bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

К истории Европы и России

Одна из многочисленных и при этом справедливых концепций истории Европы и России начиная с раннего Средневековья и до наших дней состоит в представлении основной интриги как противостояния национального (народного) начала и интернациональной, наднациональной Церкви. Наднациональная Церковь при этом выступает инструментом управления народами в интересах самой себя (по-видимому; другого интерессанта я не наблюдаю).

С идеологическо-пропагандистской точки зрения конфликт имел обыкновение оформляться в виде религиозно-догматического, поэтому мы знаем о бесчисленных "ересях" и "сектах" - каковые на поверку оказываются народами либо национально ориентированными группами. Конфликт часто усложнялся сочетанием соперничества по линии Церковь - народ с соперничеством по линии народ - народ. Так, подавление наднациональным Католицизмом "альбигойской ереси" и, позднее, "гугенотства" одновременно было подавлением лангедорами (французами) лангедокцев. Часть национально ориентированных элит была готова бороться за права и независимость своих народов без отступления от догматов Церкви; таков, к примеру, Данте Алигьери. Назвать их политическую деятельность удачной сложно. Чтобы провести границу, её нужно проводить от Земли до Неба.

Наибольших успехов достигли те национальные элиты, которые смогли отмежеваться от наднациональной Церкви также и идеологически. Здесь очень нагляден пример Англии. Её национальному становлению помогли не только Канал, отделявший её от завоевателей, и не только Война Роз, радикально проредившая норманнскую (то есть, оккупационную) элиту страны, облегчив тем самым создание элиты национальной. Главный успех Англии это даже не переезд в неё из Голландии торгово-финансовой элиты Европы, при всей важности данного события, а создание национальной Церкви. Анекдотичность данной истории, связанной с любвеобильностью короля, не может затмить глубокой заинтересованности национальной элиты страны в формировании собственного идеологического центра - в противном случае у короля ничего не получилось бы, либо его дело умерло бы вместе с ним и было бы предано проклятию (как произошло в случае в Эхнатоном). Крупнейший успех Европы в целом это Вестфальский мир, поставивший религиозные права монархов выше прав наднациональной церковной системы. С этого момента католицизм уже никогда не имел того влияния, что прежде, и началось постепенное национальное возрождение континента. По большому счёту, Средние века закончились именно Тридцатилетней войной. Ренессанс, важный для развития личности и представления об её самоценности, всё же мало чего стоил бы без поддержки пушек.

История России в этом смысле вполне аналогична истории Европы - за исключением успеха национальной борьбы и прекращения Средневековья. Наднациональная Церковь регулярно одерживала победы над национальным началом. Ей удавались такие вещи, как поднять Русь на борьбу с Мамаем за интересы Орды, как Раскол, приведший, фактически, к гражданской войне и геноциду русских в противостоянии народа, имевшего собственное представление о Вере, и Церкви, подчинившей себе государство. Ответные успехи были, увы, половинчатыми - но и они дали довольно масштабные результаты. Пётр Великий, увы, не вполне последовал примеру своего английского коллеги Генриха и не создал новую Церковь, полностью оторванную ото всего остального Православия и выполняющую национальные задачи. Но ему удалось существенно подорвать иностранное влияние, проводившееся через Церковь (что было особенно актуально ввиду того, что религиозный центр Православия тогда находился уже во враждебной русским Османской империи и явно работал не на Россию - как обстоит дело и сейчас, впрочем). При всей своей противоречивости последующие двести лет стали временем наибольшего успеха русских как нации. Затем 1917 год ознаменовал уничтожение России и становление на её территории властной системы, полностью ориентированной на наднациональные интересы и даже официально подававшейся, как интернациональная. Русские в этой колониальной по сути системе играли роль кули и аскари. Данная система, с некоторыми внутриэлитными изменениями, существует и сейчас, то есть в случае России аналогичного европейскому торжества нации над Церковью не случилось. Именно это обстоятельство и отделяет нашу страну от остальной Европы. Интересно, что очень многие русские вполне искренне считают, что наднациональная Церковь не только представляет интересы русских, но и является их идентификатором. На самом деле отличия между русскими и православными такие же, как между русскими и советскими. Русские это народ (и протонация), а советские и православные это адепты вненациональных и вненародных культов.

Нетрудно догадаться, что народ, не обладающий собственным, свойственным только ему идеологическим центром, обречён быть психологически зависимым от внешних сил. Вспомните об этом, когда в очередной раз столкнётесь с фактами, свидетельствующими о преклонении русских перед интересами и мнениями иностранцев. При обратном положении дел европейский народ имеет хорошие шансы на достижение успехов собственными усилиями. Существует общеизвестное мнение о связи между коммерческими достижениями европейских народов и духом протестантизма. Это мнение нередко справедливо высмеивают, напоминая об успехах народов азиатских, протестантизма не имеющих. Однако было бы верно обратить внимание не на догматы протестантизма, а на сам факт его существования и подчинённость протестантских Церквей. Протестантские Церкви (кроме англиканской, занимающей промежуточное положение) являются, по сути дела, коммерческими предприятиями, обслуживающими местное население. Как все коммерческие предприятия они полностью зависимы от своих клиентов и де-факто являются их собственностью. Неудивительно, что они выражают их подлинные интересы - а подлинные интересы каждого народа безусловно включают в себя коммерческий успех его деятельности. Протестантские Церкви идеологически поддерживают этот успех, давая приверженным им народам ощущение психологической правоты и безусловной собственной значимости. То есть, создают психологический фундамент для успешной деятельности.

Я не знаю, какие именно Церкви нужны русским, и нужны ли им именно Церкви. Как атеист я предпочёл бы несколько иной подход к идеологии. Но точно знаю одно: любая идеологическая сила, претендующая на роль выразителя интересов русских, должна говорить о том, что русские имеют право быть богатыми и свободными - даже в ущерб интересам других народов, если потребуется. Хотя обыкновенно коммерческий успех, как Солнце, светит всем.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/423137.html.
Subscribe

  • Метод это смерть мышления

    Естественное стремление отойти от шаблона и увидеть людей за "голыми" схемами может привести к желанию обращать внимание на роль личности в степени…

  • За повсеместную электросварку

    Каких только приспособлений для бегства из закрытых стран люди не выдумывали. Помнится, две немецкие семьи соорудили самолёт, чтобы убежать из ГДР.…

  • Кляп как сложная конструкция

    Положение с ограничениями свободы слова на контролируемом Западом пространстве от "мейнстримных" США до карго-культной Украины можно описать словами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 55 comments

  • Метод это смерть мышления

    Естественное стремление отойти от шаблона и увидеть людей за "голыми" схемами может привести к желанию обращать внимание на роль личности в степени…

  • За повсеместную электросварку

    Каких только приспособлений для бегства из закрытых стран люди не выдумывали. Помнится, две немецкие семьи соорудили самолёт, чтобы убежать из ГДР.…

  • Кляп как сложная конструкция

    Положение с ограничениями свободы слова на контролируемом Западом пространстве от "мейнстримных" США до карго-культной Украины можно описать словами…