?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Когда неискушённый в советских реалиях человек прочтёт отзыв американцев о танке Т-34 и сравнит полученную информацию с данными о выпуске этих машин, то у него должен возникнуть вопрос: "Но ведь у советского военного руководства тоже были все те же сведения. Почему они не остановили выпуск танков, едва ли способных доехать до поля боя? Почему не провели дефектовку и не настояли на устранении хотя бы критических неисправностей? Как они воевать-то собирались?" При несколько большем объёме информации он спросит и следующее: "Как они собирались с такой техникой дать немцам встречное сражение в приграничных областях? Понимая, что твои танки не ездят, не было ли разумнее остановиться на идее стратегической обороны - в которой у бракованных машин был бы куда меньший пробег, и они имели бы больше шансов показать себя?"

Интересно, что у многих людей, выросших в советских реалиях, такого вопроса не возникнет. Они просто скажут: "Новая техника всегда имеет "детские болезни". Они постепенно устранялись. Что вы панику-то поднимаете? Вам лишь бы всё советское очернить".

Интересно, что обе упомянутые категории людей будут судить о предмете одинаково невежественно - хотя первые с позиции незнания и разумного взгляда на вещи, а вторые с позиции внушённого заблуждения. Особенность ситуации в том, что рационализация и заблуждение в данном случае будут исходить из одной и той же предпосылки. А именно, что задачей Советской власти было достижение тех или иных практических результатов. Посеять хлеб, выковать броню, достать из шахты уголь, провести в дома газ, и так далее. И апологетика, и критика Советского строя часто говорят об его способности либо неспособности эффективно вести хозяйство; в приведённом примере вопрос о производстве заведомо небоеспособных танков и об их использовании, раз уж они произведены, вполне укладывается в эту схему. А эта схема концептуально неверна.

Советский строй не был ориентирован на решение практических задач, но лишь на достижение политических целей. В этой системе "основным инстинктом" было обеспечение существования общественной иерархии, всё же прочее достигалось постольку, поскольку помогало главному. Мы видим практическую проблему - в данном случае производство сотен боевых машин, практически бесполезных для армии, что на деле означает "вредных", поскольку общие военные планы строились с учётом наличия и гипотетической боеспособности оснащённых бракованными танками подразделений, при этом на их изготовление расходовались большие средства, а их экипажи вполне могли бы найти себе иное, более полезное применение. Теоретически того числа Т-34 и КВ-1, которое имелось в западных округах на момент начала войны, было достаточно, чтобы полностью разгромить все танки Вермахта за пару недель - чего, как известно, не произошло. Но планы Красной армии строились в расчёте на то, что это произойдёт. То есть, не будь этих танков в природе, командование Красной армии, гипотетически, могло бы сменить свои грандиозные планы на летнюю кампанию 41 года на куда более реалистичные, осторожные и, в результате, менее гибельные для армии и страны. Но увы. Итак, есть практическая проблема, которая могла быть решена простыми административными методами (в пределе - простым "окриком" из Кремля с требованием прекратить разбазаривание средств и срочно доработать машины). Другой логики, основанной на задаче практического характера, не может быть. Если вы строите дом, и вам начали привозить бракованные кирпичи, которые, как вы понимаете, развалятся в руках у каменщиков (да, всё настолько плохо), то первым делом вы возьмёте телефон и потребуете остановить поставку брака; разве нет? Потому, что строимый из таких кирпичей дом не доживёт до сдачи заказчику. Вроде бы, всё ясно и неизбежно.

Но проблема решена не была. Как понять, почему? В рамках логики "Они пытались сделать дело, но столкнулись с трудностями" ответа нет. В рамках логики "Они пытались любой ценой удержаться у власти" ответ есть. Вы можете продолжать принимать на вашу стройку кирпичи, сделанные из мокрого песка, в случае, если иное поставит под сомнение вашу власть. Лично вашу и власть таких, как вы. Но в первую очередь лично вашу.

Тут всё очень просто, на самом деле. Истинная логика поступков всегда проста до неприличия; поэтому её и принято маскировать лицемерием, демагогией, пропагандой, промыванием мозгов и так далее. Допустим, к вам приходит прораб и говорит: "Шеф, кирпичи, что приехали сейчас, ни на что не годятся. Я остановил разгрузку; нужно отправлять их назад и требовать замену". С точки зрения логики производства вы должны взять телефонную трубку и позвонить на кирпичный завод с соответствующими претензиями - а кирпичи приказать отправить обратно. В результате с административной точки зрения вы окажетесь передаточным звеном, "прокладкой" между вашим прорабом и поставщиком кирпича. Ведь, в принципе, прораб мог принять все решения и самостоятельно, а вы тут просто не нужны.

Я ничего не придумываю - как может показаться людям с нормальной психикой, не имеющим административного опыта. А вот в СССР были люди, которые всё это понимали и открыто говорили об этом. Как это сделал Аркадий Райкин в своей миниатюре "Незаменимый". Где всё то, что говорю я сейчас, сказано практически прямым текстом - но тогда.

Администратор либо талантлив и способен привнести в систему отношений нечто своё, либо легко заменим. Представим, что вы абсолютно бездарный, невежественный, наглый хам на руководящей должности. Каковы правильные действия вас как Шефа с точки зрения обеспечения своей административной безопасности? Правильно - накричать на прораба, сказать, что он ничего не понимает в государственной необходимости и планах строительства, что он вредительски срывает сроки (остановил разгрузку). И приказать принимать рассыпающийся кирпич и строить из него. И добавить, что если стена рухнет, то прораб ответит патрбилетом и головой. Для убедительности можно положить на стол пистолет. Вот именно так, без шуток и преувеличений. Нужно сделать что-то, что в рамках "производственной" логики заведомо не сделает никто. Потому, что если вы не делаете нечто, что не делает более никто, то вы не незаменимы.

Представьте себе государственную машину, укомплектованную только такими администраторами, поддерживающими друг друга. Талантливых людей они "выживают", поскольку те дискредитируют их методы управления одним фактом своего присутствия. И вы увидите Советскую власть.

Интересно, что прораб под угрозой обвинения его в обрушении дома вполне может как-то выкрутиться. Поставит подпорки, украдёт нормальный кирпич, построит дом из дерева, лишь облицевав его бракованным кирпичом, чтобы снять с последнего нагрузку, и т. д. То есть, практический результат вполне может в той или иной степени возникнуть - с соответствующими логике происходящего затратами и качеством. Вот так в СССР всё и строилось. Так и войну выиграли. "Неформальными" методами "прорабов" - и "ленд-лизом", конечно.

Для понимания советских реалий необходимо учитывать административную логику. Без этого все рассуждения о советском периоде совершенно нерелевантны. Если же учесть этот главный фактор советской жизни, то становится понятным, что советские танкисты погибали в небоеспособных танках не просто так, не впустую. А ради сохранения власти коммунистов.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/441780.html.
Тема, предложенная в моём предыдущем письме, касавшаяся роли флота в Мировой Революции, вызвала трудности в понимании у многих корреспондентов.

Возможно, усвоение вопроса будет продвигаться легче, если я акцентирую внимание на вопросе именно роли флота, а не на политических реалиях - которые вызывают споры. Роль флота же несомненна. Тут нет загадок, и если ответ поразителен, то своей простотой.

С военной точки зрения успех Мировой Революции это контроль над всем миром. В XX веке связность мира обеспечивалась использованием Мирового океана. Контроль над миром в целом это контроль над морями. Это сильный флот, способный уничтожить флот противника, пресечь его торговые и военные коммуникации и поддержать свои коммуникации. Господство на просторах Мирового океана создавало бы объективные предпосылки для Мировой Революции.

Представим себе, что некая единственная страна победившего пролетариата (допустим, что подобное возможно), или союзная группа стран по каким-то причинам обладала бы господством на Мировом океане. В этом случае действуя только силами флота революционный пролетариат добился бы разделения капиталистического мира на изолированные в военном и экономическом отношении регионы. С экономической точки зрения это означало бы возникновение в странах капитала глубоких кризисов, вызванных расстройством международной торговли, прекращением вывоза капитала, остановкой эксплуатации колоний, катастрофой с подвозом сырья, а в некоторых случаях и продовольствия. Даже без военных действий на суше, одними только морскими операциями, революционные крейсеры поставили бы буржуев в тяжелейшее положение. В таких странах, как Англия просто начался бы голод.

Все эти факторы неизбежно привели бы к резкому росту социальной напряжённости в странах капитала, к созданию в них революционных ситуаций. Остановка мировой торговли неизбежно привела бы к кризису капитализма - экономическому, политическому и концептуальному (к возникновению у капиталистов ощущения безнадёжности борьбы). В таких условиях можно было бы диктовать странам капитала условия капитуляции. Какие-то страны сдались бы раньше, пополнив собой базу борьбы революционного пролетариата. Где-то могло бы обойтись без прямого вмешательства. Где-то понадобились бы десантные операции - которые, опираясь на господство на море, мог бы проводить революционный пролетариат, выбирая время и место удара так, как ему было бы удобно.

Отсутствие господства на море и, хуже того, господство капиталистического флота передаёт все преимущества буржуазии. Теперь уже она может дробить социалистический мир на изолированные регионы и громить их поодиночке. Теперь уже она может маневрировать резервами, оказываясь сильнее в точке противостояния даже при большей общей слабости.

Мировой океан это ключ к Мировой Революции. Это ключевая позиция, занявший которую автоматически становится гегемоном, и далее реализация его преимущества становится лишь вопросом времени. Я прошу прощения у некоторых своих читателей, но скажу: я не понимаю, как можно этого не понимать.

Отказ от борьбы за господство на Мировом океане это отказ от Мировой Революции. По крайней мере так было в XX веке; сейчас, возможно, условия несколько изменились - это вопрос дискуссионный. Но в XX веке вариантов не было. В 1922 году проблема стояла просто: либо вы строите линкоры, либо вы хотите не Мировой Революции, а севрюжины с хреном.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/437279.html.
Участвуя в беседе в блоге уважаемого naval-manual на правах дилетанта-болтуна, мне случайно удалось сделать замечание, как мне кажется, занятное для тех, кто интересуется подлинной историей и сутью Советов. Поскольку люди, разбирающиеся в проблемах военно-морского флота, собираются там, а не здесь, не переношу свои комментарии сюда.

В двух словах: если большевики действительно хотели Мировой Революции, им было категорически необходимо сосредоточить свои военные усилия на строительстве флота - в первую очередь, и уже потом уделять внимание армии и авиации. А они этого не сделали.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/437121.html.
Извечный сюжет феодальных отношений - борьба сюзерена и его вассалов за суть феода. Вассалы добиваются того, чтобы феоды стали доменами, сюзерену же необходимо, чтобы они оставались ленами. Данный конфликт является вариацией типичного конфликта государства и общества. Государство стремится подчинить собственность себе, общество добивается закрепления собственности за ним. Бюрократ хочет национализировать предприятия, предприниматель - приватизировать. Эта борьба идёт всегда и везде и будет продолжаться столько, сколько существуют государство и общество.

Марксицкая традиция учила, что государство является гарантом частной собственности правящего класса. Подобное утверждение - ложь. Государство это всегда хищник, покушающийся на частную собственность всех классов. В этом суть государства - ему нужны ресурсы. Аугусто Пиночет, якобы следовавший рекомендациям чикагских либеральных экономистов во всём, не приватизировал государственную компанию, добывавшую медь (чем, надо думать, сильно расстроил американцев, сделавших на него ставку, скорее всего, ради именно этого актива). Потому, что теории теориями, а платить зарплату офицерам армии чем-то нужно. Государство действует только так и будет действовать так вечно. Никакие разговоры об "эффективных экономических моделях" не помогут изменить вектор государственной политики, поскольку государство не заботится об экономике, а борется за собственное выживание как корпорации.

Возможность частной собственности определяется взаимным соотношением сил общества и государства. Частная собственность защищается обычаем и общественной активностью и попирается государством. Бывают ситуации, когда общество умудряется взять над государством верх и добиться согласия на признание частной собственности. В Российской империи в начале её существования, при Петре, в соответствии с наследием государства Рюриковичей и Годуновых, земля де-факто находилась в собственности крестьян, которые владели ей по обычаю и распоряжались этой собственностью в своих общинах, не прибегая к помощи государства даже для регистрации земельных наделов. Собственность на землю была, таким образом, полностью общественной. Сами же крестьяне находились, де-факто, в государственной собственности, выражавшейся, в основном, в их обязанностях. Имея потребность содержать военное сословие, государство приписывало ("прикрепляло") группы крестьян к отдельным армейским офицерам с тем, чтобы эти группы содержали данных людей. (В эту схему не попадают холопы, однодворцы, монастырские крестьяне и ряд других категорий, но взгляд на них не является ключевым для рассмотрения заявленной темы). Таким образом, армейские офицеры, дворянство, не были собственниками крестьян - то есть, не владели никакой собственностью помимо своих домов, лошадей, оружия и прочего. Крестьяне были де-факто национализированным имуществом, передававшимся пользователям на условиях, как говорят теперь, "полного хозяйственного ведения". То есть, в некотором смысле все помещичьи хозяйства были "дочерними предприятиями" государственной системы собственности.

Как мы знаем, к 1762 году армейским офицерам (точнее, гвардейским) удалось "убедить" государство в том, что их лены должны быть превращены в домены (и мы знаем, какими методами это было достигнуто). Помещичьи крестьяне стали превращаться из "государственных служащих, прикомандированных к армии" в частную собственность помещиков. Помещики же были освобождены от важнейших обязательств перед государством. Невозможно рассматривать данную ситуацию иначе, как признак радикального ослабления государства перед лицом дворянского общества.

Общество же крестьянское, напротив, стало третироваться и подавляться. Но не государством, которое в силу своей слабости не могло никого подавить, а другим обществом - помещиками. Война помещиков против всего остального русского общества, известная нам как Пугачёвский бунт, юридически велась государством. Но де-факто государство лишь предоставляло свой флаг сообществу офицеров армии и гвардии, которое вело и выиграло данную войну.

Обычно мы считаем армейских офицеров государственными служащими, поскольку они находятся на содержании у государства. Но помещики Российской империи после 1762 года более не содержались государством. Они жили за счёт своей частной собственности - крестьян, фактически бывших их рабами. Государственное жалованье было относительно небольшим и в данном случае примерно соответствует выплатам из общественного фонда (или, если хотите, "общака").

Мы привыкли считать Российское государство монстром, подчинявшим себе всё и вся. Но так было лишь относительно давно (если было вообще). Очевидно, что к 1762 году сообщество армейских и гвардейских офицеров фактически "съело" государственную машину, превратив её в свою вывеску и обратив бывшую государственную собственность в свою, частную.

Государство Российской империи было очень слабым.
______________

История Российского государства в некотором смысле парадоксальна. Многие века это государство было относительно слабым и не могло функционировать без внешних общественных институтов - в первую очередь без земства. Иоанн IV сделал известную попытку управлять частью страны (лучшей, наиболее удобной частью) без помощи земства. Его целью был отказ от поместного ополчения в пользу регулярной армии (опричнина была, фактически, такой попыткой). Но семилетний эксперимент окончился неудачей. Возможность создать и содержать регулярную армию это явный демонстратор силы государства. Возможностей Российского государства тогда не хватило, чтобы решать важнейшие задачи самостоятельно.

Почти полтораста лет после того государство постепенно шло к регулярной армии через промежуточные этапы. И вот, наконец, при Петре оказалось, что государство достаточно сильно и может решить свою важнейшую, на тот момент, практическую задачу. Регулярная армия возникла. И что она сделала, возникнув? Восстала против государства, чередой переворотов и общим влиянием гвардии "ограничив" самодержавное правление "через удавление". Профессиональный офицерский корпус "выпотрошил" государственную машину, присвоив значительную часть важнейшей казённой собственности (помещичьих крестьян). Государство ослабло настолько, что Екатерине Второй пришлось управлять (тем немногим, чем она могла управлять) не через официальные институты, а через фаворитов (то есть через личную активность "супергероев"). Когда Павел попытался "отыграть" часть полномочий государства, его просто убили. Преданного "государственника" Аракчеева ненавидели.

Картина напоминает судьбу моряка, который полез на мачту яхты и долго-долго поднимался вверх. А когда он достиг верхушки, яхта в один миг перевернулась.

Как такое могло случиться с "яхтой"? Ответить легко. Почему подобного не происходит с домами, когда залезаешь на крышу? Потому, что дома стоят на земле и имеют фундаменты. Российское государство не имело под собою фундамента прочного, но было подобно кораблю, терпящему лишения от волн и ветра. Оно не имело должной опоры в достаточно самостоятельном, субъектном обществе. Поэтому его было легко победить.

.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/424360.html.

Союзники - армия и флот?

Известное выражение, принадлежащее, как говорят, императору Саше-III, нередко используется в современных дискурсах по различным темам. Как правило оно либо призывается, дабы подчеркнуть мысль, что России следует руководствоваться лишь своими интересами в международной политике, либо что "мы в кольце врагов", либо это простое напоминание о важности армии и флота. Возможны варианты. Существует и переделка этого выражения: "У России два союзника - нефть и газ", не нашедшая, однако, широкого употребления. Не нашедшая, видимо, в силу своей двойственности: с одной стороны эта переделка, как бы, является экономическим аналогом прототипа и в этом качестве постулирует некоторые имперские ценности, а с другой напоминает о ресурсозависимости экономических успехов России. Новая трактовка, которую можно толковать двояко, не приглянулась ни апологетам путинизма, ни их оппонентам.

При этом явная двойственность смысла оригинального выражения его поклонниками совершенно упускается из виду.
Read more...Collapse )

Текущий месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Навигация

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong