bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Плюну в Бисмарка, попаду в Россию

В 1881 году Отто фон Бисмарк написал кронпринцу Фридриху Вильгельму, незадолго до того вернувшемуся из траурной поездки в Петербург, письмо, часть текста коего, взятую мною здесь, я приведу под катом.



«Всеподданнейше благодарю Ваше Королевское и Императорское Высочество за рассказ о тех наблюдениях, которые Вы сделали в Петербурге. Опасности, грозящие нашему большому соседу в будущем, связаны как с мощью атаки на существующую систему, так и со слабостью обороны. Если бы эта слабость не была столь велика, с атакой удалось бы справиться без больших усилий. Организация цареубийц, как представляется, не слишком внушительна и пополняется только за счет образованной молодежи; порочная деятельность образовательных учреждений исправно снабжает ее, однако, новыми кадрами. (...)
Но даже против этой оппозиции, состоящей почти исключительно из незрелых юношей и испорченных студентов, правительство большой империи ведет борьбу без всякого успеха. Дело в том, что России не хватает честных, умных и энергичных людей, которые могли бы внести правильные предложения, а затем и осуществить их на практике. Оборачиваясь на русскую историю начиная с эпохи Петра Великого, можно констатировать, что немцы (включая российских монархов) сыграли большую роль в том, что на протяжении полутора веков правительственная машина империи работала пусть небезупречно, но в целом надежно и равномерно. Однако после смерти императора Николая началось постепенное вытеснение немцев из всех органов власти и русификация последних. По мере развития этого процесса нарастали дезорганизация и неэффективность управленческого аппарата. Способность славян управлять своим государством без участия немцев была ограниченной еще со времен Рюрика, такой же она осталась и после освобождения от власти монголов. Требования, которые предъявляет к России существование в европейской системе, сделали немецких (или просто иностранных) государственных деятелей, законодателей и генералов еще более необходимыми для нее. Я далеко не уверен, что даже в случае избрания представительского органа появятся национальные кадры, способные заменить немцев.
В любом случае, реформы, необходимые, чтобы обеспечить здоровье или хотя бы начало выздоровления Российской империи, будет провести гораздо сложнее, чем сейчас, если подписи императора будет недостаточно для вступления в силу новых законов. Абсолютная монархия, на мой взгляд, еще должна сослужить русским службу - провести необходимые хирургические операции быстро и твердо. Все образованные русские, с которыми я говорил в последние недели, ожидают немедленного исцеления всех своих недугов в случае введения конституции. Национальное легкомыслие мешает даже самым рассудительным из них подумать о том, каким же образом конституция сможет разрешить все проблемы империи. Даже совещательный сословный орган, где решения будут приниматься большинством голосов, попросту заблокирует предлагаемые императором законы, не компенсируя это парламентской инициативой. Болезненное желание русских считаться столь же цивилизованными, как и жители Западной Европы, поначалу окажется удовлетворено: ведь конституция в их глазах является таким же признаком цивилизации, как одежда европейского покроя. Но я не верю в то, что русский парламент сможет сделать правительству какие-либо практические предложения. Мне думается, что он так и не выйдет за пределы критики существующего порядка, как это происходит у всех протестных партий в нашей стране, в Вене или Италии: они могут блокировать и дезорганизовать работу правительства, но не в состоянии договориться о позитивных шагах. Но немецкая оппозиция — у нас или в Вене — быть может, не так патриотична, как русские, однако намного умнее и образованнее (...).
У русских результат окажется — я в этом уверен — намного хуже, когда они со всем энтузиазмом новичков окунутся в дисгармонию парламентских выступлений. Поскольку все образованные русские в унисон требуют введения конституционных учреждений, не сомневаюсь, что мы вскоре сможем наблюдать за ходом эксперимента. И я буду рад, если вопреки моим ожиданиям у них все получится — поскольку неудача на этом поприще может толкнуть их на путь шовинизма».



Буду исходить из того, что Бисмарк не пытается обмануть Кронпринца в личном письме, не предназначенном к скорой публикации. Допущу, что Бисмарк написал то, что думал. Тогда получается следующее.

1. Бисмарк разсматривает студентов, намеревающихся убить Царя, в качестве наиболее достойного упоминания источника опасности. Это близорукий взгляд - что совершенно ясно сейчас и, думаю, было ясно в 1881 году. Достоевскому, по крайней мере, было. Практическому политику, осведомлённому, в том числе от своих тайных и дипломатических служб, о современных ему европейских тенденциях, это было должно быть ясно в ещё большей степени.

2. Разсуждения Бисмарка о том, что, дескать, русские не способны управлять собою без помощи немцев, являются дилетантской спекуляцией. К истории России это предположение не имеет вообще никакого отношения. В те времена, когда, как считается многими, государственный аппарат страны работал наиболее эффективно, к примеру, при Фёдоре Иоанновиче и Борисе Годунове, немцы не играли в управлении Русью вообще никакой роли.

3. Бисмарк обвиняет образованное русское общество в карго-культе коституционализма. Это означает, что сам Бисмарк глубоко презирает конституционализм, даже не желая знать, как он работает. Тем более он не хочет знать, для чего русским власть над своей страной. И, конечно, не учитывает, что научиться чему-либо, в том числе парламентаризму, можно лишь занимаясь этим.

4. Из п. 3 логично вытекает претензия Бисмарка к несуществующему ещё на тот момент русскому парламенту как к деструктивной силе, способной лишь блокировать начинания правительства. Как нетрудно догадаться, подобная схема взаимоотношений в принципе возможна лишь тогда, когда правительство неподконтрольно парламенту. Едва ли парламент стал бы мешать работать правительству, назначенному им самим и состоящему из лидеров парламентских фракций. Бисмарк по умолчанию разсматривает конституционализм как финтифлюшку при монархии. Из чего следует, что это в Германии Рейхстаг представлял собой конструкцию в стиле карго-культа, и что для Бисмарка подобное положение вещей есть единственно нормальное.

Самое печальное не это, а то, что последние русские цари, похоже, думали точно так же, как Бисмарк.
Subscribe

  • Я 97%

    Говорят, что 97% опрошенных кем-то россиян не знают имени ни одного россиянского спортсмена, которые поедут на Олимпийские игры в Токио. Никогда не…

  • Об иерархиях

    Есть занятная теория "шести рукопожатий". Будто бы за шесть промежуточных рукопожатий можно "дотронуться" до любого человека на Земле. Так вот, не…

  • Нетрудовые резервы

    Если идеи эмансипации негров и феминизма в какой-то момент окажутся изчерпанными, у нас всегда останется запасной вариант. Цитирую: "Он пришёл к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments

  • Я 97%

    Говорят, что 97% опрошенных кем-то россиян не знают имени ни одного россиянского спортсмена, которые поедут на Олимпийские игры в Токио. Никогда не…

  • Об иерархиях

    Есть занятная теория "шести рукопожатий". Будто бы за шесть промежуточных рукопожатий можно "дотронуться" до любого человека на Земле. Так вот, не…

  • Нетрудовые резервы

    Если идеи эмансипации негров и феминизма в какой-то момент окажутся изчерпанными, у нас всегда останется запасной вариант. Цитирую: "Он пришёл к…