bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

Ненужное рассуждение

Под катом рассуждение о некоторых сторонах парламентской демократии - с неприменимыми в современной России практическими выводами и потому ненужное.

Многабукаф.

Люди в теме прекрасно понимают то, что написано ниже. Так что это в своём роде ликбез.

Итак, сравним так называемые пропорциональную и мажоритарную избирательные системы.

Для начала простой вопрос, который можно задавать на вступительных экзаменах на факультете политологии. Возьмём страны так называемой "Большой семёрки". В каких из них система мажоритарная, в каких пропорциональная или смешанная?

Мажоритарная - в США, Великобритании, Франции и Канаде. Это наш список № 1. Пропорциональная - в Италии и Японии. Смешанная - в Германии. Германская система формально отдаёт приоритет кандидатам, победившим в выборах по одномандатным округам (таковые заполняют большинство мест по партийной квоте). Но практическое значение это обстоятельство имеет небольшое, поскольку роль партии в выдвижении кандидатов всё равно определяющая. (Беспартийных самовыдвиженцев нет, хотя прохождение назначенных партией кандидатов через выборы и снижает риск появления совсем уж некачественных депутатов). Оговоримся, впрочем, что Японии и Италии и такой системы не досталось. Видимо, это признак существования некоторой иерархии внутри списка №2 стран - членов "Большой семёрки".

Итак, мы имеем 4 страны, в которых партии официально (юридически) не участвуют в политическом процессе, поскольку кандидаты выдвигают сами себя как частные лица. И 3 страны, в которых партии по закону имеют решающее воздействие на отбор кандидатов.

Хорошо. Теперь собственно вопрос абитуриенту. По какому ещё признаку те же 7 стран можно разделить на те же 2 группы?

Наш образованный абитуриент сразу отвечает: "Их можно разделить на виннеров и лузеров применительно к итогам Второй мировой войны".

Если говорить о Германии, то она у нас лузер и по WWI. При кайзере в Германии была мажоритарная система, в Веймарской республике - чисто пропорциональная. Вторая, как мы знаем, и презентовала миру Гитлера. А по результатам ВМВ Германия выслужилась до смешанной системы. Есть ли в этом заслуга Гитлера? Вопрос риторический. Алоизыч сделал очень многое из того, для чего был создан. Истребил много русских, например.

Итак, победители имеют мажоритарную систему, проигравшие - пропорциональную. Зачем?

Не думаю, что открою читателю Америку, если скажу, что основная задача таких победителей, как группа №1, после выигранной войны - обеспечить послевоенное внешнее управление побеждёнными. То есть, введённая победителями (во всех трёх странах списка №2 послевоенную политическую конструкцию определяли они) пропорциональная избирательная система есть инструмент внешнего управления страной. Мажоритарная же есть признак некоторого суверенитета. Некоторого - поскольку, как мы знаем, помимо прямых политических инструментов внешнего управления есть не менее действенные финансовые. А они у нас практически экстерриториальны и с их точки зрения все страны мира есть проигравшие. Но это сегодня не наша тема, вернёмся к парламентской системе. Отметим лишь, что если прямые политические инструменты контроля существуют и активно используются, значит финансовые не самодостаточны.

Прямой политический контроль это всегда контроль за людьми. За конкретными людьми с именами и фамилиями. Чтобы контролировать одного человека, необходимо не так уж много усилий. Человек по природе слаб и редко способен противостоять организованному давлению, сохраняя при этом жизнь и дееспособность. А если нужно контролировать массу людей? Тогда количество усилий растёт пропорционально (как минимум, прямо пропорционально, если считать без учёта взаимодействия между управляемыми субъектами и их способности к самоорганизации). А сколько людей нужно контролировать?

Сделаем условный подсчёт, не отражающий реальность, но дающий, как мне кажется, представление о соотношении систем.

Допустим, нам необходимо контролировать парламент численностью в 450 человек, избираемый по мажоритарной системе. Что нам нужно, чтобы исключить все случайности? Нужно контролировать всех кандидатов, имеющих шансы на избрание, и тех, на кого они опираются. Допустим, в каждом из 450 округов у нас по 3 кандидата, имеющих реальные шансы на избрание. Допустим, каждый из кандидатов опирается на 10 человек, без которых его избрание невозможно. (Сейчас неважно, однопартийцы ли это, чиновники, предприниматели или боссы мафии; важно, что в одиночку политикой не занимаются). Итак, (1 + 10) * 3 * 450 = 14 850 человек. Столькими нужно управлять, если мы хотим контролировать парламент страны.

При пропорциональной системе подсчёт иной. Допустим, в Неместодлядискуссий, формируемое по партийным спискам, у нас проходят 4 партии. Партийный список каждой партии после формирования утверждает некая группа из 5 высокопоставленных партийцев. Эти люди имеют полномочия вычеркнуть из списка любого человека или, как минимум, передвинуть его вниз, на "неизбираемую" позицию. (То есть, если в список по недосмотру низовой организации пролез неудобный, но популярный в народе субъект, а партия рассчитывает на 100 мандатов, то можно сделать неудобного 113-м, и дело в шляпе; в выборах и агитации за партию субъект будет участвовать, сделает своё дело и пойдёт отдыхать). В этом случае для контроля за всем процессом нам нужно управлять лишь 4 х 5 = 20 людьми.

20 и 14 850 - почувствуйте разницу. Конечно, если мы не ставим задачу контролировать 100% парламентариев, а, скажем, 2/3, то цифры будут поменьше, но их соотношение не изменится. В "полуторапартийной системе" нам вообще нужно держать всего пятерых - плёвая задача для любой серьёзной разведки. Если мы хотим управлять страной извне, пропорциональная система - огромный подарок нам. А мажоритарная - существенная техническая помеха. Конечно, вторая - не гарантия независимости, но кому нужны проблемы? Ресурсы ограничены даже у победителей, и они ищут пути оптимизации системы управления. Поэтому всевластие партий в странах-лузерах - их важный козырь.

Здесь могут возникнуть два возражения.

Первое - существование внутрипартийной демократии. Могут ли при таковой возникнуть 5 человек, которые на конечном этапе будут по своему произволу формировать окончательный вид партийного списка? Вопрос, на самом деле, дилетантский. Человек, не умеющий манипулировать однопартийцами, никогда не доберётся до верхушки в руководстве партии. А добравшись до неё, он получит в руки партийные финансы... и этим всё сказано, собственно. (Это всё при условии, что партия вообще не является "кремлёвским" проектом и её руководство просто не назначается сверху). Партийная система как таковая есть гарантия манипулятивного управления страной, осуществляемого узкой группой лиц - даже при полном отсутствии каких-либо зарубежных стран на горизонте. Партии лишь выглядят организациями единомышленников, на само же деле как таковые они есть инструмент изъятия реальной политической власти из избирательной системы.

Второе - если двумя десятками партбоссов могут управлять из-за рубежа, то не проще и не удобнее ли управлять ими изнутри? Не может ли возникнуть патриотическая группа, которая через посредство пропорциональной системы захватит реальную власть и станет использовать её в интересах национального суверенитета? Вопрос этот имеет реальную почву в современной российской политической мифологии... и не имеет её более нигде. Это всего лишь фэнтези. Почему? Разве скрытая диктатура не может быть формой обеспечения спасения страны, в том числе от внешнего управления? Нет. Вообразить я могу многое, но, по крайней мере, здесь я бы на воображение не полагался. Первое, очевидное замечание: а где гарантия, что заправилами партий заправляют именно патриоты? Система непрозрачна; воображать мы можем что угодно, но стоит ли рисковать? Цена вопроса слишком велика, ПМСМ, чтобы экспериментировать в надежде, что заветный "золотой ключик" найдёт именно Буратино. Второе замечание несколько сложнее. Допустим, мы патриоты и нам удалось получить под свой контроль политические партии, участвующие в пропорциональной имитации демократии. На сегодня мы обеспечили суверенитет. А завтра? Не разумно ли, проделав минимум необходимых операций (как при древнеримской диктатуре - за шесть месяцев полномочий) постараться создать новую политическую систему, которая в будущем существенно снизит риск возникновения внешнего управления? Разве построить что-то, что будет существовать и приносить пользу после тебя не есть первейший долг патриота и гражданина? А долг коллаборациониста перед своими хозяевами - не допустить создания ситуации, которая в будущем могла бы составить хозяевам проблему. Поэтому коллаборационист будет холить и лелеять систему, в которой обеспечивается всевластие партий. Так что увы поклонникам российского политического фэнтези, считающим, что если субъект выглядит, как нехочуругаццо, ходит, как нехочуругаццо и крякает, как нехочуругаццо, то вполне возможно, что это скрытый лебедь - только маскируется. Нет тут никакого второго дна.

Собственно, как мы помним (а если не помним, то абитуриент-политолог нас поправит) Россия теперь входит в "большую восьмёрку", и та уже не "семёрка", с которой мы начали разговор. Входит, ЕМНИП, не совсем, но не это сейчас суть важно. Важно, что в РФ поначалу была полностью мажоритарная система. При Ельцине, которого только психически больные не считают худшим руководителем России за всю её историю (после, разве что Горбачёва), с 93-го года была смешанная система, в которой половина Думы, теоретически, могла состоять из самовыдвиженцев (и хоть какие-то сигналы могли дойти снизу вверх). А позиционирующий себя как государственника Путин передал все полномочия по формированию персонального состава Думы партиям. Это я к вопросу о некоторых до сих пор продаваемых на рынке иллюзиях. Казалось бы, они давно должны были исчезнуть, как МММ. Но они существуют - как МММ.

Завершая тему "7/8" замечу, что в странах из группы №1, например в Великобритании, существует мнение о необходимости перехода к пропорциональной системе. Для этого некоторые политики (как Тони Блэр, например, которого, правда, теперь уже мало кто помнит) поговаривают о принятии Конституции СКВБиСИ. Полагаю, что в данном случае речь не идёт непременно о подготовке введения внешнего управления, хотя заподозрить это и можно. Скорее, английские политики считают, что в предвыборных кампаниях приходится уделять слишком много внимания избирателю, и что формирование личного состава Парламента неплохо бы перенести в партийные кулуары.

Выборы любого лица - от супруга до Президента - всегда по определению покупка кота в мешке. Тем не менее, если кота можно хотя бы пощупать и убедиться, что это именно кот, а не галка, то напряжённость выбора и количество послевыборных вариантов несколько снижаются. Пропорциональная же система предлагает нам, образно говоря, приобретение закрытого сосуда без этикетки, который мы должны выбирать по цвету; эта банка синяя, эта красная. Что внутри - неизвестно. Если бы на банках хотя бы писали: "Тушёнка", то мы могли бы ожидать, что тушёнка окажется некачественной (всякое бывает), но точно не ждали бы ананасового компота. Но не написано вообще ничего! Если вы, читатель, перед выборами в Госдуму 4 декабря прошлого года интересовались этой процедурой, был ли вам известен персональный состав партийных списков каждой партии? Лично вам? Теоретически, возможно, эти списки можно перед выборами где-то найти в публичном доступе, хотя лично я не знаю, как. Партии, включая КПРФ, как-то не торопятся афишировать эти тексты (разве что "списочных" актёров пеарят, хотя они-то потом от мандатов и отказываются, отыграв свои роли в политической постановке). А ведь, по идее, списки кандидатов от партии должны быть в каждой пропагандистской брошюре, которые бросают в почтовые ящики - "Смотрите, каких классных людей мы вам предлагаем!". (Впрочем, не много партейцы, включая упомянутых комми, и бросали в п/я - видимо, агитация какого-то там избирателя их не очень интересовала). "Покупайте закрытую банку без надписей, но зато красивого красного (синего, любого намешаем) цвета!"

И с какого бодуна мы называем всю эту нехочуругаццо выборами?

Добавлю походу, что для сравнения и любых иных целей в Сети можно найти похожие рассуждения.

Я ничего не написал о фальсификации собственно избирательного процесса и его результатов как методе обеспечения нужного результата. Мы просто помним, что всё это тоже есть. В целом перед нами ремень с подтяжками; многократная система резервирования.

Теперь, на закуску, самое ненужное - моё представление о том, что бы было хорошо. Можно дальше не читать. :) Бесполезная информация.

Итак, выборы я предпочёл бы мажоритарные. (О недостатках демократии вообще я сейчас не говорю; рассуждение стараюсь ограничить заявленной темой). Но округа я хотел бы видеть двухмандатные. Почему? Потому, что, как правило, наиболее острая борьба в округе происходит между двумя кандидатами. Если выборы проводятся в один тур и побеждает набравший простое большинство (как в Англии, например), то депутат в реальности оказывается, как правило, представляющим, в лучшем случае, 35-40% от общего числа проголосовавших. Мнение остальных просто не учитывается. Если выборы проводятся в два тура, то в острой борьбе между двумя оставшимися голоса распределяются, как правило, с относительно небольшим разрывом (или, как на последних президентских выборах во Франции, с ничтожным - около процента). Это естественное следствие накала борьбы. Допустим, у победителя 55%. Но на выборы во втором туре обычно не приходит часть избирателей тура первого - из числа сторонников не прошедших во второй тур кандидатов. Таким образом, депутат представляет менее половины от числа проголосовавших в первом туре (и это ещё хороший вариант). Если же сделать округа двухмандатными, то при наборе двумя наиболее яркими кандидатами соответственно 40 и 30%, парламент будет отражать мнение уже 70% избирателей. Кроме того, в нём будет представлен более широкий круг точек зрения, поскольку два самых популярных кандидата обычно принадлежат к непримиримым или труднопримиримым лагерям. В таком парламенте постоянно будут свары, скажете? Лучше пусть свары будут в парламенте, чем на улицах. Чем меньше недовольных избирателей будет после выборов, тем лучше. И гражданская активность поднимется - ведь реальный шанс увидеть своё мнение учтённым возрастёт.

Количество округов при этом советую оставить неизменным. Пусть в Думе будет 900 депутатов, в чём проблема? В Бундестаге сейчас их 622, а в России и населения, и проблем побольше.

А ещё бы институт независимых прокуроров... Эх, не пора ли спать? Размечтался.

:)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments