bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Немного о деньгах и власти

Помнится, в конце восьмидесятых годов Горбачёв вёл внутрипартийную дискуссию. Дискуссия эта представляла собой монолог Горбачёва, отвечавшего воображаемым собеседникам. В моём далеко не точном пересказе речь его звучала примерно так: "Нам пишут с мест обезпокоенные коммунисты - что мы отступаем от идеалов социализма, допускаем кооперацию и элементы демократии. Коммунисты считают, что это угрожает власти пролетариата. Это неверный взгляд. Как учили нас классики марскизма-ленинизма, общество контролирует владелец средств производства. Покуда ключевые средства производства находятся в наших руках, Советской власти ничто не угрожает". Или как-то в этом духе. То есть, наличие собственности на средства производства автоматически означает политическое доминирование в обществе. Высказанная Горбачёвым мысль не порождена им самим (едва ли этот субъект когда-либо был способен породить мысль). И эта идея довольно популярна - ведь Горбачёв, очевидно, разсчитывал, что его аргумент будет принят, упав на подготовленную почву.

Я нахожу высказанное от имени классиков марксизма-ленинизма глубоко неверным и даже просто смешным. Собственность на средства производства это запись в нотариальной книге. Сама по себе она ничего не контролирует. Допустим, что собственность защищена государственным аппаратом насилия. То есть, никто не может придти и сказать: "Ты тут никто, бумажки свои заткни себе, а хозяин теперь уважаемый Ваха". Государственный аппарат насилия не позволит нарушить юридические нормы. Хорошо. И что? И всё. Больше никаких выгод (по сути, кроме удовлетворения тщеславия) сама по себе собственность на средства производства не даёт.

Собственность на средства производства в совокупности с аппаратом насилия даёт право распоряжения собственностью. Последнее предоставляет возможность получения прибыли, то есть каких-то относительно существенных по объёму денежных средств. Но этой возможностью нужно ещё воспользоваться с достаточным искусством. Превратить собственность в регулярный и долговременный доход это не такое простое дело (сомневающиеся могут попробовать и убедиться). Далее полученный доход нужно превратить в политическое влияние. Формально этот процесс выглядит просто: "Пошёл и купил кошёлку политиков". На деле деньги нужно израсходовать эффективно, то есть получить за них нужный товар и не быть при этом излишне обманутым. Что не так просто - ведь продажные политики по определению жулики. И одних лишь денег для контроля над ними крайне недостаточно. Получение иных способов контроля над политикой также возможно при грамотном расходовании средств. Здесь мы сталкиваемся со следующим феноменом: квалифицированное покупательство есть разновидность предпринимательской деятельности. Потратить деньги с пользой для себя это действие, аналогичное зарабатыванию денег. Как видите, от простой констатации собственности как факта мы ушли далеко в область активной деятельности, близкой к творческой. При этом даже такая деятельность не гарантирует собственнику средств производства политического доминирования, поскольку помимо него имеются другие желающие, способные на то же самое. Успешное предпринимательство априори содержит в себе знание общества, организаторские способности, талант к мобилизации умов людей, умение привлекать к себе и готовность давать незнакомым, посторонним людям цель, ради которой стоит прилагать усилия и тратить деньги. Если политическая элита состоит из успешных предпринимателей, то конкуренция внутри неё должна быть очень высокой.

Наличие юридического права собственности, подкреплённого государственным аппаратом насилия, даёт не политическое доминирование, но лишь шанс на промежуточный результат на долгом пути к таковому. Государственный аппарат насилия не способен создавать прибыль - если мы говорим именно о прибыли, то есть о результате купли-продажи. Доход от грабежа государственный аппарат насилия, конечно, создавать может, однако для таких занятий собственность на средства производства не нужна, а право такой собственности даже и противопоказано. Превращение государственного аппарата насилия в основной источник дохода элиты есть базовая идея социализма, в таком виде предстающая перед нами очищенной до состояния своей квинтэссенции. К вопросу о собственности на средства производства всё это веселье не имеет вообще никакого отношения.

Идею, согласно которой собственность на средства производства неизбежно означает политическое доминирование, можно уподобить идее, согласно которой право на налоги неизбежно означает победу в войне. Для ведения войн деньги, вне сомнения, необходимы. Воевать без денег нельзя. Однако налоги нужно ещё собрать (этот процесс приводит к появлению звонкой монеты в кармане, поэтому функционально эквивалентен предпринимательству - в рамках нашего сравнения). Но и мешок денег ещё далеко не гарантирует победу в войне. До победы придётся немало потопать ножками с немалыми рисками для участников процесса. В формуле "собственность порождает власть" помимо эквивалента сбора налогов не учтено всё, что в её аналогии соответствует формированию и оснащению армии и участию в боевых действиях - каковые занятия требуют много труда, таланта и личной доблести, даются далеко не всем желающим и представляют отдельный, очень масштабный предмет для изучения. В конце концов, все помнят великих полководцев и некоторых храбрых солдат. Но кто помнит тех, кто давал им деньги? Возможно, последние незаслуженно обойдены вниманием истории. Тем не менее, наше внимание оценивает вещи интуитивно верно, поскольку мешок денег сам по себе не побеждает. Мешок денег, предоставленный сам себе, будет украден, и всё. Политика является достаточно близкой аналогией войны, чтобы отнести к ней всё то же самое. В конце концов, сами коммунисты лелеют культ своих революционеров потому, что интуитивно оценивают роль личности несколько иначе, чем им предписывает их же теория. Коммунист может сказать: "Ленин совершил Революцию", но он никогда не скажет: "Еврейские банкиры и бухгалтеры немецкого Генштаба совершили Революцию" - хотя понятно, что и качество работы Ленина, и сама возможность его лидерства в партии большевиков напрямую зависели от контролировавшихся им финансовых потоков (иначе не бывает). Теоретикам, при всём к ним уважении, не подчиняются, а вот тем, кто оплачивает проживание, подчиняются. "Партия нового типа", вне сомнения, была построена на финансовом контроле над её наиболее важными членами. В "Кратком курсе истории ВКП(б)" вы об этом, конечно, не прочтёте. Но мы с Вами люди взрослые. Те из нас, кто не понаслышке знаком с каким-либо партийным или организационным строительством, знают об этом непосредственно. Остальные вполне могут положиться на своё воображение.

Идея: "Собственность порождает власть" выглядит соответствующей детскому представлению: "У папы есть ключи от кабинета, поэтому он начальник". Без ключей от кабинета начальнику, конечно, не обойтись, но вообще-то путь в кресло руководителя лежит не через мастерскую ключника. Тем удивительнее, что на этой смешной идее построена влиятельная общественно-политическая теория. Ведь если изъять из марксизма-ленинизма мысль о политическом примате собственности, то это учение развалится. Окажется, что дело вовсе не в буржуазии как таковой, но в каких-то иных явлениях. Обнаружится, что, к примеру, в деле политического строительства социальная контактность важнее миллиардов, поскольку в социальный хаб, созданный активным и харизматичным контактёром, деньги придут сами (примеры - Элон Маск и всё тот же Ленин), а от социального аутиста деньги уйдут туда, где им не будет скучно. Деньги это подвижная среда, удел Меркурия. Их в принципе нельзя разсматривать как камень и разсуждать: "На камне сём они основали своё господство". Под лежачие деньги власть не течёт. Власть это танец, а не стояние истуканом. И чем формализованнее власть, тем больше нужно истинного чувства, чтобы удержать её. Ведь формализованные структуры легче поддаются копированию конкурентами.

Те коммунисты, что сейчас находятся не у дел, остались "за бортом" не по отсутствию у них собственности на средства производства, но по недостатку у них истинного чувства. Они не принимают участия в том вечном движении стихий, которое единственно и угодно божественному Меркурию и его Духу Святому - деньгам. Ну, не любимцы они этого бога.

Может быть, им стоит отпустить длинные бороды. Всё получится какое-то колыхание.
Subscribe

  • "Мои грехи - моё богатство"

    Интересно, если считать, что свобода воли существует, и что человек ответственен за каждое своё решение, что бы и кто бы ему не нашёптывал, то не…

  • Об уточнении смыслов

    Долгое время мне очень нравился снятый около пятидесяти лет тому назад мультипликационный фильм "Бегемот и Солнце" - о маленьком бегемотике,…

  • "Десятый ключ"

    Этот вопрос, как говорят, часто задают неофиты христианства. Я не неофит, а всего лишь человек, случайно натыкающийся и говорящий: "Ой, что это?" Но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • "Мои грехи - моё богатство"

    Интересно, если считать, что свобода воли существует, и что человек ответственен за каждое своё решение, что бы и кто бы ему не нашёптывал, то не…

  • Об уточнении смыслов

    Долгое время мне очень нравился снятый около пятидесяти лет тому назад мультипликационный фильм "Бегемот и Солнце" - о маленьком бегемотике,…

  • "Десятый ключ"

    Этот вопрос, как говорят, часто задают неофиты христианства. Я не неофит, а всего лишь человек, случайно натыкающийся и говорящий: "Ой, что это?" Но…