?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Пенитенциарное

Было бы интересно обнаружить психологический фундамент современной системы наказания преступников - которая, при многочисленных местных отличиях, идеологически, насколько я знаю, одинакова во всех странах. Под психологическим фундаментом я имею в виду то, что мы на самом деле хотим получить, поступая тем или иным образом.

Мне известны три основные версии.

Первая версия: система наказания имеет основным стимулом охрану пострадавших от повторных преступлений через изоляцию виновных. Тюрьма это мера защиты; "дикого зверя запирают в клетке". Эта версия логична, но в ней непонятен временный характер изоляции "зверя". Было бы логичнее приговаривать к пожизненному заключению за любое преступление.

Вторая версия: исправление преступников. Данная версия покажется смешной тем, кто подумает: "Разве тюрьма кого-то исправила?", или: "Профессиональные преступники неисправимы". Тем не менее, версия имеет право на существование, если мы будем понимать под исправлением не изменение личности преступника в сторону исчезновения желания совершать преступления, но выработку условного
"болевого" рефлекса на совершение противоправных действий. Эта версия логична, но в ней непонятен формальный (во многих случаях декларируемый) отказ пенитенциарной системы от пыток. Было бы логичнее заменить тюремное заключение истязанием.

Третья версия: возмещение причинённого ущерба посредством рабского труда. Эта версия разрешает проблему с временным характером тюремного заключения (идеологически продолжительность периода принудительного труда пропорциональна размеру нанесённого ущерба) и противоречие версии исправления с декларацией отказа от пыток (причинение вреда работоспособности раба нецелесообразно). Однако в этой версии непонятен государственный характер рабства; было бы логичнее передавать временных рабов из числа преступников в руки потерпевших, чтобы те возмущали ущерб им, а не госбюджету. Если верна третья версия, то за ней скрывается фундаментальное отсутствие субъектности граждан, вследствие которого в любой ситуации единственным потерпевшим оказывается государство.

Отметим, что четвёртая возможная версия, месть, выведена за пределы правового и идеологического поля и нигде не декларируется. Очевидно, это связано с утратой либо с ограничением гражданской и семейной субъектности.

Выводить террор, то есть запугивание потенциальных преступников, в отдельную версию я не стал, поскольку эффект запугивания сопровождает любое публичное насилие, при любой его мотивации. То есть, он свойственен всем версиям без исключения.

Было бы интересно разобраться в том, что мы хотим, на что мы готовы и к чему нас это может привести. Ведь проблема как таковая не исчезнет в любом случае.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/438280.html.
Существует объективный факт: советские репрессивные органы старались по возможности удерживать свои действия в тайне, скрывая масштабы убийств и мучительств, пряча трупы убитых и не разглашая данные большинства процессов. Данная практика имеет ряд известных исключений. Это открытые процессы тридцатых годов - публичность которых явно была иснпирирована политическим руководством страны. Это публичные казни ряда военных преступников во время ВОВ, что, по всей видимости, было кратковременной уступкой общественному мнению, требовавшему мести. И, может быть, какие-то иные, отдельные случаи. В целом же нет сомнения в желании советской репрессивной системы скрадывать свои действия, различными способами защищаясь от разоблачения.

Данное явление интересно и требует объяснения. В некотором смысле оно имеет парадоксальный характер. Большевики открыто провозглашали своё право и необходимость террора, а их поклонники говорят об этом и сейчас. Представляется удивительным: почему большевики лишь в небольшой степени применяли такую "опцию" террора, как публичность - с целью запугивания потенциально несогласных? Почему английские судебные органы казнили пиратов, устанавливая виселицы на прибрежных холмах - в назидание потенциальным кандидатам в морские разбойники, а большевики убивали в подвалах или под шум работающих двигателей грузовиков? Это должно иметь обоснование.

Возможное предположение, что большевики опасались возмездия, кажется мне абсолютно неубедительным. Может быть, во время Гражданской войны немного и да, но долгие десятилетия впоследствии - точно нет.

Уважаемый greenorc высказал мысль, что скрытность большевицких палачей была связана с осознанием ими нелегитимности своих действий. Мне кажется, что подобный подход игнорирует саму суть большевизма, для которого легитимность есть лишь заслуживающий гомерического смеха буржуазный предрассудок.

Споря с greenorc, я выдвинул предложение, что дело в культурных особенностях. Это, очевидно, ошибка. Объяснение должно быть вполне функциональным.

Может быть, я нашёл подходящий взгляд на вещи, который можно построить "по аналогии".

Слово Хуану Антонио Льоренте, говорящему о роли тайны в работе репрессивного механизма.
__________________

Эта тайна и есть душа и суть инквизиционного трибунала, она дает жизнь, поддерживает и укрепляет его судебную власть; с ней инквизиторы осмеливаются, скрывая необходимые бумаги, пренебрегать многими судебными соглашениями Кастилии, Арагона, Каталонии, Валенсии, Майорки, Сардинии и Сицилии; с ней они возбуждают и поощряют множество скандальных споров лишь для того, чтобы после снять богатый урожай: аресты и отлучения дворцовых советников, алькальдов, председателей суда, регентов, судей, прокуроров и алькальдов королевского апелляционного и окружного судов, главных алькальдов и коррехидоров городов и районов; с ней же они обманывают (ибо истина — это часть их тайны) пап, королей, министров, советников, вице-королей, капитан-генералов и разного рода других должностных лиц, извлекая из дела бумаги, добавляя, уничтожая и исправляя процессуальные документы перед тем, как им попасть в руки папы или короля (поэтому из предосторожности их не нумеровали, как в документах архиепископа Толедо, главного нотариуса Арагона, и других), что в конце концов привело к неповиновению внутри самой инквизиции, ведь если великий инквизитор не повинуется королю и не исполняет его приказы, трибунал инквизиции, в свою очередь, поступает также и с ним, действуя по своему усмотрению в спорных случаях, а трибуналы провинций в своих внутренних делах не подчиняются центральному трибуналу. Но в одном они единодушны — все это делается в атмосфере строгой секретности, ибо без нее развалилось бы все здание.
_______________

Конец цитаты. Источник.
_______________

Максимальная секретность всех процессов это способ обеспечения бесконтрольности деятельности тайной полиции не от граждан, а от органов государственной власти. Применительно к периоду Гражданской войны и сталинскому Большому террору секретность мероприятий, инициированных высшим руководством страны, была важна постольку, поскольку репрессии в значительной степени были направлены против сотрудников органов государственной власти и военоначальников.

Инквизиция любой идеологической окраски держит свою деятельность в тайне не от народа, а от тех политических фигур, которые, увидев масштабы и принципы творимого палачами, потенциально могли бы им воспрепятствовать, хотя бы из чувства самосохранения. Эта стратегия находится в гармонии с желанием некоторых государственных деятелей использовать репрессивные органы для расправ над своими политическими конкурентами, что также, в большинстве случаев, желательно осуществлять скрытно во избежание противодействия с их стороны.

Таким образом, любовь советских убийц к покровам секретности имеет простое и полностью функциональное обоснование.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/427016.html.
Случившиеся в мае 2014 года в Одессе и на Донбассе убийства русских важны для меня по многим причинам. Одна из них - то понимание, которого, как мне кажется, у меня дотоле не было. Поводов для подобного понимания имелось множество, но что-то мне мешало.

Одесса дала мне ощущение реальности и простоты, естественности для кого-то намерения убить нас. Эти "кто-то" вполне обычные люди. Они смеются, пьют кофе, любят своих детей и слушают (может быть), "Кавалера роз". И хотят убить нас. Для них это норма. Они абсолютно здоровые и вменяемые существа - всего лишь с одной особенностью. Намерение убить нас не является чем-то сверхъестественным для мира сего. Несколько миллионов человек с удовольствием сделали бы это, а сотни миллионов поддержали бы их - делами, словами, деньгами или хотя бы просто умолчаниями. Да, этот мир таков. До Одессы я знал об этом, но теоретически. Пять лет тому назад я это понял. Не знаю, как, но у авторов и поклонников того события получилось уж очень наглядно и убедительно. Хотя убийств как таковых было очень много до того, и немало случилось и, надо думать, случится после.

Пятилетней давности убийства русских в Луганске дали мне другое чувство. Относительно некоторых других событий - двух мировых войн, голодов, репрессий, Гражданской войны, даже относительно геноцида русских на этнических окраинах СССР - тогда погибло, к счастью, совсем немного людей. Может быть именно поэтому те дни дали мне понимание важности и ценности каждой русской жизни. О каковой я знал и ранее - но лишь абстрактно. А жизнь не абстракция. Её нельзя ценить "вообще".

Всё это очень простые вещи. Их хорошо бы знать с юности - как минимум. Но у меня вышло так.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/424475.html.

Текущий месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Навигация

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong