September 5th, 2021

El juez Garzón

Норм

Был писатель, которого я никогда не читал и даже не помню, чтобы ранее слышал о нём - Василий Ян. Оказалось, что, вроде, приличный человек. Даже странно, как ему удалось проскочить "между каплями" в известное время. Вот где настоящий приключенческий роман. Не знаю, напишет ли кто-то его с должной напряжённостью.

Пишут, что он не был чужд и поэзии (а в других местах указывают, что и живописи, хотя в этом остался любителем). Во вполне английском стиле был причастен к движению бой-скаутов, призванном отбирать молодёжь, склонную "бороться и искать, найти и не отдавать (не сдавать, как сдают крепости)" - будущих конкистадоров. В том же английском стиле был и разведчиком Империи и Колчака. Умеючи можно сделать из него красивую фигуру.

Так вот, стихи Яна (или Янчевецкого, поскольку они не были опубликованы под псевдонимом):

СВОБОДА

Любите свободу и давайте свободу всем.
Дайте свободную жизнь народу
И не вмешивайтесь в его заботы.

Пусть он умирает или богатеет, это его дело!
Но не думайте, что вы его умнее
И не учите его тому, как ему жить.

Вы же не учите птицу, как ей летать,
Или кошку, как ловить мышей.
Но если вы любите и птицу, и кошку,

Дайте первой зерен, а второй молока.
Живите каждый, как кому нравится.
Любите то, что вы любите.

Мне же не мешайте смотреть на синие дали
И на плывущие по небу облака.

(1920)

На конкурсе поэтов своего времени Ян, наверное, не победил бы, но направление мысли у него правильное.

Люди с таким отношением к жизни, как у Янчевецкого, могли бы сделать много интересного. С ними получилось бы продолжение великой и агрессивной России. Агрессивной во всех смыслах, в интеллектуальном в первую очередь - но не только.
____________

Ещё один писатель, на этот раз современный, которого я ранее, скорее всего, не читал, хотя с этими псевдонимами и мог - Мастер Чэнь. Роман "Девушка пела в церковном хоре". Конструктивно он не сложнее стихов Яна, но в общем работоспособно. Можно прочесть. В тексте есть неприятные моменты, когда автор сбивается с тематики, соответствующей времени повествования, на современные хохмы, но это эпизоды, поскольку в целом он старается не сбиваться. Понравилось то, что при общем детективном сюжете вопрос о том, кто дворецкий, выглядит второстепенным.

В романе прямо заявлена тема, которой я окончил свой разсказ про Янчевецкого. И на фигуре Колчака есть пересечение. Видимо, это настроение времени. Оно обращено в прошлое, но с пониманием должного. Что неплохо.