May 9th, 2021

El juez Garzón

Архитектурный большевизм

Милые, незлые и даже немного обаятельные люди Капков и Кузнецов разсказали о том, как будет развиваться Москва в ближайшие 15 лет. Вкратце: будут строить много больших и высоких зданий на многих площадках, формируя ряд "центров". При этом будут стараться соригинальничать (Капков назвал это поиском "айдентики"). Будет много новых высотных зданий. При этом пенсионеров будут стараться выселять вон из города, а набивать новые площади собираются молодёжью, которая, отучившись в Москве, останется здесь жить.

Выглядеть всё это будет примерно так: "Слышали? Москва ищет свою айдентику. Вот, волосы в зелёный цвет перекрасила. - Эй, Москва? Нашла айдентику-то? Фак показывает. Нашла, значит".

Я не хочу ни о ком говорить дурно. Говорить что-либо резкое сейчас вообще безсмыссленно. Нерезкое, впрочем, тоже говорить мало пользы. Капков и Кузнецов, вполне возможно, считают, что содействуют превращению Москвы в "современный мегаполис" (дал бы ещё кто определение этого). Они вполне могут думать, что делают Важное Дело. И я бы не спорил с этим, если бы у Важных Дел не было адресата: "Важное для кого?"

Жить-то в этой небоскребущей Москве кто будет?

Допустим, в Москве останется миллион сегодняшних студентов. Хорошо. А работать они будут кем? Курьерами, да, конечно - там же сказано, что курьеров будет в несколько раз больше. Внезапно я угадал. Экономика-то для миллиона обученных непонятно чему специалистов появится? Пенсионеров, допустим, вывезти на свалку можно, но рабочие места для молодёжи, достойные этого названия, откуда возьмутся? Покуда сами знаете кто является сами знаете кем, никакого развития экономики не будет. При самом оптимистичном сценарии как раз 15 лет стагнации нам обезпечены. Вдобавок к тем 7-9 годам спада, которые уже случились. Но курьеров станет больше, да. И таксистов. Представляю себе небоскрёб, в котором квартиры скуплены курьерами. 35 тысяч одних курьеров. По два метра на каждого - больше не осилят, и то в кредит.

Может быть, средний класс? Ой, вэй! Это тот, который громят все последние годы, и особенно эффективно с начала пандемии? "Но он же возродится". Непременно. Есть, однако, нюанс. Курс рубля обваливается раз в шесть лет. Поэтому надолго оставаться в рублёвых активах глупо. Возникающий средний класс решает одну задачу: заработать и уехать. Миллионеры где-то там же. Про миллиардеров Вы все знаете. Эта ситуация не изменится до тех пор, пока рубль не перестанет девальвироваться. А он не перестанет. Покуда сами знаете кто является сами знаете кем. И ещё много лет после его ухода, поскольку не в нём лично дело, конечно. Это тупиковая ситуация, её никак нельзя разрешить.

Может быть, "новые россияне" из Средней Азии скупят те небоскрёбы? Нет. Им бы панельки за МКАД скупить. А потом ипотеки отдать, лет за двадцать. Путин отчитался перед главой Таджикистана в создании хороших условий для мигрантов. Это замечательно, но пока речь идёт об условиях, хороших в сравнении с Таджикистаном, а не о скупке небоскрёбов.

Или из разных зарубежий понаедут средне-классники с миллионерами, и всё скупят? Нет, не понаедут. Во-первых, потому, что, как было сказано, долгосрочно вкладываться в рублёвые активы глупо (в основной массе при прочих равных). Во-вторых, потому, что зарабатывать в рублях всё сложнее. Зарплаты в среднем по РФ уже проваливаются ниже украинских, а цены растут как при инфляции девяностых годов. При таких условиях отдача на вложенный доллар получается очень плохой. Нечего здесь делать предпринимателям из бывшего СССР, составлявшим в прошлом основную массу прироста среднего класса и миллионеров. И новое поколение там выросло. Это новое поколение в школе вместо русского учило английский. Они не поедут в РФ. На свете есть ещё больше 200 стран, если кто не заметил. В РФ нет ничего особенно привлекательного. Всё, ребята, ресурс закончился.

В том, что небоскрёбов понастроят, я не сомневаюсь. Но для кого? В них же некому будет жить.

Можно сказать, что Бантапуту дилетант, ничего не понимает и клевещет на современный мегаполис со светлейшим будущим. Нет проблем. Не станем слушать этого Бантапуту, а спросим подмосковных риэлторов. Дело в том, что Москва всё это уже прошла, только не с небоскрёбами, а с коттеджными посёлками. Их строили так, что этот процесс можно было описать только словом "дорвались". Строили для среднего класса и миллионеров. И где всё это теперь? Можно, конечно, ругать эти посёлки за примитивную архитектуру, гигантоманию и дурной вкус. Отчасти это будет справедливо. Однако в любом случае дом в Подмосковье это более комфортное жильё, чем квартира в небоскрёбе с видом на транспортную эстакаду. И уж если не берут коттеджи...

То квартиры будут брать, внезапно. Почему? Потому, что есть специфический контингент - молодые любовницы. Шеф не подарит своей помощнице коттедж в Подмосковье, потому, что туда долго ездить. Он подарит ей квартиру в небоскрёбе именно рядом с транспортной эстакадой - чтобы туда было легко приехать, не нарушая рабочий график. И плевать, что за окнами квартиры на сороковом этаже в основном серый туман, потому что это Москва. На потенцию это не влияет. Проезжая по новым московским магистралям, Вы можете обратить внимание на ряды новых жилых высоток однотипного дизайна, и удивиться: кто платит немалые деньги, чтобы слушать шум автомобилей и дышать выхлопными газами? Что это за странные зажиточные люди? Ответ прост: Вы видите не жилые дома, а бордели. Там критерии иные. Это рабочие места, а не жильё.

У квартир в московских небоскрёбах есть постоянный контингент покупателей. Молодые любовницы станут старше и уступят место новым, так что покупки квартир не прекратятся. Но есть проблема. Общий застой экономики не позволяет количеству спонсоров расти, а физиологические потребности спонсора ограничены не его кошельком. Существует риск построить больше борделей, чем клиенты смогут оплатить. А других покупателей нет.

И что тогда? В советской политической экономии подобные ситуации называли кризисами перепроизводства. Но это явная глупость, как вообще, так и в данном случае. В данном случае потому, что при продолжительности строительного цикла в три-пять лет невозможно получить кризис продолжительностью в пятнадцать лет, поскольку обратная связь сработает быстрее. Дело в другом.

Мы наблюдаем архитектурный большевизм. Что такое большевизм? Помимо всего прочего, это глубокая, не подверженная малейшим сомнениям убеждённость в том, что как ни изгаляйся, народа на всё хватит. И когда оказывается, что народ конечен, наступает сюрприз.

Наивная Маргарет Тетчер утверждала, что социализм заканчивается тогда, когда заканчиваются расходуемые им чужие деньги. Увы, заканчивается социализм не с концом денег, а только с концом людей.
Георгиевская лента

9 мая

Не будучи склонным повторять публикации своих старых текстов, сегодня сделаю исключение, дав ссылку на то, что однажды уже было сказано. Повод меня извиняет. И да будет повторено многажды.

Добавить имею лишь напоминание: 9 мая 2014 года украинцы провели массовые разстрелы русских в Мариуполе. Погибшим вечная память. Их родственникам и близким мои соболезнования.
Георгиевская лента

Выбор своей Победы

Существует четыре основных типа отношения к Победе. Все они, при наличии небольшого опыта, легко опознаются.

Первый тип - ненависть, отрицание, попытки ревизионизма и оправдания, героизации проигравших. Нетрудно догадаться, что люди, придерживающиеся такого отношения, ассоциируют себя со стороной конфликта, потерпевшей поражение.

Второй тип можно описать так: "То, что уничтожили Гитлера, несомненно прекрасно. Но этой Победы как-то очень много, даже противно". Люди, придерживающиеся такого подхода, это идейные наследники настоящих большевиков. Часто можно использовать для их опознания и этнический маркер. Их мнение объясняется просто. Нацизм был для них кровным врагом, однако в процессе борьбы, с их точки зрения, уцелело слишком много русских, и эти русские уж слишком радуются своему выживанию. Большевику мерзко смотреть на это. Поэтому Победа вызывает у таких людей смешанные чувства. Примерно, как в анекдоте: "Когда Ваша тёща летит в пропасть в Вашем новом автомобиле".

Первый и второй тип людей подвергают Победу жёсткой критике, однако являются взаимными врагами, и отличить их друг от друга несложно. Ревизионисты обыкновенно стараются говорить о конкретных фактах, или о том, что они хотят объявить фактами. К примеру, "Немцы привезли группу евреев в Могилёв не для уничтожения, а чтобы создать образцовое еврейское поселение". То, что евреи потом оказались во рву, видимо, случайно вышло. Большевики же приводят не факты, но ощущения. "Победители живут хуже проигравших", "И что дала Вам эта Победа, к которой Вы не имеете отношения?", и так далее. Объектом атаки первых является историческое знание, объектами атаки вторых являются гордость и самосознание русских. По объекту и, отчасти, по методике атаки субъект атаки легко опознаётся.

Третий и четвёртый типы относятся к Победе лояльно, но по-разному.

Третий тип опознаётся по полному, безоговорочному принятию Победы. Для них в Победе всё светло, павших похоронили - забыли (на самом деле помним, памятников понастроили, но на самом-самом деле наплевать), строим социализм дальше. Нетрудно догадаться, что этот тип - советские люди. Для них Победа это ключевое событие их истории, оправдание всего и вся в них, а том числе безчисленных преступлений Советов. Победа сформировала советский народ (а это, как мне уже приходилось говорить, отдельный этнос, или, пожалуй, отдельная нация). Для советских Победа играет ту же роль, что для украинцев 2 мая 2014 года - роль ключевого события, с которым эти люди себя ассоциируют, и меркой которого измеряют всё остальное.

Несмотря на то, что исторически происхождение второго и третьего типов людей взаимосвязано, это совершенно разные люди. Настоящие большевики это не советские; последние для большевиков это тупое быдло (большевики, особенно этнические, это подлинная советская аристократия, именно так себя и осознающая). Для советских людей настоящие большевики ничем не отличаются от советских, ибо советские люди слепы и тупы. То, что второй тип критикует Победу, никак не осмысливается советскими людьми. Способность советского человека к суждению имеет глубину в один раздражитель, по принципу простейшего рефлекса. Для советского тот, кто критикует Победу, определённо враг, ибо он покушается на ключевое звено оправдания советскости. А тот, чей дед брал Берлин, определённо друг. Как оба качества могут сочетаться в одной личности, советскому человеку невдомёк. Его рефлексы не позволяют осознавать такие конструкты.

Четвёртый тип отношения к Победе русский. Русский человек не может отнестись к Победе дурно, поскольку это достигнутое дорогой ценой спасение его народа и лично его предков от гибели. Однако он понимает, что победив, он не оказался победителем. Схема отношения русского к произошедшему аналогична схеме отношения гребца-каторжника с галеры, на которую напали, чтобы утопить этот корабль вместе со всем экипажем. То, что галера отбилась от нападения, это прекрасно; иначе бы гребцу не жить. Однако, выйдя из боя, галера по-прежнему следует курсом, который выбрал тюремщик. Эта конструкция полностью исчерпывает суть дела. Жизнь вообще проста.

Русскому человеку несложно отделить свою Победу от чужой. То, что в Победе хорошо, наше, русское. То, что в ней вышло дурно, советско-большевицкое. "Мы отбились от убийц" это русское, это наша честь и наша слава. "Мы живём хуже проигравших" это советско-большевицкое, результат коммунистической оккупации бывшей России.

Наша, русская Победа, не является ключевым событием нашей истории, как это обстоит у советских. Мы отбивались от врагов и ранее - в Стоянии на Угре, в битве при Молодях, разгромив крымцев и нашествие Наполеона. Наша Победа "одна из". Однако это не делает её рядовой. Если человек сумел десять раз спастись от смертельной опасности, то все десять раз одинаково безценны, и нет смысла выстраивать их в иерархию.

Важность всех наших Побед определяется тем, что истинной ценностью являемся мы сами. Значение имеет только русский народ. Всё остальное не верно и не неверно, не истинно и не лживо. Оно просто чужое. Нам нужно определить это и заниматься своими делами.

Сегодня вспомнить нашу Победу это одно из важных дел. Желаю всем добрым русским людям успеха в этом - и во всём остальном.