bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

Удивляясь, глядя на мир

Мир человеческих представлений полон конструктами, создающими ощущение понятности и надёжности окружающего мира. Психологически они необходимы, однако фактически к ним можно обратить немало претензий. Один из таких конструктов, способных преподнести сюрпризы, это представление о государстве. О государстве, во-первых, существующем как вещь в себе, то есть не состоящем только лишь из предприятий частных лиц. Во-вторых, о государстве, имеющем, как вещь в себе, какие-то свои, государственные задачи. Дела, о которых обывателю предписывается говорить с придыханием: "Государственной важности!", и безусловно отдавать им приоритет перед задачами обывательскими.

Привычка к любому шаблону восприятия означает, что рано или поздно Вас удивят. Например, как в этом случае. Описывается история человека, который, можно предположить (об этом не говорится) сделал что-то оппозиционное. Куда-то пошёл или что-то сказал, вероятно. После чего государство приговорило его к административному наказанию - и это ещё не удивительно. Но дальше началось интересное. Человека начали травить - сажать в кутузку, задержав просто у порога дома по заведомо ложным обвинениям, и даже звонить его малолетним детям с целью психологического давления. Субъекта взяли под плотную опеку правоохранительных органов и их помощников. Я пытаюсь понять: зачем?

К оппозиционерам сплошь и рядом, и во все времена, применяли и применяют репрессивные меры. Аресты, убийства, принуждения к самоубийству (это про Древний Рим), тюремные заключения, отправки в концентрационные лагеря, принудительные постриги в монахи, лишения гражданских прав, высылки из страны, погромы бизнесов, лишения доступа к аудитории (цензура и прочее), и так далее, и тому подобное. Если человек не нравится властям, они найдут способ от него избавиться. Но в этом случае всё несколько иначе. Оппозиционер (или человек, которого считают оппозиционером) есть. Желание наказать его есть. Но вместо обычных для государства действий, решающих проблему, власти делают то, что проблему никак не решает, но при этом портит человеку жизнь. Если правительству какой-нибудь страны не нравится какой-нибудь навальный или ещё кто, они обыкновенно что-то с этим делают. Сажают его в тюрьму, например. Или фабрикуют обвинение, или ждут, когда тот сам даст им юридически приемлемый повод. А здесь человеку просто пакостят, как недружелюбные соседи по коммуналке.

Я вижу здесь государство как группу людей, поставивших себе целью испортить кому-то жизнь. Но я не вижу здесь государства как субъекта, имеющего интерес и решающего проблему.

Примеры, когда государство занималось именно травлей отдельных лиц, найти можно. Такова история ирландского вора Мартина Кэхилла, дважды экранизированная, в одном случае с Бренданом Глисаном в главной роли, в другом случае с Джорджем Клуни. (Фильм "Генерал" с Глисаном лучше). В этих кино, основанных на реальных событиях, можно увидеть, как современная полиция, не предъявляя обвинений, организует травлю неугодного. Но. У ирландской полиции была цель - обнаружить похищенные картины, поэтому они следили за главой шайки открыто и повсюду. Это была грубая и неженственная, но всё же обычная полицейская работа. У белорусских же правоохранителей с вероятностью 99,9% никакой подобной цели нет. Они ничего не хотят от этого врача. Они делают то, что они делают просто потому, что могут. Фактически из хулиганских побуждений.

Притом против врача работает именно государство, солидное и обстоятельное. Всё делается людьми, находящимися при исполнении служебных обязанностей, по общему плану. Ход дела контролируется каким-то руководством. А никакой внятной государственной цели нет. Ни хорошей, ни плохой.

Названия явлений, к которым мы привыкли, мало что значат. Мы ожидаем от того, о чём, как нам кажется, мы имеем представление, предсказуемых действий. Железная дорога возит грузы. Может быть, возит хорошо, может быть плохо. Может быть быстро и сохранно, может быть медленно и утрачивая. Может быть дорого или, напротив, дёшево. Но грузы она возит. И тут вдруг оказывается, что железнодорожники, бросив поезда, по приказу Министерства гоняют лягушек на пруду. Занятие у них такое. Они за это зарплату получают.

В такой ситуации остаётся лишь принять к сведению, что всё, что угодно, способно на всё, что угодно. Нет никакой предсказуемости. Её нет даже у структур со столь формализованной внутренней жизнью, какова она у государства. Только что солдаты побатальонно шли на парад, и вдруг они принялись ловить котов. Им генерал приказал, и спрашивает с них, как за исполнение боевого приказа. И солдаты уверены, что всё в порядке. Подобное вполне возможно и, кажется, совершенно нормально.

Таков он, этот забавный реальный мир.
Subscribe

  • В защиту Апостола Фомы

    Из советской культурки у меня осталось ощущение, что над Апостолом Фомой принято подхихикивать; "Не поверил", дескать. Возможно, подобное отношение…

  • К механике отрицательного отбора элит

    Из воспоминаний инженера-железнодорожника: "В общем, работая три года в управлении ДВЖД, я пришёл к выводу: руководство железными дорогами…

  • Из соляристики

    Из всех известных мне популярных общественных идей самая наивная, нелепая, безполезная и, быть может, вредная выражена высказыванием из кинофильма…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 25 comments

  • В защиту Апостола Фомы

    Из советской культурки у меня осталось ощущение, что над Апостолом Фомой принято подхихикивать; "Не поверил", дескать. Возможно, подобное отношение…

  • К механике отрицательного отбора элит

    Из воспоминаний инженера-железнодорожника: "В общем, работая три года в управлении ДВЖД, я пришёл к выводу: руководство железными дорогами…

  • Из соляристики

    Из всех известных мне популярных общественных идей самая наивная, нелепая, безполезная и, быть может, вредная выражена высказыванием из кинофильма…