bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

К вопросу теории коррупции

Много нонче пишут всякого про коррупцию. И я, вот, напишу.

Под коррупцией, в общем случае, понимают ситуацию, когда наёмный управляющий, будь то корпоративный или государственный, в рамках служебных обязанностей сознательно действует не в материальных интересах нанимателя, а в своих собственных. Вроде всё просто - попутал некто свою шерсть с государственной, и вот тебе коррупция. Но. Думаю, применительно к российской действительности тут кроется одно заблуждение. Заблуждение, которое не позволяет своим жертвам понять, почему же коррупции у нас так много и победить её не удаётся.


Не знаю, как на разных западах, а у нас это заблуждение происходит из советского времени. Тогда нам говорили, что господствующим в СССР классом является рабочий класс. А раз так, то бюрократ, ворующий казённое, коррупционер - однозначно.

Но это была неправда. Никаким "гегемоном" рабочий класс в СССР, конечно же, не был. Собственно, он и рабочим классом-то не был, а был обычным наёмным пролетариатом. Только без права добровольного увольнения с "общегосударственной фабрики", хы-хы. Впрочем, это всего лишь деталь; внеэкономическое принуждение в том или ином количестве всегда присутствует даже в самом что ни на есть развесёлом "свободнопредпринимательском" капитализме; отчего же ему не быть при советском строе?

Господствующим классом в СССР была, конечно же, бюрократия - владелец государства и страны в целом (практически полностью принадлежавшей государству). Да, это был специфический коллективный владелец, не имевший права индивидуальной собственности на предмет владения. На этом основании некоторые левоориентированные буквоеды, считающие себя хорошими теоретиками, утверждают, что, дескать, советский бюрократ не собственник - ведь он не мог купить или продать предприятие. Но это чепуха. Право собственности - очень гибкий инструмент. Он позволяет себе принимать многообразные формы, каждая из которых, однако, чётко отвечает на вопрос: "Кто в доме хозяин?" У советской бюрократии была своя, соответствующая сущности бюрократии, разновидность права собственности на страну и всё производительные силы её. Нечто вроде общинной собственности в полузакрытой общине, скажем. Любители точности в теоретической терминологии могут предложить свои варианты.

Благодаря Великой Октябрьской социалистической революции группа будущих бюрократов завладела страной - примерно, как Гримальдо Канелла в 1297 году завладел Монако. В тот момент бюрократия как концепт выиграла у реальных довольно сильной буржуазии и полудохлого тогда уже дворянства. Из трёх возможных владельцев страны (из которых дворянству в любом случае пришлось бы уйти) в результате Гражданской войны остался один; ему всё и досталось. Лично от себя могу заметить, что для страны и народа в целом это был далеко не худший сценарий - при всех его кровавых эпизодах. Одним из условий существования взявшей власть группы был коллективный принцип владения страной. Существенно ограничивший этот принцип Иосиф Джугашвили был, с большой степенью вероятности, убит другими членами группы, а после смерти предан анафеме. После этого коллективный принцип владения страной (который группа вследствие особенностей своего идеологического прикрытия именовала коллективным управлением) не подвергался сомнению до самого распада системы. Бюрократия это такой класс собственников, который владеет собственностью коллективно; что не так? Муравьи тоже владеют муравейником коллективно, а не каждый своим кусочком, и не перестают от этого быть биологическим видом - как бюрократы не перестают быть классом собственников оттого, что не могут осуществлять своё право по одному.

Можно задаться вопросом: откуда взялся принцип коллективной собственности в рамках господствующего класса? Эта тема выходит за рамки настоящего разговора; замечу лишь, что откуда бы этот принцип не взялся, в конкретное время в конкретной стране он вполне неплохо соответствовал потребностям развития производительных сил и мобилизации ресурсов общества для решения неотложных задач. О подобном соответствии, воплощённом теми или иными способами, у нас по сию пору мечтают весьма многие, и не скажу, что мечтают без оснований на то.

Некоторые могут попытаться поправить меня, заметив, что, дескать, бюрократия это не класс. На это я отвечу: ребята, если в вашей системе классификации группа людей, занимающая господствующее положение в обществе по признаку отношения к производству и имеющая чёткие обособляющие её признаки не называется классом, то это проблема сугубо вашей системы классификации. Я не буквоед и могу согласиться с именованием бюрократии надотрядом, семейством или, если хотите, даже подвидом. Мне, по большому счёту, пофиг - как объективной действительности пофиг на недостатки некоторых классификаций. Я говорю так, чтобы читатели меня поняли. Я уверен, что меня все понимают.

Так вот, если представитель господствующего класса, являющегося собственником страны, идёт и что-то берёт, то он имеет на это право. Мы же не скажем, что предприниматель, вынувший деньги из бизнеса для личных нужд, обокрал кого-то или же коррупционно разложился, как мёртвый киборг, правда? Он имеет право. Это право когда-то завоёвано силой и поддерживается системой государственного насилия. Можно говорить о несправедливости данного права как такового, но нелепо говорить о неправомочности конкретного действия, направленного на личное обогащение. Действие вполне правомочно. Если бюрократия является собственницей страны, то для бюрократа "путать свою шерсть с государственной" не только не порок, но, фактически, прямая обязанность - зачем нужна власть, если ею не пользоваться?

В системе, в которой все управляющие являются собственниками, коррупции быть не может в принципе. В такой системе возможен конфликт внутри иерархии управляющих-собственников, прекрасно описанный когда-то фразой: "Не по чину берёшь!" Но коррупции, разложения на почве материальных интересов, быть не может. Бюрократия как собственник государства и средств производства не способна на коррупцию по определению. Коррупция может возникнуть при наличии разрыва между собственником и исполнителем его воли. Если же собственник и проводник воли собственника существуют в едином лице, ржаветь и разлагаться просто нечему. Наши представления о существовании коррупции в СССР проистекают из навязанного нам советской бюрократией заблуждения, согласно которому таковая собственником страны и всего в ней не являлась. Таким образом, в некотором смысле советская бюрократия оказывается оклеветанной вследствие собственного обмана.

Если бюрократия является собственником не только государства, но и страны (как принадлежащей государству), и, в очень значительной степени, общества в целом - как это было в СССР и что называлось "тоталитаризмом", то цели, задачи, интересы бюрократии становятся целями, задачами, интересами страны и, в очень большой степени, общества. Страна Советов жила в интересах бюрократии и все происходившие в ней существенные перемены легко и непринуждённо объясняются интересами бюрократии как класса. Даже "сталинское" временное ограничение принципа коллективного управления - подчеркну, что лишь ограничение, а не устранение - соответствует логике реализации бюрократических интересов на определённом этапе (были критичны сроки решения задач; авторитаризм сокращал время, которое могло бы уйти на коллективный поиск решений, попутно решая ряд сопутствующих проблем вроде идеологической мобилизации населения). Соответственно, и перемены конца 80 годов XX века легко объяснимы в рамках указанной логики.

Говоря о разрушении советской системы, её противники обычно рассуждают в рамках парадигмы "освобождения от тоталитаризма"; сторонники - в рамках парадигм "предательства" и "контрреволюции". Обе стороны абсолютно неправы. В 1991 году в СССР не произошло освобождения от тоталитаризма; если уж указывать именно на тоталитаризм, то следует признать, что к концу 80 годов таковой в СССР давно выдохся и приобрёл совершенно безжизненные, ритуальные формы. Сброшен был не тоталитаризм, а его мёртвая кожа - собственно говоря, поэтому и так легко сброшен. Не было и ни предательства, ни контрреволюции. Бюрократия не предавала сама себя, продолжив следовать собственным интересам и реализуя своё завоёванное в Гражданской право на страну. За контрреволюцию же у нас принимают смену официально декларируемой идеологии с "левой" на "правую". Но видеть в смене официальной идеологии революционные или же контрреволюционные изменения общества это нелепое заблуждение. Когда киевский князь Владимир сменил официальную идеологию, было ли это революцией со сменой господствующего класса? Нет, это было укрепление господствовавшего класса при помощи усовершенствованной идеологической "прошивки". Советская бюрократия сменила "социализм" на "капитализм" потому, что эта смена позволила ей лучше реализовывать свои права собственника страны, эксплуатируя другие классы. Скажете, что бывшая советская бюрократия допустила существование буржуазии? Но ведь и Ленин допустил НЭП - как техническое средство в условиях, когда бюрократия ещё не была способна в полной мере взять на себя управление экономикой.

Что же в действительности произошло в СССР в 1991 году с точки зрения борьбы классов? А не произошло ничего. Ничего. Бюрократия как была, так и осталась господствующим классом, собственником государства и средств производства. Это касается абсолютно всех республик бывшего СССР, включая те, что уже вступили в ЕС. В них собственность на страны перешла из рук советской бюрократии в руки бюрократии европейской, что никак не означает революции и смены класса-гегемона. Класс-гегемон всё тот же.

Но разве не буржуазия теперь господствует в РФ и прочих осколках СССР? Смайлик. Разве господствует? Во всех постсоветских республиках бывшего СССР буржуазия - служанка бюрократии, не имеющая даже надёжного права частной собственности. Как совсем недавно справедливо отметил московский мэр, наличие документов о собственности ничего не означает, если государственная бюрократия имеет иное мнение. Что говорить о политических правах? Выборы в России профанированы не потому, что бюрократия ненавидит быть легитимизированной голосованием населения - как раз наоборот, любит. Проблема в том, что свободными выборами немедленно воспользуется буржуазия - чтобы отобрать у бюрократии часть власти. Поэтому свободных выборов нет и не будет; бюрократия просто защищается.

Для государственной бюрократии России буржуазия представляет собой сервисную прослойку населения, своего рода подкласс эффективных управленцев в сфере налаживания жизненного комфорта. Примерно, как рабы-управляющие в Древнем Риме. Существование буржуазии терпится бюрократией потому, что буржуазия поставляет бюрократии вкусную еду и красивые дома лучше, чем бюрократия способна делать это самостоятельно - в силу некоторых особенностей своего внутреннего устройства. Советская бюрократия, сравнив "волгу" и "мерседес", пришла к известному на Западе выводу: "The only thing worse than a car build by General Motors is the one build by the government". Потому, что у правительства получается дорого, ломуче и некомфортно. И тогда советская бюрократия решила допустить существование и деятельность буржуазии, своего главного конкурента - при условии, что та не будет иметь возможности претендовать на политическую власть и что буржуазное право собственности сможет быть в любой момент отменено по воле чиновника соответствующего ранга. Та часть буржуазии, которая не обслуживает государственную бюрократию (мелкий бизнес, разные ИП) планомерно уничтожается, как бесполезная ("мерседесы" строят не ИП, а детские ботинки хозяевам страны можно заказывать и в Лондоне). Та часть буржуазии, которая обслуживает государственную бюрократию (строит виллы для отдыха чиновников, покупает им яхты и т. д.) чувствует себя превосходно, но лишь в рамках, определяемых чиновничеством. Из необходимости подобных рамок - во избежание обретения буржуазией экономической и, тьфу-тьфу, политической субъектности, произрастает институт "крышевания". Бизнес имеет право на существование только тогда, когда он курируется чиновником; смерть конкретного чиновника убивает и бизнес, если тот не успевает найти иную "крышу". Полное фактическое бесправие буржуазии (при роскошном внешнем антураже её жизни) есть важная черта современного российского строя, хорошо иллюстрирующая тезис о сохранении бюрократии как господствующего класса после краха СССР.

Скажете, что в Прибалтике, например, у буржуазии с правом собственности всё окей? :) Нет. Буржуазия стран бывшего соцлагеря и некоторых бывших республик СССР находится в положении советских колхозников. Формально колхозы были самоуправляемыми организациями, собственниками своих средств производства. На деле практическая деятельность колхозов управлялась бюрократическими партийными и властными органами (тема единства советских партийной и государственной бюрократий, думаю, не нуждается в специальном развитии). Деятельность предпринимателей Европы управляется "брюссельской" бюрократией; ситуации, иллюстрирующие полное бесправие перед лицом таковой, можно подсмотреть, хотя бы, в Греции. Бюрократия лишь ограниченно вмешивается в текущую деятельность буржуазии лишь потому, что иное неоправданно увеличит расходы на управление. Фактически для европейской бюрократии буржуазия это тоже служебный класс. В этом смысле разницы между российским и европейским общественными устройствами нет. (Также в определённом смысле можно сравнить подчинённую бюрократии, "служебную" буржуазию с откупщиками; не получая права собственности на что-либо, откупщик снижает затраты истинного собственника на управление, беря при этом на себя все риски).

А миллиардеры? А миллиардеры, как однажды, несколько лет тому назад, прося господдержки, прямо указал Дерипаска, это лишь "хранители государственной собственности". Это пользующиеся особым доверием (или не пользующиеся, как Ходорковский) управляющие крупными "кусками" приносящей прибыль собственности. Существование в современной российской (и украинской) реальности миллиардеров объясняется не господством крупной буржуазии над государством, а объективной необходимостью управлять крупными производственными и финансовыми потоками, делая это более или менее соответствуя внешней обстановке. Существование в РФ миллиардеров диктуется требованиями производства (крупные формы выгоднее) и сбыта (экспорт предполагает участие в конкуренции, а тут требуется определённая расторопность, каковой у государственной бюрократии немного). Если бы государственная бюрократия могла не плодить миллиардеров, она бы их не плодила. Но тогда ей пришлось бы управлять крупными корпорациями самостоятельно, чего она старается избегать, по советскому опыту зная за собой определённые слабости в части управления. Да, далеко не все российские миллиардеры на самом деле могут обеспечивать коммерческие успехи вверенных им бизнесов. Но лучшего у российской бюрократии всё равно ничего нет. А эти люди проверенные, подконтрольные и хорошо служат "кошельками" государственных чиновников. Понятно, что с точки зрения бюрократии лояльность существенно ценнее эффективности в деле. Поэтому миллиардеров, доведших дело до необходимости государственного субсидирования бизнесов, не "увольняют" (того де Дерипаску).

Итак, о коррупции. Нет её в РФ, или почти нет. То, что мы обыкновенно называем коррупционными доходами, является, на самом деле, прибавочной стоимостью, передаваемой господствующему в РФ классу, бюрократии, её приказчиком - буржуазией.

Tags: Государство, Капсоц, Теория общества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments