bantaputu (bantaputu) wrote,
bantaputu
bantaputu

Category:

К земельному вопросу

Архиважный и архиинтересный вопрос о допустимости или же недопустимости частной собственности на землю, на мой взгляд, не имеет и не может иметь однозначного решения - по самой сути предмета, каковым является земля.

Предсталяется несомненным, что земля должна принадлежать тем, кто на ней живёт и трудится. Но что в данном случае означает "принадлежать"? Собственность на землю существенно отличается от собственности на средства производства или, скажем, от так называемой "интеллектуальной собственности". Собственность на землю это особый тип собственности. Он всегда ограничен. Землю, к примеру, нельзя вывести в оффшор, как капитал, нельзя перевезти в страну с более дешёвой рабочей силой, как оборудование, нельзя подарить всем-всем-всем право бесплатного пользования ею - как это можно сделать с книгой или технологией. Из невозможности вывезти землю за рубеж или поставить на неё пароль следует то, что землю всегда можно национализировать. То есть, даже абсолютное право латифундиста, если мы его признаем, всегда будет условно-ограничено текущим состоянием "классового перемирия". Земля это нечто особенное.

У меня пока нет однозначного ответа на вопрос, какой порядок владения и распоряжения землёй был бы оптимальным с точки зрения интересов людей, живущих и работающих на земле. Отчасти это определяется невозможностью точно установить субъектность "живущих и работающих", поскольку их состав неоднороден и расколот отношениями по поводу производства, то есть классовыми различиями. тем не менее, я постараюсь порассуждать на эту тему.

Можно определить три основных возможных типа собственности на землю. Это общегосударственная собственность, частная собственность и собственность местных общин. Эти типы собственности могут в той или иной степени пересекаться и ограничивать друг друга, скажем, в большинстве стран, в которых есть частная собственность на землю, включая РФ, право собственника распоряжаться своим имуществом существенно ограничено государством с точки зрения назначения и использования земель. В особенности ярко это ограничение проявляется в городах. Недра также нередко (и в РФ тоже) являются особым объектом управления, не принадлежащим собственнику земли автоматически по праву собственности на участок. Поэтому всякое рассуждение о типах собственности более или менее условно. В земельном вопросе фактическая взаимозависимость членов общества проявляется особенно остро.

Понятие общегосударственной собственности на землю "освящено" советской практикой и часто рассматривается в качестве своего рода идеала. Однако стоит заметить, что, выглядя средством борьбы с отчуждением земельных ресурсов от трудящихся, на деле подобный подход абсолютизирует данное отчуждение. Государство это инструмент подавления эксплуатируемых классов в интересах господствующего класса. Передача всей земли в абсолютное распоряжение государства фактически означает автоматическое и полное отчуждение земли от тех, кто на ней непосредственно трудится. И если мы даже решимся вообразить себе диктатуру пролетариата как действительный, а не виртуальный, факт, всё равно это не будет диктатура крестьянства. Тогда, как главный интерессант в земельном вопросе это именно крестьянство.

С частной собственностью на землю всё более или менее понятно. До тех пор, пока количество земли, пригодной для обработки, объективно превышает постребности общества при данном уровне техники, частная собственность выглядит не очень страшно; желающий трудиться так или иначе получит доступ к земле. При возникновении же дефицита частная собственность, особенно в условиях отсутствия инструментов общественного контроля над использованием земли, может стать причиной катастрофического обнищания масс - как это было во всем известном случае "огораживания" в Англии. В современной России частную собственность на землю ещё какое-то время можно будет потерпеть. Однако абсолютизировать частное земельное право ни в коем случае нельзя. Оно приемлемо постольку, поскольку распоряжается своего рода временными "излишками".

Общинная собственность на землю это необычное явление. Оно и существует и не существует одновременно. Общинная собственность может реализовываться лишь при наличии устойчивых и вполне самовластных механизмов местного самоуправления, "низового" народовластия. Фактически общинная собственность на землю это своего рода придаток к развитому местному самоуправлению - отчасти, впрочем, порождаемого данным видом собственности. То есть, введение общинной собственности приведёт к прогрессу в развитии местного самоуправления. В некоторой степени общинная собственность существует везде и всегда, поскольку интересы общин всегда так или иначе учитываются властями, даже если это власти оккупационные (если интересы совсем не учитываются, то подобное приводит к гибели общины). Ограничения на использование и городских, и сельскохозяйственных земельных участков, фактически существующие, наверное, во всех странах мира, опосредованно реализуют принцип общинного управления землёй. Однако не факт, что опосредованность в данном случае есть безусловное благо. Допускаю, что развитие общинного принципа землевладения могло бы, при грамотном подходе, существенно улучшить положение с правами граждан, не повредив при этом экономической активности.

Есть, однако, как минимум один пример, наглядно показывающий, что никакую схему землевладения нельзя считать самостоятельно работающим инструментом. Любая схема землевладения приобретает практические последствия лишь в ходе реализации в рамках сложившихся в обществе отношений. Коллективизация в СССР продемонстрировала, что несмотря на формально продекларированную государственную монополию на землю, государство на определённый момент времени фактически признавало определённое влияние общинного права на землю. Именно поэтому вступление в колхозы происходило в индивидуально-общественном порядке. Собственно, поэтому колхозы и понадобились - как способ канализации личной и общественной активности в нужном государству направлении. Если бы государственная собственность на землю действовала в период коллективизации без каких-либо оговорок, государство могло бы не возиться с организацией колхозов, а просто изъять земельные ресурсы из пользования местных общин в совхозы, поставив крестьян перед фактом необходимости трудиться по найму. Вроде бы налицо признаки фактического общинного землевладения. Однако здесь недоброжелатели колхозов укажут, что Советская власть не пошла на открытое превращение крестьян в наёмных рабочих потому, что не хотела им платить - тогда, как из колхозов продовольствие можно было изымать по установленным государством существенно заниженным ценам, а колхозники при этом были обязаны кормить себя сами. То есть, там, где один человек увидит признаки общинного землевладения, другой предпочтёт указать на изощрённый способ эксплуатации. Поэтому все рассуждения о земельном вопросе следует осуществлять в рамках внимательного анализа отношений в обществе в целом. Формальный подход здесь недостаточно эффективен.
Tags: Капсоц, Теория общества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments