bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Нереальный третий путь

Широко смотрящий и беспристрастный историк, исследующий последние пятьдесят лет существования Российской империи, помимо прочего непременно будет наталкиваться на еврейский вопрос: на проблему черты оседлости и борьбу евреев за свою эмансипацию. Историку придётся познакомиться с террором со стороны евреев (в частности, с убийством Великого князя Сергея Александровича, организованного евреями с использованием слабоумного Каляева и вызванного, по всей вероятности, политикой князя по высылке из Москвы незаконно проживавших там евреев). Его должен заинтересовать разрыв добрых отношений России с США, в частности взаимовыгодного соглашения о торговле, под влиянием американского еврейского лобби. И, конечно, историк неизбежно придёт к выводу о решающей роли евреев в техническом обеспечении политических событий, случившихся после Февраля. В некотором, весьма существенном, смысле большевицкий переворот и всё с ним связанное может пониматься как триумф евреев в деле их эмансипации. И так далее, и тому подобное. Тема сия велика и обильна.

Не будет сильным преувеличением сказать, что Российская империя пала жертвой своей неспособности решить еврейский вопрос. Из двух вариантов: избавиться от евреев вообще, сделав так, чтобы на территории империи их не было, и дать евреям обычные для российских подданных вольности, цари не смогли выбрать и реализовать ни один. На осуществление первого сценария им не хватило решительности, а осуществление второго они весьма справедливо считали очень опасным. Так дело и шло - пока евреи не смогли взять свой вопрос в свои руки.

Между тем, существовал третий путь, идучи по коему было бы возможно исключить саму необходимость решения еврейского вопроса, снять его с повестки дня. Это эмансипация русских - самого многочисленного и, как выражаются сейчас, "государство-образующего" народа империи. Предоставление русским ряда исключительных прав по отношению ко всем другим народам вкупе с приравниванием евреев ко всем прочим инородцам (с отменой черты оседлости) сделало бы еврейскую эмансипацию неактуальной и при этом неопасной. При этом самой выгодной стратегией для инородцев на личном уровне было бы "записаться в русские", что радикально меняло бы психологический климат в империи, в том числе по сравнению с империей советско-россиянской.

Нельзя сказать, что царская власть была полностью чужда намерениям видеть русских привилегированными. Отчасти это было реализовано - с уточнением, что речь шла о православных. Так, воцерковленность согласно канонам ведомства православного исповедания требовалась для пребывания на многих должностях государственной службы (не знаю, на всех ли), что, очевидно, являлось косвенной привилегией для русских. Определённые привилегии сегрегационного характера у русских были в Туркестане. В некоторой степени к числу привилегий можно отнести общинное землевладение, в том числе практику землепользования в казачьих областях. Однако единой и, главное, общепонятной системы, показывавшей, что "эта страна принадлежит русским", не существовало. Соответственно, эмансипация евреев до обычного уровня прав российских подданных представляла известную опасность - с которой империя так и не смогла справиться.

Как мы знаем, в течение нескольких столетий практика предоставления инородцам определённых прав была психологической основой расширения территории империи. Однако к концу XIX века по объективным географическим причинам расширение империи было завершено. К ней могли добавится разве что Желтороссия, на бывших маньчжурских землях, и небольшие территории в Европе и в областях Османской империи. Понимание сего требовало принципиального изменения стратегии внутренней и внешней политики. К большому сожалению, правящий класс России, при всех своих несомненно высоких качествах, не смог обеспечить своевременную перемену во внутреннем балансе декларирируемых ценностей и сместить его в направлении русского национального государства. Когда я говорю о своевременности, я имею в виду достаточно для психологического приспособления и для выработки методик длительный период - условно, один срок смены поколений, как минимум. То есть, смену стратегии необходимо было начать в первой половине восьмидесятых годов XIX века; не позднее. Если вспомнить, что на тот момент значительное большинство русских пребывали в статусе временнообязанных, то есть ещё не расплатились за свою свободу, нетрудно предположить, что мысль об эмансипации русских просто не могла зародиться в государственном организме.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Я 97%

    Говорят, что 97% опрошенных кем-то россиян не знают имени ни одного россиянского спортсмена, которые поедут на Олимпийские игры в Токио. Никогда не…

  • Об иерархиях

    Есть занятная теория "шести рукопожатий". Будто бы за шесть промежуточных рукопожатий можно "дотронуться" до любого человека на Земле. Так вот, не…

  • Нетрудовые резервы

    Если идеи эмансипации негров и феминизма в какой-то момент окажутся изчерпанными, у нас всегда останется запасной вариант. Цитирую: "Он пришёл к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments

Recent Posts from This Journal

  • Я 97%

    Говорят, что 97% опрошенных кем-то россиян не знают имени ни одного россиянского спортсмена, которые поедут на Олимпийские игры в Токио. Никогда не…

  • Об иерархиях

    Есть занятная теория "шести рукопожатий". Будто бы за шесть промежуточных рукопожатий можно "дотронуться" до любого человека на Земле. Так вот, не…

  • Нетрудовые резервы

    Если идеи эмансипации негров и феминизма в какой-то момент окажутся изчерпанными, у нас всегда останется запасной вариант. Цитирую: "Он пришёл к…