November 14th, 2021

El juez Garzón

Немного вещного

Вещи себе я покупаю нечасто, поскольку иного не хочется, да и есть у меня более или менее всё. Хотя и не так редко, как герой романа "Аустерлиц", который в молодости приобрёл рюкзак, списанный из мобилизационных запасов шведской армии, и проходил с этим рюкзаком всю жизнь. Наверное проходил, поскольку роман я ещё не дочитал. Куплю, вот, наверное, новую клавиатуру, поскольку штатное апфелевское недоразумение это недоразумение.

Среди "нечасто" бывает "иногда", соответствующее приобретению непродовольственных товаров производства РФ. Именно производства РФ, а не того, что сделано в Китае и продаётся под немецким названием. Обычно таким случаям сопутствуют и отечественная разработка и все признаки малого бизнеса, включая ИП в квитанции и отправку почтой. По результатам своих наблюдений за последние годы могу обобщить следующее.

Если русский человек берётся изготавливать какую-нибудь вещь, то он тщательно продумывает особенности её эксплуатации, отнюдь не бездумно копируя образцы, но если собирая чужие идеи, то те, что нужно. В Туле делают надувные домкраты из полихлорвинила. Они очень крепкие и не цилиндрические, как китайские, а конические. В результате надувной домкрат делает именно то, для чего приобретался - надёжно поднимает вседорожник на наклонной поверхности. В Крыму делают из того же полихлорвинила надувные лодки под двигатель. В них тоже много правильного; они усилены, где необходимо, и так далее. Или вот сегодня я приобрёл куртку с этикеткой: "Developed and manufactured in Russia"; почему-то именно "developed", а не "designed". С цветом я не угадал при заказе и теперь буду похож на ополчение Басманного района, благо марка производителя "Armed forces" - хотя в пару к воображаемому шведскому рюкзаку пойдёт. Но по конструкции могу определённо сказать, что далеко не все именитые западные производители повседневной одежды столь внимательны к мелочам. К примеру, накладные карманы на груди по внутренней вертикали пристрочены непосредственно, а по внешней через толщинку. В результате карманы и вместительны, и не топорщатся некрасиво. Можно же сделать по-человечески, оказывается. На этикетке указаны ИП и русское имя; человек просто захотел сделать хорошо и сделал. Ничем кроме желания это не объяснить.

Возможно, мне просто везёт. Но у меня сложилось впечатление, что мелкие русские предприниматели стараются делать удобные, продуманные вещи, и у них нередко получается, и по весьма умеренным ценам. На сём заканчиваю своё письмо и желаю всем своим читателям вещей, готовых радовать и служить долго.