bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

О возможности монархии

С самого начала до самого своего конца в 1917 году Россия была монархией - при наличии сильной традиции местного и по образцам своего времени более или менее демократического самоуправления, развивавшейся от племенных собраний через городские вече к земству. Это фундаментальное обстоятельство требует своего объяснения. При этом объяснении мне хотелось бы избежать излишней рационализации, уводящей в сторону от сути. Такая рационализация прижилась не позднее чем в советские времена вместе с положением исторического материализма, согласно которому развившись к новому уровню общество всегда, пусть и с сопротивлением, выбирает нечто лучшее. В реальности подобный рациональный подход совершенно не свойственен имманентно и отдельному человеку, и обществу - либо понимание лучшего человеком и обществом неизменно ускользает от наблюдателя, что, в общем, то же самое с точки зрения интересов изучения предмета. Есть и третий вариант: быть может никто не делает никакого выбора, поскольку выбора, собственно, особо и нет. Моё дальнейшее разсуждение, скорее всего, получится наиболее близким именно к этой гипотезе.



Если бы люди всегда выбирали лучшее, монархий не существовало бы. Если не затрагивать мистическую сферу предмета и область тонкой психологии, в рамках вопросов управления у монархии на длительном периоде наблюдения нет преимуществ перед демократически-республиканской формой организации государства. Тем не менее, монархии существуют, и Россия при жизни неизменно была в их числе. С простой исторической точки зрения у русской монархии всегда был очевидный и ясный смысл, понятный всему русскому народу: "Чтобы когда ворог нападёт, наша рязанская земля не осталась бы в одиночестве перед лицом беды, а и из других городов пълки на помощь пришли". Это абсолютно рациональное и объективно верное объяснение кажется достаточным, однако не проливает свет на причину монархии. Здесь перед нами часто встречающаяся подмена понятий: вместо природной сути явления разсматривается его психологическое оправдание. При этом рационалистически, в духе исторического материализма, подразумевается, что если некий порядок выгоден обществу в целом, то именно его общество и установит. Этот взгляд можно использовать как часть дарвинистской по духу общественной концепции, согласно которой общества, не действующие достаточно рационально, исчезают, уступая место тем, кто так действует. Однако дарвинизм оценивает всякое явление постфактум, в некотором роде посмертно, и не через его внутренний механизм. Он ничего не скажет нам о том, почему всё же общества обустраиваются тем или иным образом по своим внутренним причинам, как он ничего не скажет нам о том, почему организмы могут действовать способами, уменьшающими их выживаемость - а они действуют так сплошь и рядом. Механизма принятия правильных решений не существует, есть лишь сумма результатов действий, на которой дарвинизм строит свои обобщения. В случае общества мы не можем сослаться и на наследственную предрасположенность. Допустим, мы введём понятие общественного эквивалента генетического аппарата, в виде того или иного менталитета и традиций. Но тогда нам будет совсем сложно понять, каким образом родо-племенные объединения переходят к монархическому правлению, явным образом отступая от ранее бытовавших менталитета и традиций.

Чтобы увидеть причину и механизм существования монархии, начнём с разделения государственного и частного интереса. Каждый субъект обладает своими интересами; интересы отдельных субъектов могут ситуационно совпадать, но разсматриваться, однако, должны независимо друг от друга. Мы вполне можем разсматривать государство как воображаемый субъект, обладающий своей волей, своим эгрегором и интересами. Последние обыкновенно так прямо и называют - государственными интересами - явным образом отделяя таковые от интересов частных лиц. Однако государственные интересы, насколько они вообще существуют в той или иной ситуации, проводятся в жизнь отдельными людьми, у каждого из которых жизненные цели могут иметь ситуативное совпадение с задачами государства, но всё же существуют независимо от них.

Люди, так или иначе составляющие "тело" государства, склонны заботиться о двух основных вещах. Первая это обезпечение и улучшение своего личного места в иерархии. Вторая это получение материальных благ при помощи государственных возможностей. "Общегосударственная" мотивация у слуг государства существует в основном на риторическом уровне и как психологическое прикрытие, в том числе от самих себя, то есть как форма самообмана. Реальная же мотивация состоит из борьбы за место в иерархии и за материальные блага, включая пользование государственными рабами в любой форме, в том или ином соотношении этих двух мотиваций между собой. С определённой точки зрения государство вообще не существует или не может существовать, поскольку как таковое оно никому не нужно. Государство полезно частным лицам лишь как основание для иерархии и инструмент контроля над благами, при условии что эти частные лица имеют доступ к сему или надежду этот доступ получить. Для частных лиц государство это аналог зерноуборочного комбайна для птичек. Агрегат идёт по полю, то есть по народу, собирает блага в большую кормушку (на ток), и из этой кормушки птичкам можно клевать. При этом между птичками завязываются отношения по поводу иерархии и доступа к кормушке, которые никак не связаны с работой комбайна. Никаким усилием птички не способны создать комбайн, и не потому, что у них не хватит мозгов и нет рук, а потому, что они не способны захотеть комбайн. Они могут хотеть клевать зерно и занимать удобное место среди других птиц, но не более того. У государственного служащего легко возникает желание быть при государстве, но никогда не возникнет желание создать государство. Если комбайн и государство исчезнут, птички и государственные служащие не станут создавать их заново, но начнут поиски иных кормушек и лестниц, на которых можно образовать иерархии. Мотивация к государству у людей отсутствует.

Но тогда почему государства всё же существуют? Ответ прост. Государство это частный проект одного человека, как максимум одной семьи. Как частный проект, реализующий желание одного человека, может существовать вообще всё что угодно, не только государство. Может существовать космическая империя Элона Маска, к примеру, причина возникновения которой только в его желании. Десятки тысяч первоклассных технических специалистов при безграничном финансировании не создали бы ничего, не объединяй их воля одного инициативного лица. Они просто не захотели бы ничего создать. Каждый из них мог бы создать свой проект, но это вновь был бы проект пусть в каких-то случаях даже и аналогичный, но индивидуальный, сколько бы людей ему не помогало. Это общий принцип, действующий всегда и везде. Любое дело ведёт один человек, сколь бы масштабным оно ни было. При любых размерах объекта источник воли сводится к одной черепной коробке. Некоторое расширение индивидуальной воли возможно в рамках семьи, но не далее.

Каждое государство создавалось одним человеком и реализует одну волю. При любых масштабах и сложности государство это всегда частный проект одного лица и всегда монархия. Не-монархических государств не существует. Демократическое государство это либо лицемерная фикция, имеющая пропагандистскую задачу прикрытия, либо "царство царей", то есть империя - если оно объединяет несколько частных государственнических проектов. Во втором случае баланс между индивидуальными волями отдельных государств может поддерживаться в том числе и при помощи демократических механизмов. Однако инициатором демократии всегда является монарх - собственник государства верхнего уровня.

Русская монархия, всегда будучи "царством царей", не обратилась к демократическим принципам согласования внутренних интересов потому, что она была частным семейным предприятием, и вопросы баланса отношений между субъектами в ней решались по-семейному. Семейный способ согласования интересов это альтернатива способу демократическому, используемому тогда, когда участники договора не разсматривают друг друг как членов семьи. Нация и демократия это заменители семьи и внутри-семейных способов разрешения разногласий. Если конгломерат воль, составляющих проект, собран в одной семье, выборы и парламент не нужны.

Subscribe

  • Дотягивая Гинцбурга до Шрёдингера

    Общественная мысль невыраженно бьётся над вопросом: есть в бакалейной вакцине тайные маркеры, или их нет? С одной стороны, злобное ZOG было просто…

  • Магическая власть как основа вежливости

    Некоторое время тому назад я писал о замечательной инициативе, прижившейся в прогрессивной Латвии. Согласно ей, если юридически вакцинированный от…

  • Лечение железного ума

    Промелькнуло сообщение, что искусственный интеллект отвечает на некоторые вопросы с определённой долей расизма. Возможно, в какой-то момент так и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments

  • Дотягивая Гинцбурга до Шрёдингера

    Общественная мысль невыраженно бьётся над вопросом: есть в бакалейной вакцине тайные маркеры, или их нет? С одной стороны, злобное ZOG было просто…

  • Магическая власть как основа вежливости

    Некоторое время тому назад я писал о замечательной инициативе, прижившейся в прогрессивной Латвии. Согласно ей, если юридически вакцинированный от…

  • Лечение железного ума

    Промелькнуло сообщение, что искусственный интеллект отвечает на некоторые вопросы с определённой долей расизма. Возможно, в какой-то момент так и…