Вернёмся к нашим баранам. Что я сказать-то хотел? Что развивавшиеся на загнивающем Западе продажная генетика и буржуазная социология выбили таки почву из под русской литературы. Долго старались, и выбили таки. Нет уж дней тех светлых боле. О Достоевском вспомнить - это шутки ради, разве что.

___________

И да: Чикатило был внештатным сотрудником милиции, почему и оставался вне подозрений долгое время.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/468071.html.