bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

О строительстве империй

Изложу тезисы по теории строительства империй. Вдруг кому пригодится.

Империя начинается с появления субъекта - кого-то, кому империя необходима либо выгодна (это не одно и то же, как вы понимаете). Субъект это группа лиц (обычно полис, протонация, нация), связанных единым интересом по отношению к идее строительства империи. В случае успеха в деле создания империи субъект получает некие выгоды, которые становятся его собственностью и отличительным признаком. Скажем, для Древнего Рима, упрощённо, это римское гражданство и определённые личные и общественные привилегии по отношению к другим жителям империи, не имеющим гражданства.

Далее субъект начинает действовать и каким-то путём, как правило военным, приобретает некие новые территории с населением. Если приобретённые территории не имеют населения либо имеют его крайне мало, то мы вправе говорить не о создании империи, а о колонизации. Скажем, заселение европейцами нынешней территории США это колонизация. При этом для проведения колонизации не важно, была ли территория пустынной изначально либо стала таковой в результате завоевания. Важно, что империи при такое подходе не возникает. То есть, имперское расширение это всегда расширение с физическим сохранением местных этносов, по крайней мере в основном - по определению. Поэтому, когда Грузию называют микроимперией, это неверно, так как грузины предпочли бы получить территории Абхазии и Южной Осетии без местного негрузинского населения. То есть, грузины колонисты, а не имперцы (в своих мечтах, конечно).

Империю необходимо не только собрать, но и сохранить. Эта задача куда сложнее и интереснее, чем простое завоевание. После покорения империей некоей территории возникает проблема сосуществования с местным населением на условиях, обеспечивающих минимизацию затрат на поддержание порядка. Это может достигаться несколькими способами и их сочетаниями. Первый, наиболее очевидный способ - прямое устрашение насилием. (Как было у древних римлян в Иудее, например). Данный подход имеет очевидные недостатки. Он довольно затратен и всегда чреват рецидивами неподчинения как в виде восстаний, так и в виде личной мести и, что особенно неприятно, поддержки покорённым населением провинции любого иностранного оппонента империи. Пример - Польша в составе Российской империи и советской квазиимперии. (В Польше, на самом деле, использовались и иные методы, но явно с недостаточной интенсивностью). "Вылечить" провинцию, прибегая только к насилию, можно геноцидом либо изгнанием потенциально бунтарского населения (как сделали римляне в Иудее). Такое решение фактически меняет условие задачи, сводя его к колонизации, то есть подвергнутая геноциду либо этнической чистке провинция выпадает из имперского дискурса. Иудею римляне почему-то не колонизировали, но это другой вопрос. В общем случае переход от устрашения насилием к геноциду либо изгнанию означает перевод провинции в статус колонии. (Под колонией здесь понимается территория, заселённая, преимущественно, представителями субъекта империи и являющаяся, фактически, филиалом субъекта).

Второй способ укрепления империи это постепенное предоставление покорённым провинциям привилегий, являющихся собственностью субъекта империи. Древний Рим шёл и по этому пути. (Вообще, следует отметить, ни один из способов усмирения провинций "в чистом виде" практически не используется). На определённом этапе развития империи данный способ умиротворения провинций играл определённую положительную роль, снижая затраты на поддержание имперского статус-кво. Однако со временем распространение привилегий субъекта империи на всех ликвидировало сам субъект. Хозяевами империи становились все - и никто в отдельности. При этом исторический центр империи по отношению к бывшим провинциям из потенциального источника прав и выгод превращался в бюрократический придаток к реальной жизни и источник головной боли. Соответственно, мотивация провинций на сохранение своего присутствия в империи исчезала. Этим путём Древний Рим был приведён к гибели.

Третий способ укрепления империи это политика ассимиляции местного населения. Данный способ имеет недостатки. Во-первых, он требует весьма продолжительного времени для своей реализации. Во-вторых, будучи частично реализованным, он создаёт дополнительные точки напряжения внутри провинции - между уже ассимилированными и противящимися ассимиляции. Последние, чувуствуя для себя неотвратимую угрозу потери самости, становятся особенно активными противниками как имперского центра, так и уже ассимилированных лиц. Дело усугубляется тем, что у протестных категорий жителей провинций при таком способе есть время как на самоорганизацию, так и на обращение за помощью к иностранным государствам - оппонентам империи. Добавим к этому то обстоятельство, что нередко культурная ассимиляция может вызывать крайне болезненную реакцию. Вспомним от роли культа Антиноя во взаимоотношениях иудеев и римлян, например. Да и Донбасс где-то рядом - во всех смыслах. Из всего этого можно сделать вывод, что ассимиляция сможет эффективно работать только в специфических условиях; при небольшой численности населения провинций по отношению к населению метрополии, например. То есть, когда империя это не совсем империя, а лишь национальное государство с окраинами. Такой подход выводит проблему за рамки имперского дискурса. А в случае успеха ассимиляция приведёт к последствиям, описанным в предыдущем абзаце - субъект империи окажется размытым. В лучшем случае империя превратится в национальное государство, в худшем будет иметь постоянную "головную боль" в виде агрессивных оппонентов, готовых пойти на сговор с любым иностранным государством - врагом империи.

В результате мы получаем весьма невесёлую для всех империй картину. Если расширение основано на приобретении территорий без населения, то мы говорим о простой колонизации, следовательно империи не возникает. Если расширение на продолжительном отрезке времени обеспечивается прямым насильственным устрашением населения провинций, то империя фактически оказывается в состоянии перманентной войны с самой собой. С учётом перспектив вмешательства в эту войну иностранных государств - оппонентов империи подобное напряжение легко может стать чрезмерным - с соответствующими последствиями. Для империи это политика постоянной и тяжёлой борьбы с постоянной угрозой потери контроля над ситуацией. Если расширение обеспечивается умиротворением провинций через предоставление им прав субъекта империи и соответствующего таковым уровня экономического благополучия, то субъект империи размывается вплоть до полного самоуничтожения. Для империи это политика самоубийства. Если расширение обеспечивается ассимиляцией, то империя либо превращается в национальное государство, то есть перестаёт быть империей, либо, что более вероятно при относительно большой численности населения провинций, приобретает проблемы, свойственные одновременно двум другим способам - частичное размытие субъекта империи ассимилированными и жёсткий протест со стороны ещё не ассимилированных. Для империи это политика постоянной и тяжёлой борьбы при одновременном медленном самоубийстве.

Начинающим империостроителям я могу с уверенностью сказать, что дело они затевают сложное и чреватое тотальным крахом. По логике вещей империи не должны жить долго. Многие империостроители понимали это и выбирали, как им казалось, мудрый и компромиссный путь. Я говорю о политике очень медленного расширения границ субъекта империи (предоставления провинциалам прав) через политику ассимиляции с обязательным силовым давлением на остальных. То есть, предоставление прав в обмен на полную ассимиляцию небольшой части населения провинций. Конечно, я говорю об элитах. Превращение провинциальных элит в имперскую через систему обучения и военной и государственной службы, через некоторые экономические выгоды, при условии полного "растворения" в основной массе имперских элит с потерей изначальной самости. Похожая система работала в Российской империи и советской квазиимперии. Но не спасла их. Очевидно, проводить политику достаточно тонко и избегая при этом дисбалансов на практике невозможно. И, как выясняется, ассимиляция при наличии формализованных выгод легко оказывается симуляцией. В кризисной же ситуации "новая имперская элита" легко вспоминает, кто она такая на самом деле. И от такого врага, находящегося "внутри крепости", у империи защиты уже нет.

В общем, что я хочу сказать начинающим строителям империй? Крепко подумайте, прежде чем браться за дело. А потом подумайте ещё раз.
_________

Добавлю, что к распространённым рассуждениям в духе "Россия всегда была империей и может быть только империей" всё вышесказанное не имеет отношения. Поскольку данные рассуждения являются не попыткой возродить имперский дух, а пропагандой, рассчитанной на русских и имеющих целью сагитировать их терпеть положение "цемента" в совершенно чужой им конструкции - конструкции если и имперской, то не с русскими в роли субъекта.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/390619.html.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments