Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

El juez Garzón

Можно и проще

"Правый" это кот. Гуляет сам по себе. Любое ограничение свободы воспринимает как личное оскорбление. Мурлыкает в порядке лести. Мочится в тапки в порядке мести. Может жить паразитом, может охотиться сам. Что хочет, то и делает.

Кот природный собственник. "Моя корова, что хочу, то и делаю я её обратно не отдам!"

"Левый" это пёс. Его призвание служить хозяину. Хозяин кричит: "Все по вагонам!" Кто-то берёт на себя функцию загонщика: "По вагонам, вам сказали!", и лупасит людей по спинам, чтобы быстрее шли. Это "левый". Конечно, он разсчитывает на вознаграждение. Но "коты" ведь так не делают. Тут натура-с.

Пёс природный слуга. Воспроизводство "левых" поставлено на поток, поскольку всем хозяевам нужны слуги, охранники, загонщики. Московская сторожевая и все овчарки самые "левые" породы собак. "Левые" не исчезнут никогда.

Но "правые" тоже не исчезнут никогда. Почему? Потому, что все хозяева "правые". Собаки служат котам, хотя и думают, что служат Высшему Порядку. Как мотыльки, которые думают, что летят на свет, а на деле там огонь. Который и свет тоже, но в основном это тепло чьей-то кухни.

Все "левые" служат каким-то "правым". Их ненависть к "правым" направлена на чужих котов, которые могут украсть мясо из хозяйской кастрюли. Ненависть же к собственным хозяевам купируется их "убеждениями". Так это работает.

Если исчезнут хозяева, то есть коты, "левые" станут не нужны. Но хозяева никогда не исчезнут. Этот мир всегда будет кому-то принадлежать. Вопрос лишь в том, Вам ли лично, детям ли Вашим, и какая часть.

Мяу.

____________

ic2zQ1Q6gI0.jpg
El juez Garzón

О милости и дерзости

Права и свободы вещь несложная для понимания, но некоторые загадки они всё же в себе содержат.

Принято считать, что свободы существуют тогда, когда признаются обществом - и лично мной в частности. Допустим, я человек либеральных взглядов (как оно, собственно, и есть), и признаю, скажем, свободу слова. Для обсуждения в интернете это самая что ни на есть понятная свобода, поскольку тут на ней всё и построено. Я признаю свободу слова - что это означает? Что на вопрос: "Признаёшь?" я отвечаю: "Признаю"? Это неплохо, но, думаю, недостаточно. На словах я могу и своего кота признать Императором Луны, но от этого ничего не изменится. Тем более, что кота у меня нет.

Чтобы не остаться декларацией, признание свободы слова с моей стороны должно означать какое-то практическое действие или бездействие, имеющие значимый для чужой свободы результат. Допустим, я могу позволять невозбранно комментировать свой блог, и это будет практическим признанием чужой свободы слова.

То есть, чтобы признать чужую свободу, я должен реализовать своё право. Если права у меня нет, то чужую свободу я никак признать не смогу - кроме как на словах, то есть в виде благого пожелания.

Получается, что признавать (охранять, защищать, обезпечивать) чужую свободу я могу лишь находясь в своём праве. Чтобы позволить кому-то ходить по газону, я должен иметь этот газон в собственности. После чего могу признать чужую свободу - а могу и не признать, ибо на то есть моё право. К примеру, в этом журнале в настоящее время запрещены анонимные комментарии. Я могу сожалеть об этом вынужденном шаге, но факт есть факт - я воспользовался своим правом и ограничил чужую свободу.

Из этого можно сделать два вполне, на мой взгляд, определённых вывода.

Первый: чужая свобода есть вольность, даруемая из милости.

Второй: чужая вольность начинается со своего права.

Всегда ли дело обстоит так? Возможны ли свободы, не являющиеся вольностями?

Существует известное горьковское высказывание: "Права не дают, права берут". Объективно это высказывание неверно по крайней мере в значительной части случаев. Так, права, получаемые вместе с леном (поместьем) и составляющие суть лена как раз даются - по обоюдному соглашению между феодалом и сюзереном. Право дозволять или не дозволять комментарии в моём журнале предоставлено мне администрацией ЖЖ по обоюдному согласию, за что я обязался смотреть рекламу либо платить означенную ренту, что и является моей обязанностью по отношению к сюзерену. Я получил право в лен, а вовсе не брал его, и теперь использую, в частности, для предоставления вольностей, если есть на то моя милость.

Тем не менее, несложно представить себе ситуации, в которых права берутся силой. "Силой" автоматически означает "без добровольного общественного согласия". Если обладатель таких прав решит использовать их для дарования милостей, то такие милости также окажутся вольностями, а не свободами.

Свободами можно назвать "безотзывные" вольности, то есть такие, предоставитель которых ограничен в своём праве их уничтожить. То есть, свобода есть ограничение права. Это ограничение не может исходить из источника инвеституры, поскольку это означало бы простое перемещение права на один уровень вверх, а не изменение его качественной сущности. Это ограничение должно исходить от самого обладателя свободы.

При наблюдении подобного мне не удаётся отделить свободы от прав, взятых силой. По-видимому, это одно и то же. То есть, те из прав, которые не дают, а берут, можно назвать свободами. Хотя по сути это просто права.

Вольности даются милостью, свободы берутся дерзостью.

Свободы не бывают чужими; то, что кем-то взято силой, не требует нашего согласия. Нельзя признать или не признать чужую свободу; можно лишь капитулировать перед силой. Свободы бывают только свои. Это означает, что в части свобод добровольное общественное согласие не требуется; ведь свободы опираются на силу их обладателей.

Какое-либо общественное соглашение по вопросу о свободах не может быть достигнуто. Свободы это вне-общественное явление.
El juez Garzón

Тест втюринга

Тест Тьюринга призван определять человека, отличая его от примитивных источников сигнала - роботов, например. То есть, это тест, созданный сложной системой (человеком) для выделения других сложных систем из общего числа.

Ставлю обратную задачу: создать тест, который определял бы простые системы, выделяя их из общего числа. То есть, тест должен выявлять роботов, котов, собак и, главное, влюблённых.

Разрешение данной проблемы поможет создать ценную систему фильтров, а также ряд полезных информационных технологий, таких как телевидение для домашних животных.
El juez Garzón

Из разсказов о животных

В последние дни много удивления и восхищения человеческим гением доставили мне статьи, посвящённые девяностолетию Горбачёва. Люди сумели написать об этом человеке и восторженно, и с отвращением, и с благодарностью, и с ненавистью. Общий лейтмотив текстов: "Горбачёв много сделал", а уж хорошего или плохого, это по вкусу автора.

Я не смог бы написать о Горбачёве ничего подобного. Возможно, в силу своей недалёкости, но я не вижу предмета ни восхищения, ни неприязни. Я вижу в Горбачёве субъекта, не имеющего никаких качеств помимо самовлюблённости и слепоты. Горбачёв опознаётся по полному отсутствию рефлексии и интереса ко внешнему миру. Я не знаю, каким диагнозом обозначается его ментальная конституция. Вроде бы, он не олигофрен и не аутист, но при этом он несомненный нравственный аутист и социальный олигофрен. На его мыслительные способности природа наложила серьёзные ограничения.

Вспомните: он ведь баллотировался в президенты РФ в 1996 году. Я не могу представить себе и не знаю другого человека, который настолько был бы оторван от реальности и убеждён в собственной привлекательности. Другие люди просто отсутствуют в его сознании. Не знаю, что там есть, однако образ внешнего мира ограничивается там представлением о дорожке в весеннем саду, по которой весело идти. Ну, иногда приходится перескакивать через собачьи кучки (лучшего описания мы в сознании Горбачёва не достойны). Но в целом жизнь прекрасна.

Мы можем оценивать последствия пребывания Горбачёва на его постах, однако говорить о том, что он что-то сделал, не вполне корректно. Горбачёв ничего не делал. Он просто жил в своё удовольствие. Мир для него не был полем деятельности. Ни созидание, ни разрушение никогда не привлекали этого субъекта. Он не относится к людям ни хорошо, ни дурно. Мы для него просто паучки, плетущие свои сеточки и способные вызвать, самое большее, мимолётную досаду, если паутинка коснётся лица. У Горбачёва есть примитивные рефлексы по типу "дают - бери", но всё это на уровне животного. Поэтому слухи о том, что Горбачёв сделал иностранцам серьёзные уступки за взятку в смехотворные сто тысяч долларов, вполне правдоподобны. Он способен оценить только то, что касается лично его. Уступка территории для него лишь бумажка с подписью. Нельзя понять Горбачёва без осознания его выдающейся природной ограниченности. В этом отношении он, возможно, абсолютный рекордсмен среди лиц, занимавших должности его уровня, по крайней мере в XX веке. Заметьте: я не называю его даже просто политиком, и тем более не конкретизирую его политическую позицию. Нет предмета для описания.

По Горбачёву можно задать только один вопрос, зато классический: "Но как же он служил в очистке?" На это можно ответить лишь словами: "Последствия отрицательного отбора и жёсткой отбраковки пассионариев в двух поколениях". Представим себе систему, начавшуюся с рекрутирования тупиц и алкоголиков во власть. Тупиц и алкоголиков в самом прямом, ни в коей мере не в фигуральном, смысле слова. Берём обоссанного мужика, валяющегося в канаве, даём ему "наган" и ставим руководителем. После этого среди уже рекрутированных проводим селекцию - отбраковываем тех, кто имеет хоть какие-то общественные амбиции. Тех, кто стремится сделать с людьми что-то хорошее или что-то дурное. Их мы выбрасываем из системы, но не потому, что мы против добра и зла, а потому, что в нашей системе стремление это грех. Стремящийся к чему угодно будет нарушать покой системы, посему подлежит удалению. И так делаем несколько десятилетий. Через одно поколение мы получим Горбачёва. Человека, который в общественном отношении не стремится ни к чему, поскольку общества для него просто не существует. Его могут заинтересовать только вещи, касающиеся лично его, поэтому его политическое решение можно купить за модную сумочку для его жены. Но неверно называть его коррупционером и предателем. Это, в сущности, незлой пёс, которого можно подманить куском колбасы, и он за это даже хвостом повиляет. Запад это и сделал. А что, не должен был? А может не нужно ставить собак начальниками? С людьми сложно, говорите, они трудноуправляемы? Да, это есть. Чем больше человек может, тем труднее надеть на него ошейник. Люди проблемный актив. Поэтому некоторые предпочитают собак. Но и с собаками не всё просто. У моего друга когда-то был бультерьер, от которого прохожие на улице шарахались с ужасом. Помню, один дядька, просто проходя мимо, завопил: "Держи его, это же у тебя людоед!" Однажды в дом, где бультерьер оставался один, забрался вор, который украл всё, что счёл нужным. Позднее милиция поймала вора. На вопрос: "А как же бультерьер?" вор ответил, что тот его приветствовал вилянием хвоста и вообще был очень рад посещению.

Вот Вам и вся советская система, собственно, грозная и ужасная. Горбачёв строил советских партийных деятелей в стройные ряды одним лишь лёгким поскуливанием. "Но почему?" Потому, что людей там не было.
El juez Garzón

Пожелание

Не знаю где, не знаю, когда. Где-то за тридевять парсек и миллионы лет отсюда - я хотел бы вспомнить, как в бледном свете половинки луны, пробивавшемся сквозь облака, под перелай собак из соседней деревни падал редкий пушистый снег.
El juez Garzón

Ложная концепция свойства

В советской песне пели: "На медведя я, друзья, выйду без испуга, если с другом буду я". Далее следует комичная реплика "А медведь без друга", свидетельствующая о формально-механистическом подходе к сочинению текста. Как будто еврей лепил. Проверил: действительно, авторы песни Танич и Шаинский.

Вне сомнения - бороться с опасностью командой, за редким исключением, много лучше, чем в одиночку. Однако если мы говорим не о внезапных событиях, а о планировании борьбы, то тот человек, который пошлёт Вас на медведя, Вам не друг. И друга на медведя не пошлют - при возможности выбора. Друг это тот, кем Вы не станете рисковать, поскольку он Вам дорог. Собственно, так друзья и опознаются.

Классический вопрос о пригодности субъекта для сопровождения в разведке имеет то же разрешение. В разведку лучше брать хорошо мотивированных профессионалов, которые, кстати, и отступят в случае чрезмерной опасности, а не друзей. В крайнем случае - некий "расходный материал", которым можно пожертвовать, как сталкер в Зоне, бывало, жертвовал сопровождающим. Друга же лучше оставить дома. Тогда есть шанс, что в случае Вашей гибели он позаботится о Вашей семье.

Довольно долгое время нам внушали концепцию: "Собери тех, кого ты любишь, вместе гореть в танке". Я думаю, понятно, почему было так.

Русским нужно заново перевыразить все ценности. Это вообще нужно делать всем народам примерно раз в поколение - поскольку меняются время и язык. А у нас, по большому счёту, и наследия в этой области никакого не осталось. К примеру, пушкинское выражение сути дружбы: "Что дружба? Лёгкий пыл похмелья..." и так далее, возможно, передаёт исторический контекст, но при всей своей разумности и точности мало похоже на современные дружеские отношения. Сейчас мы ищем от дружбы иного. Больше психологической поддержки, комфорта, обмена открытиями и взаимного психоанализа (в хорошем смысле - не фрейдистском). По крайней мере, мне так кажется.

И уж точно мы не собираемся посылать своих друзей на медведей. Я надеюсь.
El juez Garzón

Синяя самоизолента свободы

Александр Грозный, сатрап Белоруссии, анонсировал царскую забаву: национальную загонную охоту на верблюдов. Видел я такую охоту по телевизору. Лучше смотреть на неё со стороны. Стартуют, говорил, в понедельник. Сегодня у нас начинается воскресенье. Есть время почитать правила.

Будучи по натуре зайцем, я понимаю: окажись я в тамошних лесах, пришлось бы мне оттуда драпать. Потому как средств доказать, что я не верблюд, у меня не имеется. У Собянина я пропуск с QR-кодом получал и стражам предъявлял, а тут уж и не знаю, как выкрутиться.

В общем, я мысленно почуял на своей заячьей шкурке тёплое внимание белорусской милиции. И с таким воображением впервые в жизни придумал, что таки зайцам следует делать. Я бы и верблюдам то же посоветовал - но не знаю, услышат ли верблюды мой заячий писк.

В общем, я придумал, как бы я сам поступил при таких раскладах. Я бы сегодня, в воскресенье, сходил в магазин за продуктами. Осторожно, но настойчиво бы так сходил. А в понедельник остался бы дома, отключил бы всё, способное вывести из душевного равновесия, и смотрел бы старое кино, да пил бы чай с плюшками. А на улицу и носа бы не казал.

Мне бы, наверное, позвонили с работы, и спросили: "А чой-то ты во фраке?" На что я промычал бы что-нибудь нечленораздельное. Нужно, кстати, порепетировать. Правда, если на работе у меня коллеги зайцы, то никто может и не позвонить.

Есть у такой тактической стратегии недостаток: можно работу потерять. С другой стороны, оказавшись в месте гнездования белорусских милиционеров, можно, как говорят, потерять девственность. (Здесь я почему-то не удивлён). Так что придётся выбирать из двух лоз менее кислую. И тут уже нужно смотреть по месту, так как возможны индивидуальные особенности обстоятельств. Так я своими заячьими мозгами разкумекал. Кто умнее, пусть придумает лучше.

А дальше - тишина. Выйдет Александр Григорьевич поутру прогуляться, ан вокруг тишь да гладь. Никто не суетится, не аплодирует и не кормит голубей. Правда, и на работу никто не пришёл, но это уж, извините, побочный эффект внезапного общественного спокойствия.

Обычно, когда описывают сложные ситуации, в которые попадают другие люди, я не знаю, как я мог бы поступить на их месте. И вот впервые в жизни знаю, как поступил бы, окажись в центре событий, именно я, а не абстрактный добрый человек.

Надеюсь, никто мне на это не скажет, что я тиран и сумасброд, и всё такое прочее. Я же не спички жечь подговариваю. А ежели кто скажет - что ж, прижму уши к голове да притихну - или убегу. Наше дело заячье.
El juez Garzón

Каждый занят своим делом

Покуда капиталисты отправляют на орбиту частный космический корабль, чекисты сажают в психушку шамана - во избежание.

Пока всё во Вселенной находится на своих местах.

Лягушки: "Ква-ква".
Свинки: "Хрю-хрю".
Собачки: "Гав-гав".
Кошечки: "Мяу-мяу".

Так устроен мир.
El juez Garzón

Вгрызаясь в гранитное литьё

Некогда бывший наш Президент по случаю сказал фразу: "Денег нет, но вы держитесь". И стали его за ту фразу ругать да смеяться над ним. Делать это стали, скажем прямо, все. Никто не удержался от того, чтобы себе в бороду хмыкнуть - как минимум.

А он ведь, Недимон Медвед, человек высокого о себе мнения и, похоже, обидчивый. Про то, что всё, говоримое им, "в граните отливается" - это ведь он серьёзно сказал. Он действительно так думает. Что всякое слово, из уст его вылетающее, падает на недостойную землю розами да жемчугами переливчатыми.

Вы снова смеётесь, а зря. Обидчивый он, говорю же. И вот; изволите видеть. Теперь сотни тысяч предпринимателей и, уже очень близко, государственных служащих в ответ на вопрос своих сотрудников о зарплате отвечают словами его (или правильно писать "Его"?) Так и говорят - "Денег нет, но Вы держитесь". И добавляют: "Хорошего Вам настроения, здоровья". Всё по слову того, кого уж и не знаю теперь, как назвать.

А завтра миллионы отцов семейств в ответ на вопрос своих домашних о еде будут отвечать: "Денег нет. Но нужно держаться; держаться нужно. И сохранять хорошее настроение и здоровье. Потому, что без здоровья и хорошего настроения как-то совсем уж нехорошо станет".

Получится как в сказке, где тот, кто старуху длинным носом дразнил, сам длинноносым стал. И тем будет Недимон Медвед отомщён. За смехи наши над ним, за критику. За сарказм подлый. За то, что не ценим его, не любим, и не уважаем. Ведь так оно и есть, признаемся честно в сей грозный час сидения по домам? Ведь не уважаем. Что греха таить?

И оттого будет нам с Вами ужо наука. Обкушаемся.

_________

Я, конечно, делаю то, что делать мне в данном случае не следует - шучу. Но в своё оправдание скажу, что я шучу, но всё же не совсем. Авось оно в мою пользу зачтётся.
. Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/525719.html.
El juez Garzón

Исправляя (или совершая) ошибку

Заголовок моего предыдущего письма неточен и неполон. Тайность смысла нашей самоизоляции - второстепенная категория. Важен её экзистенциальный смысл, трансцедентирующий наличное. "Что именно вышло вовне себя в этой реальности?" - вот правильный вопрос.



Кадр из кинофильма "Адвокат дьявола".

Полиция задержала мужчину, гулявшего с собакой на Патриарших прудах

Надеюсь, собака была чёрным пуделем.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/514369.html.