November 9th, 2021

El juez Garzón

"Огниво"

Этой истории предпослана выдержка из дневника генерала Роммеля, запись от двадцать шестого октября 1943 года, где, среди прочего, генерал отмечает полную недееспособность итальянской полиции, что, по его мнению, требует безотлагательного вмешательства, дабы иметь возможность навести твердой рукой порядок. В ходе проведенных немцами мероприятий по укреплению порядка Новелли был арестован и, как пишет Симон, препровожден в Дахау. О том, что ему довелось там пережить, Новелли никогда никому не рассказывал, и Симону, как он ни старался, так и не удалось его разговорить, кроме одного-единственного раза, о котором он сообщает в книге, когда Новелли сказал ему, что после освобождения из лагеря вид всякого немца, этого так называемого цивилизованного существа, будь оно мужского или женского пола, был ему настолько невыносим, что он, едва оправившись, сел на первый подвернувшийся корабль и отправился в Южную Америку, где устроился старателем. Какое-то время Новелли жил в джунглях, найдя пристанище в племени мелкорослых туземцев с медно-блестящей кожей, каковые в один прекрасный день безшумно возникли перед ним, будто из воздуха, и приняли его к себе. Он усвоил их повадки и обычаи, а также составил, как мог, словарь их языка, состоящего по большей части из одних только гласных, первое место среди которых занимала многообразно варьируемая в зависимости от ударений и акцентуации гласная «А», составляющая основу этого языка, о котором, как пишет Симон, в институте языкознания Сан-Паулу никто не имел ни малейшего представления. Позднее, вернувшись на родину, Новелли занялся живописью и рисованием. Основным мотивом, который он разрабатывал в разных сочетаниях, комбинациях и видах, был мотив буквы «А» – «filiform, gras, soudain plus épais oil plus grand, puis de nouveau mince boiteux» [нитевидная, жирная, потом вдруг еще жирнее или крупнее, потом снова тонкая, колченогая (фр.)], – которую он прочерчивал по нанесенному слою краски то карандашом, то черенком от кисточки, то каким-нибудь иным, более грубым инструментом, выписывая целые ряды теснящихся знаков, всегда одних и тех же, но никогда не повторяющихся, сливающихся в одну волнообразную линию, словно воспроизводящую амплитуду колебания звука, издаваемого при долгом протяжном крике.

ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА

___________

Зебальд Винфрид. "Аустерлиц"

___________


Русским нужно вернуть своё сознание куда-то в самый-самый низ. В самые первоначальные ощущения от мiра. В подвал с холодными, мокрыми камнями фундамента, к которым мы не прикасались столетиями, увлечённые жизнью в верхних этажах, освещённых сибаритски роскошной культурой. Туда, где висят в вечном ожидании крюки для подвешивания за рёбра. Сто с лишним лет нас ведут по пугающей лестнице, а мы упираемся - потому, что, дескать, хотим "оставаться людьми". Мы боимся вглядываться в бездну, которая давно поглотила нас. А ведь там, в подземелье, свет и блеск груды золота, за которым мы пришли. Нужно протянуть руку и взять твёрдые и тёплые, отчеканенные сильнейшим давлением монеты из никогда не заржавеющего металла, на которых оставленные чеканщиками адские рожи и их подписи: "нелюдь". Это наше наследство; другого нет. Берите, нам ведь ещё расплачиваться. На это золото можно купить пусть не весь мiр, но очень многое вокруг; Одессу, например. Нужно будет подумать о принципах инвестирования. А сейчас хватайте. Набивайте карманы. Вытряхивайте всё из ранцев и забивайте их звонкой монетой из сплющенных человеческих душ. Это всё, что осталось от миллионов русских, сжатых в капли безконечного ужаса. Не пренебрегайте богатством - многие заплатили за него жизнью. Это их право не быть забытыми. Это их нетленный последний миг.
El juez Garzón

Десятый день одного года

Делать было нечего, и я посмотрел передачу на канале Марка Солонина, посвящённую причине того, что США так и не напали на СССР, хотя имели такую возможность. После ролика множество людей оставили записи с благодарностями за разъяснение туманной проблемы. Теперь они всё поняли.

Что именно объяснил Солонин? Что в период между подрывом первого в СССР ядерного устройства и появлением у СССР первой авиа-транспортабельной атомной бомбы США располагали не менее, чем сотней готовых атомных бомб и средствами их доставки. То есть, имели и повод (возникновение ядерной угрозы со стороны Москвы), и возможность начать ядерную войну и выиграть её. Далее США начали производство более компактных и мощных бомб. Примерно в 1956-57 годах американцы, как утверждает Солонин, производили по две водородные бомбы в день, доведя общий ядерный арсенал до нескольких тысяч устройств. СССР мог ответить лишь несколькими десятками более скромных бомб при очень скудном наборе средств доставки. США могли просто испепелить Советский Союз, с большой вероятностью оставаясь при этом совершенно безнаказанными, или рискуя максимум одним-двумя городами. Но не напали. Из всего этого делается вывод: не советский ядерный потенциал остановил войну между двумя сверх-державами. Толпа комментаторов рукоплещет: теперь-то всё стало ясно.

Нет проблем. Могли напасть и уничтожить. Но не сделали этого. Не по причине возможности ответного удара по США - окей. Тогда почему?

Collapse )