bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Фундаментальная политическая проблема

Из Австралии пишут: там тоже начали вакцинировать детей от известно чего. Поскольку это административная кампания, а все административные кампании похожи друг на друга, детей сначала задумали вакцинировать, а позднее сделали это на стадионе стадно-массовым образом. Конечно, никто никого не заставлял, дети оказались на стадионе в количестве 24 000 человек без родителей сугубо добровольно и вакцинировались по собственному желанию. Теперь дети такие взрослые, что и пол меняют по своему усмотрению; что говорить про какую-то там вакцинацию? Никто никому ничего не навязывает, не нужно распространять фейковую информацию и устраивать хайп. Родителей немного простимулировали не сопротивляться угрозой лишения детских пособий, но то ведь казна государева, а не деньги налогоплательщиков. Это утверждение создаёт некоторый правовой случай, который разрешается просто: по старинному праву поединка, то есть силой. Желающие могут попробовать доказать, что это деньги налогоплательщиков и что их нужно спрашивать, прежде чем платить их кому-либо или не платить, после чего желающие сядут в тюрьму пожизненно или, скорее, будут убиты. Меч, которым был зарублен Уот Тайлер, до сих пор символически присутствует на гербе City of London. Не нужно думать, что система не работает, потому что всякие громкие слова. Она работает.



Оставим в стороне медицинские вопросы (в которых я ничего не понимаю) и правовые аспекты совершающегося (в которых, применительно к Австралии, я тем более ничего не понимаю, хотя выше всё, что нужно уже сказал). Вместо этого сделаю замечание по процедуре. За решением собрать детей на стадионе и вакцинировать стадно, а не тихо и поодиночке, что гораздо проще, стоит соответствующая политическая воля. Люди так решили. Для местной самодеятельности это действие излишне смелое. При наличии хотя бы минимальной обратной связи начальство так не делает. Технология могла быть изобретена на месте (если в собрании детей на стадионе не было элементов мистического ритуала, что я бы не исключал), но воля, несомненно, пришла "сверху". Местные власти получили руководящее указание и, как говорится, "взяли под козырёк". Значит, существует вышестоящий по отношению к ним источник воли.

Тема существования Мирового Правительства обсуждается давно и, как положено завершённому химическому процессу, распалась "соль" и "газ" - на отрицание с обвинением в безумной конспирологии и на безусловную уверенность в наличии предмета. Обе точки зрения верны. Мирового Правительства не существует - в том смысле, что не существует некоего здания, куда каждый день на работу приходили бы люди, где был бы налажен правильный документооборот и согласовывались бы действия обычных правительств. Если бы подобное попытались создать, возникла бы громоздкая и неработоспособная структура. И, главное, она не была бы источником воли, поскольку у бюрократических систем своей воли нет. А источник воли существует и время от времени проявляет себя в тех или иных действиях, не вписывающихся в бюрократический стандарт. Как в случае с вакцинированием на стадионе, например. Бюрократия проводила бы вакцинацию с использованием существующих структур, возможно выделив особые подразделения (что она повсеместно и делает), а не создавала бы под одно мероприятие специальную межведомственную группу людей. Не проводила бы отбор молодых полицейских и не вводила бы прочие элементы карнавала. Ведь в вакцинации нет ничего экстренного, это не наводнение и не теракт. Это рутинное мероприятие, просто в силу обстоятельств широко обсуждаемое.

Мировое Правительство безусловно существует как источник политической воли, контролирующий как минимум Западный мир и его сателлитов наподобие РФ. Однако называть этот источник Правительством есть грубое искажение. Строго говоря, это даже оскорбление для источника политической воли. Правительство есть структура бюрократическая и собственной воли лишённая, ИПВ же есть нечто прямо противоположное. Бюрократической составляющей (здания с клерками и документооборотом) в нём нет, зато воли хоть отбавляй. Правительство же есть орган исполнительный. Разделение властей с лишением правительства собственной воли придумали ещё когда, и Вы думаете для чего? Для защиты прав граждан, то есть, извините, вольностей подданных? Выбор между Локком и Гоббсом не так прост и не факт, что необходим. Во власти законодательной той же цели служит пропорциональная и, в более широком смысле, вообще партийная система, переносящая принятие решений за пределы общественных учреждений в руководство партий, узкие группы людей. Судебная же власть это вообще вещь в себе.

ИПВ существует, его воля сильна и не только принципиально не контролируема, но даже не познаваема как следует. Познаваемость сделала бы политическую волю предсказуемой и тем ограничила бы оную. Мы узнаём о решениях лишь когда они уже исполняются.

Темой настоящего сообщения является не ИПВ, о котором известно лишь, что он существует, а процедура передачи его сигналов "вниз", точнее принципиальная возможность этой передачи. Каким образом так сложилось, что в десятках непохожих друг на друга стран мира правительственные органы всех уровней подчинены единой воле? Как подобное возможно технически? Не управляют же чиновниками по радио. Не ставят же за каждым из них солдата с дубинкой, да и как в этом случае управлять солдатами? Тоже по радио? А своего бюрократического исполнительного аппарата у ИПВ нет, он пользуется аппаратами стран. Механика процесса непонятна. Не компроматом же угрожают чиновникам, ведь сбор компромата и его использование это тоже бюрократическая работа, требующая большого аппарата. Компромат и информация о личности в широком смысле может применяться и несомненно широко применяется, но в рамках обезпечения лояльности внутри государственных машин. Однако это не основной механизм; компромат, как любая угроза, в чистом виде способен создавать перебежчиков и не очень нужен бюрократии. Ей нужны люди, которые служили бы не за страх, а за совесть.

В реальности существует простая и естественная, действующая "автоматически", система, обезпечивающая подчинение внешней воле множества государственных чиновников на совершенно добровольной основе. Я говорю об отборе в политическую систему вообще. Молодой человек начинает делать карьеру или присматриваться к деланию карьеры, что обычно происходит в ВУЗе. Кто-то обнаруживает, что выбранная профессия "не его", и уходит в другую область. Кто-то обнаруживает, что выбранная профессия "его", и продолжает совершенствоваться, постепенно становясь профессионалом. И есть третья категория людей, принимающая решение абсолютно добровольно, на основании внутренней склонности. Эти люди приходят к выводу, что выбранная профессия для них слишком сложна; им будет трудно стать профессионалами. Однако уходить "в никуда" они не хотят; для них это слишком некомфортно, нередко в прямом смысле слова (придётся выселиться из общежития и вернуться в деревню, например). И они выбирают "третий путь". Это дорога политического активизма, сначала в профессиональной среде. В Советском Союзе подобное называли "пойти по партийной (или по комсомольской, ведшей в партийную) линии". Я не стану описывать подробности; все всё понимают. В результате появляются люди, с одной стороны способные беседовать с профессионалами на общем языке, как минимум понимая терминологию. Но с другой стороны не ставшие и уже никогда не станущие профессионалами, и обречённые быть "чистыми" руководителями - то есть людьми, карьера и благосостояние которых полностью зависит от их политической лояльности и исполнительности. Это особая категория людей, в которую добровольно вербуются в возрасте, как я заметил, лет примерно двадцати, и уже не оставляют своего выбора без внешнего давления никогда. Нередко случается, что ввиду нехватки кадров к государственной работе привлекают профессионалов зрелого возраста; обычно ничего хорошего из этого не выходит, а выходит Правительство Саратовской области. Быть "чистым" управленцем это тоже профессия. Исключения, конечно, есть, но обычно такие люди не вполне лояльны и не полностью подконтрольны, и их лишь вынужденно терпят.

В странах Запада и их сателлитах, включая РФ, вся государственная система управления на ключевых уровнях укомплектована людьми, "пошедшими по партийной линии". При этом форма правления не имеет значения; для западных демократий, для СССР и, подозреваю, для Кубы и КНДР характерно одно и то же. Мы наблюдаем общий, универсальный принцип отбора кадров для государства. Нейрон, оказавшись в одиночестве в чашке Петри, протягивает дендриты в поиске себе подобных. Бюрократ, оказавшись на любом посту, ищет источник руководящих указаний. Это необходимо ему для легитимации, ведь применительно к руководимому им делу он не профессионал. Что бы бюрократ не говорил на собрании коллектива, он всегда доносит мысль: "Я здесь, чтобы проводить политику Партии". Это абсолютная норма. "Политика Партии" категорически необходима бюрократу. Если он её не видит, то станет искать - и найдёт. Если бюрократ-управленец возглавляет государство, он начинает искать источник политической воли вне своей страны. Не может же он смотреть "вниз"; ему необходим более высокий уровень. И тут ловцу остаётся лишь хватать выбежавшего на него зверя.

Система отношений, приводящих к подчинению стран внешнему источнику политической воли, является естественной, проистекающей из некоторых законов жизни. Этой системе могут помогать возникнуть; так, все европейские революции, начиная с французской, имели целью заменить сюзеренов на бюрократов - ради описанного выше эффекта. Это вполне удалось. Однако далее система эксплуатирует естественные порывы людей. "Победоносно сражающееся войско подобно скопившейся воде, которая низвергается в ущелье с высоты в тысячу саженей", как сказал Сунь Цзы, и торжествующая политическая система подобна руслу, направляющему воду, саму стремящуюся низвергнуться вниз. Бюрократов-управленцев не заставляют подчиняться редким визитёрам из-за рубежа; они сами ищут такого подчинения. Они так устроены.

В этом я вижу неизбежность и фундаментальную политическую проблему современного мира, как минимум Западного. Решена она может быть лишь общим уменьшением количества государства. Такой тенденции сейчас нет, а есть обратная ей. Из чего следует, что стадионы не скоро вернутся к исполнению исключительно своих основных функций.

Можно спросить: а что тогда ввиду сказанного представляет собой борьба руководства РФ за суверенитет? Не лицемерие ли? Ни в коем случае; это совершенно искренняя борьба. Когда политический истеблишмент РФ заявляет о своей независимости от США, он делает это вполне честно. Дело в том, что в данном случае мы наблюдаем борьбу против влияния "горизонтального", то есть со стороны уровня, понимаемого как собственный. Эта борьба ведётся с фундаментальной позиции подчинения Источнику Политической Воли, которому, в свою очередь, подчинены и США. Если россиянский чиновник заявляет: "РФ не колония Запада, мы суверенны и противостоим тлетворному влиянию!", то это следует понимать, как эквивалент возгласа: "Я подчиняюсь напрямую Москве, а не троцкистам из Обкома соседней области!" Суверенитет, которого активно добивались и, полагаю, во многом добились власти РФ при Путине, это суверенитет "по горизонтали" при абсолютном подчинении "по вертикали". Как в любой бюрократической системе, собственно говоря.

Tags: Теория общества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 40 comments