June 15th, 2021

El juez Garzón

К теме официальной пропаганды в РФ

Жизнь в современной РФ в целом отнюдь не ужасна, однако грустна. Не проводя социологического изследования, только исходя из предположений опишу источники грусти. Во-первых, конечно, быстрый и неприятный рост цен. Во-вторых сложное положение на рынке труда. В-третьих закрытие множества небольших предприятий. Но важнее всего для появления грусти результирующая - устойчивое убеждение, что покуда Путин у власти, лучше не станет. То есть, всё скверное надолго.

В таких условиях официальной пропаганде нужно как-то приспосабливать свои действия к общим настроениям. Она едва ли способна отменить вышеупомянутое устойчивое убеждение, однако может попробовать добиться его переоценки.

Будь я влиятельным россиянским пропагандистом, предложил бы следующий проект.

Можно начать в СМИ, в первую очередь на телевидении, кампанию по описанию быта и прочих обстоятельств жизни сталинских времён как очень неприятных. При этом я бы не делал акцент на репрессиях; относительно благополучный обыватель редко ассоциирует себя с жертвой преследований. Нужно уделить основное внимание жизни обычных людей при Сталине. Рассказы следует строить как бы безоценочно, не применяя явное принуждение к мнению.

К примеру, разсмотреть жилищный вопрос. В каждом как минимум губернском городе подготовить свой цикл историй с краеведческим уклоном. Скажем, "Вот наш город в советское время. В тридцать таком-то году было построено вот это здание, стоящее поныне, архитектор такой-то. В него заселились работники НКВД. А в это - работники Обкома ВКП(б). Простые же горожане жили в бараках". Показать бараки, обрисовать быт в них.

Или другая тема: электричество при Сталине. Электрификация, всё прекрасно. Лампочка Ильича. Но есть нюанс: нормы потребления. "В нашей области норма была три киловатта в месяц, перерасходовавшим её электричество отключали". В качестве иллюстрации можно использовать советский кинофильм, название которого я забыл, но там всё начинается с того, что девушка-монтёр лезет на столб и отключает свет парню-студенту, который читал по ночам. Так они и познакомились, и дальше романтическая история (кажется). Аккуратно разсказать про отключения при мизерном по современным меркам расходе хвалёного советского электричества.

Передача про очереди за хлебом, про нехватку мыла, про обёрточную бумагу вместо школьных тетрадей, про брак на предприятиях, про спаивание народа - и так далее, и так далее, до безконечности. Про колхозы будут самые страшные истории, не считая тех, что про ГУЛАГ. Но про репрессии особенно не надо. Хотя упомянуть, что из девяти, если не ошибаюсь, довоенных директоров Сталинградского тракторного было посажено восемь, полезно.

Использовать воспоминания, архивные данные, кинофильмы, хронику. Сталинская эпоха прекрасно подходит для этого.

Часть передач может быть ориентирована на интеллигенцию и проповедовать мысль: "Вы думаете, что сейчас цензура и ограничения творчества? Не знаете Вы по-настоящему собачьих отношений, но мы Вам расскажем".

Реальные порядки в Красной армии, на основе архивных данных (неустроенность, дурное питание, плохое снабжение и так далее) - может быть отличная тема. "Без умаления подвига советского солдата", конечно. Но так, чтобы современный солдат сравнивал и чуял, что ему сейчас лучше.

Важная часть - пропаганда для "новых россиян" из Средней Азии и так далее. "Раньше узбеков привозили на стройки социализма, и там не было мечетей, а было дурное питание". Что, вообще-то, правда.

Результатом такой массированной атаки на обывателя станет, как я предполагаю, его естественная реакция в виде убеждения: "Да мы ещё хорошо живём, нам по сравнению с советскими людьми и жаловаться не на что". И это окажется объективно верное убеждение. Как ни ругай современную РФ, но факт, что в общем мы сейчас живём на два порядка лучше, чем при Сталине.

Таким образом, добавив наблюдаемой картинке перспективу прошлого, может быть удастся частично компенсировать отсутствие у неё явной перспективы будущего. При этом авторам разсказов совершенно не придётся врать и преувеличивать. Не следует, однако, непрерывно "гнать чернуху"; люди от неё устают. Нужные послания должны усваиваться как сопутствующая информация, словно не ради неё всё затеяно.

Некоторое время фигура Сталина оценивалась официальной пропагандой РФ как важная часть пантеона современной государственной религии РФ. Однако времена меняются. "Новым россиянам" и многим из успешных "старых" Сталин не нужен совершенно. Есть смысл подумать о переориентации идеологии на тех, кто действительно важен для режима, кто составляет его будущее, и постепенно отказываться от стандартных решений прошлого, разсчитанных на совершенно иную аудиторию.
El juez Garzón

О вреде геометрии

Геометрия мудра, светла и богоравна. Храм геометрии обширен, прекрасен и неколебим в тысячелетиях. Построения геометров не только логически совершенны, но и подтверждаются технической и бытовой практикой. Это-то и плохо.

Обычный человек способен понять базовые теоремы геометрии, запомнить некоторые из них, увидеть красоту доказательств и проверить их точность в практической деятельности. Всё это создаёт геометрии незыблемую положительную репутацию. К сожалению, человеку свойственно следовать за авторитетом не только туда, куда сам авторитет призывает, но и в иные области, действуя по аналогии. В случае с геометрией аналогией является привычка к логическим разсуждениям, построенным на аксиомах. Благодаря этой привычке далеко простирает геометрия уши свои в мозги человеческие.

Геометрия формирует стереотип мышления, согласно которому всё есть теорема, теорема же требует доказательства, основанного на аксиомах. Так что в любом деле аксиомы "вынь да положь". А если аксиомы не предъявлены и доказательство нестрогое, то тебя поднимут на смех, назовут тупицей, и сам ты будешь чувствовать себя не имеющим права жить - ведь тебя опровергли.

А ведь это не так. Право жить само опровергает всё остальное.

Спросят иного доброго и умного человека: "Ты человек? Чем докажешь?" Его структурированное геометрией сознание начнёт искать доказательства, а доказательства потребуют аксиом. Пойдёт поиск аксиом. Что-то находится. К примеру: "Я нравственен, следовательно я человек (шах и мат, неверующие в человека Иммануила Канта), а присяга русской царице ничего не меняет". Это, конечно, здорово, но начнут человека мучить, и выяснят, что он не нравственен - что тогда делать? А ведь выяснят; альтруизм небезконечен. Проблема всех человеческих "аксиом" в том, что они могут быть поставлены под сомнение. Спросят так: "Русский народ - тварь дрожащая, или право имеет?" И вот ты понимаешь, что право имеет, но как доказать? Где незыблемые аксиомы? Себе-то, для личного употребления, можно натащить аксиоматики, но другие ведь не обязаны верить в то, во что веришь ты. Можно плевать на мнение других, но для чего тогда аксиомы? Плевать можно и так, без аксиом. Если ты их ищешь, значит тебе требуется опора. Значит во внутреннем диалоге что-то создаёт неуверенность. И что это, как не привычка мыслить "геометрически"?

Все стремятся разсуждать так, чтобы иметь Альфу и Омегу, аксиому, которую и обухом не перешибёшь. Получается "Господь Бог", "Справедливость и отсутствие эксплуатации человека человеком", "важность Культуры и Образования", "Додж Челленджер" 1968 года или "У меня больше денег, чем у тебя". Всё это само по себе прекрасно, но ведь это ценности конкретной личности, а не аксиомы. Обычно эти вещи путают. С одними ценностями всё было бы нормально; один любит арбуз, другой свиной хрящик. Но привычка "геометрически" мыслить требует аксиом, и люди делают их из своих ценностей. Больше им не из чего. Но личные ценности по определению опровергаются в чужом сознании другими личными же ценностями. Бой за присуждение девушке звания Первой красавицы королевства не имеет смысла - разве что просто хочется подраться. В результате люди кричат об аксиомах, а им не верят. Все обижаются, начинают точить ножи. Печально, что обижаются и точат ножи люди добрые и умные; мерзавцы сразу и верно оценивают требование: "Предъяви доказательства своего права жить!" как нападение и действуют соответствующе. Добрым людям стоит научиться этому у мерзавцев. (Из утверждения: "Не нужно точить ножи" следует утверждение: "Нужно точить ножи"; оцените не-геометрическую логику).

В геометрии аксиомы необходимы, но в жизни-то нет. Жизнь не математика и не описывается даже популярной в массовой культуре теоремой Гёделя. Есть вещи внутренне непротиворечивые, полные и не требующие доказательств. Это сам человек. Это его народ. Это право иметь свои собственные ценности, ни перед кем их не обосновывая. Это право считать свою жизнь полной и непротиворечивой просто по факту того, что она твоя жизнь. Методами геометрии нужно землю измерять; для этого она великолепна. А мыслить лучше головой, а не методом - по моему скромному мнению.
El juez Garzón

Прощай, попаданец

В Агентстве по вербовке попаданцев привыкли иметь дело с энтузиастами, кипевшими энергией и готовыми на самую сложную работу. Вывести вольного Спартака из рабской Италии, спасти цивилизованный Рим от варваров, уберечь жизнерадостных варваров от мрачного Средневековья, защитить изящное Средневековье от упадочного Возрождения - великие люди шли и воплощали всё это с блеском. Но сегодняшний кандидат, похоже, был готов переплюнуть всех.

- Дайте мне самое трудное дело! - рычал он на комиссию в пассионарном надрыве. - Чтобы вокруг были одни враги! Чтобы не хватало ресурсов! Чтобы нужно было спасти всех моих людей! Я не потеряю ни одного человека, слышите! У меня все дети будут накормлены! Я укреплю хозяйство, я разовью ремёсла, я всем дам образование! Дайте мне настоящие трудности! Мне надоел детский сад; я семь раз выигрывал бой за Рожественского. Хочу настоящего, серьёзного дела!

У стенографистки закончился запас восклицательных знаков и она полезла в тумбочку, громко стукнув дверцей.

- Хорошо, хорошо, - сказал председатель. Мы найдём для Вас что-нибудь действительно сложное.

- Не желаете ли отправиться в XII век и привить ирландцам законопослушание? - спросила молодой, неопытный член комиссии, блондинка лет сорока. - За это пока никто не взялся. Все боятся, - закончила она, решив попробовать взять кандидата на "слабо".

- Что Вы мне предлагаете? - рыкнул кандидат. - Ирландцев я живо скручу в бараний рог. Эка невидаль! Объявлю закон, по которому каждый ирландец имеет право требовать от каждого соблюдения закона, как полицейский - за половину от тягла. Они в два счёта всё сделают сами.

- Но они же перебьют друг друга, - попробовал возразить лысеющий юноша в побитом молью костюме. - Так нельзя.

- А про "чтоб не перебили" условия не было, - отрезал кандидат.

Блондинка попробовала было открыть рот, но председатель решил, что хватит.

- У нас есть для Вас подходящее предложение, - сказал он отвлечённым тоном, который члены комиссии поняли, как игривый. - Есть отличный вариант. Всё, как Вы хотите. Нехватка ресурсов, ответственность за людей, ежеминутное ожидание нападения, никаких союзников, невыполнимые обязательства и тяжёлая ответственность за неудачи. Неопределенность требований, капризный и непослушный контингент, помощники, которые хуже врагов. Думаю, Вы отлично справитесь.

- Я хочу настоящего дела, настоящего, не игрового. - Кандидат уже не рычал, но говорил почти доверительно, хотя и по-прежнему твёрдо. - Я хочу не решать задачи "одной левой", а полностью погрузиться, уйти в задание всей головой, всем сердцем. Чтобы земля скрипела на зубах, понимаете?

- Всё будет так, как Вы хотите, - председатель открыл нижний ящик стола и открепил коробочку, приклеенную в его глубине. Оттуда он извлёк твёрдый чёрный шарик.

- Это Ваше задание. Возьмите. Удачи Вам.

- Но что это?

- Должность председателя колхоза в 1930 году. Поздравляю Вас. Заседание окончено. - Он стремился вытолкать кандидата за дверь, покуда тот не осознал.

- Да, я чувствую угрызения совести, - сказал председатель комиссии, когда за кандидатом закрылась дверь. Но этот попа-даун меня разсердил.

- Ничего страшного; мы больше его не увидим, - утешительно сказала блондинка.

- Увидим - в палате реабилитации, - заметил лысеющий юноша. Он любил ставить в разговоре точку, даже если до того не руководил беседой. Особенно если не руководил.