June 1st, 2021

El juez Garzón

Все пути в яму

В моей голове есть образы образования. Выставляю их на обозрение.

Первый образ. На лужайке, лицом к воде, спиной к горе сидит одетый в белое Учитель. За пределами лужайки идёт дождь, на ней самой светит Солнце. К лужайке подползает Стремящийся к Знанию, и просит Учителя принять его в обучение. Учитель не говорит ни слова. Стремящийся остаётся за пределами лужайки, под дождём. Так проходит месяц. Затем Учитель подзывает Стремящегося и приказывает ему поймать розовую бабочку. Обучение начинается.

Второй образ. В аудитории сидят три-четыре десятка лиц старшего подросткового возраста, всех цветов кожи, рожи, волос и татуировок. Лица разговаривают, хохочут, пялятся в смартфоны, дерутся, ходят по партам, показывают друг другу неприличные жесты и репетируют хорал "Miserere" в стилистике "рэп". У доски стоит чел, вещающий одну из трёх усвоенных им мыслей в пустоту хаоса. У него есть кредит и ребёнок, у него нет выбора, да и не знает он иной жизни. Если препод вызывает кого-то к доске, то препода потом обвиняют в расизме, хотя он сам негр - но, видно, научился нехорошему у белых супрематистов. И это обвинение справедливо, поскольку у препода у самого точно такое же образование, в том числе университетское, и с чего бы ему кого-то спрашивать, если он сам ничего не знает? Только из чувства превосходства, совершенно неоправданного.

Мне хочется найти какую-нибудь несложную формулу разделения двух описанных моделей для невозможности их смешения - чтобы обе они сохранялись в чистоте своей. Может быть, провести границу по добровольности и платности обучения? Или по размещению учебного заведения на дороге к поприщу самоутверждения? Добровольность и платность враги массовости; массовое общество враг самоутверждения. Может быть, секрет разделения в самом разделении - в решении растить личность, а не обслуживать общество? Личность, конечно, окажется врагом общества, но это проблема последнего.

Есть и третий образ образования. Молодых людей собирают для совместного проживания и деятельности, воспитывая в них абсолютную лояльность по отношению друг к другу и столь же абсолютное презрение ко всем, не входящим в их круг. Науки при этом выбираются такие, чтобы "не входящие" ими точно не могли заинтересоваться. Какие-нибудь переводы с халдейского на шумерский; что-то заведомо не упоминаемое в объявлениях работодателей. В результате возникает сплочённая команда, в которой "один за всех, и все за одного", готовая грызть кого угодно и где угодно без малейшей нравственной рефлексии. Так готовят людей к удержанию власти.

Ярлыков ради приклею к образам названия "элитное", "массовое" и "элитарное", в порядке описания.

Если Вы думаете, что можете выбрать из этих трёх образов один себе по вкусу, то Вы ошибаетесь. Выбирать не придётся, поскольку всё уже выбрали. И это будет четвёртый образ образования, который я сразу обозначу как "бюрократический".

Суть бюрократического метода образования в решаемой им задаче. Он добивается одного: "Чтобы не было жалоб". Поэтому детей чему-то понемногу учат; родители не могут жаловаться, что таблицу умножения не проходили. Но программа заимствована из коррекционной школы, обучение происходит очень медленно - родители мигрантов не могут жаловаться, что их дети не успевают за остальными. Дисциплина пытается балансировать на грани между "не давим на детей" и "учителя ещё слышно", так что ни детям, ни учителю жаловаться не на что. Единственная серьёзная проблема с недопущением жалоб находится в столовой, но при имеющейся системе госзакупок иначе быть не может, так что ешьте дома. Нет, приносить еду с собой нельзя. Должны же дети откуда-то узнать, что жизнь есть боль, раз уж розги запрещены.

Сколько бы ни было образовательных и прочих систем, бюрократия будет решать только задачу: "чтобы не было жалоб". Она умеет решать только эту задачу. Она и решает её, всегда и во всех областях. Ничего иного не появится. Будет только мир без жалоб. Поскольку никто не жалуется, меняться ничего не будет. Если Вы ищете тупик цивилизации, то он в этом.
El juez Garzón

Экстраполяция как комедия

Если бы это было возможно, было бы интересно провести эксперимент.

Взять советских писателей-коммунистов образца 1960, допустим, года. Писателей разных, и реалистов, и фантастов. А ещё советских экономистов и идеологов КПСС. Показать им Китай. Сначала современный им, 1960 года, чтобы освежить имеющееся впечатление, потом современный нам, 2021 года. Просто картинки, или видео. "Вот дома, вот транспорт, заводы, школы, рестораны". Сделать обзорную экскурсию. Но: при этом не сказать, какие именно изменения произошли после смерти Мао.

И попросить описать развитие политической и экономической системы КНР, как они их себе могут представить. Пусть напишут книги и статьи на тему: "Как будет развиваться китайский социализм", по своему разумению и зная исходную и конечную точки траектории.

От была бы ржака читать всё это.