bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Categories:

Коллективизация: напоминание

Встретил дискуссию, в которой участники оной, помимо прочего, обсуждали вопрос о том, насколько коллективизация была удачным решением с точки зрения обеспечения росшей промышленности рабочей силой. Удивился. Решил напомнить.

Для обеспечения перетока достаточного для развития промышленности количества крестьян в города, на заводы коллективизация не была нужна вообще. Для сего и Советская власть не была нужна. Вполне хватало обективно сложившегося во многих губерниях малоземелья, постепенно усиливавшегося по мере роста численности населения. Коллективизация и не ставила своей задачей обеспечить переток людей из деревень в города. При имевшей место безработице в промышленности и общей бедности крестьянства какие-либо специальные меры помимо установки фабричным мало-мальски достойного жалованья для привлечения новых рук не требовались в принципе.

Ни новые рабочие руки, ни повышение урожайности, ни индустриализация сельского хозяйства, ни что либо подобное, не говоря уже о росте благосостояния крестьян, не было задачей коллективизации. Даже обеспечение власти большевиков через ослабление людской базы их потенциальных "мелкобуржуазных" конкурентов не было целью сего мероприятия.

Задача коллективизации была простой и ориентированной не на управление людьми как таковое, а на прямое управление материальными запасами. До коллективизации произведённый продовольственный продукт оказывался в ведении производителя; работник не отчуждался от результатов своего труда. Перед государством стояла задача побудить крестьян отдавать выращенный ими хлеб для прокормления городов и, ввиду намечавшейся индустриализации, для экспорта. Данная задача в различные периоды решалась большевиками при помощи продразвёрстки, продналога (см.), государственных закупок. Все этим методы к середине 20 годов продемонстрировали свою недостаточную эффективность и крайне скверную склонность к интенсификации. Так, манипуляции с ценами на хлеб и промтовары привели к кризису снабжения хлебом и сбыта промпродукции, а не к увеличению хлебного потока в государственные закрома. Крестьянин требовал за свой труд возмещения товарами, которое казалось ему достойным и адекватным, в противном случае будучи готовым уйти в самоизоляцию. Стало ясно, что повышение нормы эксплуатации крестьянского труда государством при сохранении товарной субъектности сельских жителей невозможно.

В конечном итоге руководством страны было найдено решение проблемы. Идея состояла в том, что собранный хлеб должен направляться с поля не в амбар крестьянина, а в государственное хранилище. Что из собранного потом получит крестьянин, можно будет регулировать по обстоятельствам. Возможно, что ничего не получит; перетопчется. Вся коллективизация вписывается в схему "хлеб вези не туда, а сюда". Просто и, как мы знаем, вполне эффективно. Новая схема обеспечила практически полный контроль государства над произведённым в стране продовольствием. Ходить по дворам и упрашивать, покупать либо забирать хлеб силой уже не было нужно; в просителя государственного подаяния превратился весь народ. Целью коллективизации было именно свободное распоряжение физическими объектами, а социальные и политические последствия прикладывались уже такие, какие получались сами собой.

Произошло принудительное, не оправданное фактическим состоянием производительных сил и сложившимся соотношением числа работников и количества земли превращение индивидуального труда в псевдо-коллективный. "Псевдо-" оттого, что без изменения технологии труд фактически оставался индивидуальным, при этом став из добровольного управляемым и поднадзорным. По этому параметру труд колхозных крестьян имеет явное сходство с классическим рабством. Отметим, что как и рабам, советским крестьянам "не полагались" сложные орудия труда, и новая техника по мере появления концентрировалась на МТС. Отличие колхозной жизни от классического рабства состоит в том, что советские крестьяне оставались, хотя и с оговорками, лично свободными и при определённых условиях могли уходить из колхозов и перемещаться по стране. Принуждение к труду с точки зрения конструкции системы обеспечивалось не прямым физическим насилием, а фактом присвоения государством всех результатов труда. Работнику просто некуда было деваться, кроме как идти служить хозяевам страны. Как опция всегда существовало и физическое принуждение в виде решений об обязательном минимуме трудодней и наказаниях за его невыполнение. Аналогичная опция, со своей спецификой, существовала и в промышленности. Однако основой системы являлся именно тотальный контроль над материальными благами как таковыми.

Примерным фантастическим аналогом колхозного строя, мысленно доведённого до абсолюта, мог бы быть контроль над выдачей населению воздуха из запасов властителя при полном отсутствии иных инструментов контроля над людьми вследствие их практической ненужности. Мистическим аналогом была бы, видимо, власть богов, по своему произволу дающих и отбирающий у людей жизненную силу. Любопытно, что в качестве одного из наказаний за невыработку минимума трудодней определялось "считаться выбывшими из колхоза, потерявшими права колхозника и лишаться приусадебного участка", то есть практическое лишение средств к существованию.

Сравнение колхозного строя с крепостным правом, которое время от времени встречается, далеко от совершенства. В основе колхозной системы нет прикрепления ни к земле, ни к хозяину. С большой степенью условности можно считать, что, поскольку фактическим единоличным хозяином всех граждан СССР было государство, все крестьяне были прикреплены к нему. Но всё же это будет существенным извращением сути крепостного права, состоящей именно в наличии посредника между трудом крестьянина и нуждами государства, каковым выступал помещик, с известного времени даже не обязанный государству службой. В советской системе государство обеспечивало свои нужды без посредников - чем, собственно, и гордилось. Весь пафос рассказов о "преимуществах социализма" в "сухом остатке" сводится к отсутствию передаточных звеньев между волей государства, каковая понимается как источник стремления к абсолютному благу, и её исполнителями.

.



Данный пост является копией своего "зеркала" и тенью своей тени: http://bantaputu.dreamwidth.org/334059.html. Ваши соображения по поводу прочитанного я буду рад приветствовать и там, куда, кстати, можно попасть с OpenID.
Subscribe

  • Тонкости чтения

    Будучи в советские времена ребёнком и подростком, я успел застать и почувствовать одно явление, которого сегодня нет и не может быть. Некоторые…

  • Потребление это созидание

    Существует очень (просто очень-очень) распространённое мнение, согласно которому в потреблении мотивы необходимости и полезности играют роль лишь до…

  • В поисках простых моделей

    Сложные модели поведения людей, вне сомнения, хороши. Они описывают большее число фактов и позволяют совершать более изысканные манипуляции. Однако и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • Тонкости чтения

    Будучи в советские времена ребёнком и подростком, я успел застать и почувствовать одно явление, которого сегодня нет и не может быть. Некоторые…

  • Потребление это созидание

    Существует очень (просто очень-очень) распространённое мнение, согласно которому в потреблении мотивы необходимости и полезности играют роль лишь до…

  • В поисках простых моделей

    Сложные модели поведения людей, вне сомнения, хороши. Они описывают большее число фактов и позволяют совершать более изысканные манипуляции. Однако и…