April 22nd, 2021

El juez Garzón

Филологическая задача

Насколько я могу судить, в нашей терминологии имеется пробел. Не очень существенный, но тем не менее. Имеются понятия "политический заключённый" и "политическое убийство", и все знают, что они означают. Однако применительно к двум категориям людей специальных терминов нет.

Я говорю о случаях "стране нужно, чтобы парень посидел" и "стране нужно, чтобы парень умер". Примером первого является случай бывшего американского полицейского Дерека Шовина, присяжным по делу которого не сообщили, что задержанный им Джордж Флойд умер от передозировки наркотиков. (Дозирование информации для присяжных это американская классика). В результате присяжные "правильно поняли волю чеченского народа" (а россиянским администраторам судебных процессов есть ещё чему учиться). При этом политическим заключённым Шовин очевидно не является; это другое. Явление "стране нужно, чтобы парень посидел", как мы видим, интернациональное, поэтому тем более заслуживает своего особого обозначения. Хотя и местной практики было бы достаточно. Явление "стране нужно, чтобы парень умер" тоже, к сожалению, интернациональное, хотя и встречается нечасто. Когда оно всё же встречается, то обыкновенно выглядит несчастным случаем или последствием катастрофы. Кто-то либо сгорит в атмосфере кислорода в испытательном стенде, который кто-то почему-то не сможет открыть снаружи, либо задохнётся в отсеке подводной лодки, который кто-то почему-то не сможет открыть снаружи, либо что-то ещё такое же, снаружи в нужный момент не открывающееся, подвернётся. Да мало ли существует поводов, чтобы правдоподобно погибнуть?

При этом политическими убийствами подобные случаи не являются. Здесь именно "стране нужно". Причём если разобрать ситуацию, то вполне можно придти к выводу, что действительно нужно - как в случае Шовина. Если бы его оправдали, что бы тогда случилось? Вот люди и приняли решение. Как говорили в советские времена, "Есть маленькое, но ёмкое слово - "надо". В США оно тоже употребляется, как можно судить.

Поскольку "сесть в тюрьму" и "умереть" это очевидно различные вещи, понятий обозначающих, что иногда "нужно стране", должно быть два. Но желательно, чтобы они были родственными.
El juez Garzón

Лучи Си, разрезающие мрак у ворот Тангейзера

Пишут:

Zerohedge пишет: "Конфронтации напоминают времена культурной революции -- на белых людей нападают и подвергают ритуальному унижению." Они там приводят видео, где джордж-флойдовцы кричат белым: "Get the fuck out of New York! We don’t want you here."

Взято здесь.

Нью-Йорк это, между нами говоря, великий город. Детройтизация Нью-Йорка будет зрелищем эпическим, которое войдёт в историю мира.

Смотрите.

"Си" это "Си Цзинпин", вероятно.
El juez Garzón

Прогулка по супермаркету

Чего-то нам не хватает. Не то Гофмана, не то Андерсена, не то Диснея. Какого-то хорошего сказочника.

Вот, изволите видеть: два высказывания очень разных людей, первое и второе. Оба человека пришли к одному и тому же выводу, на различном материале, но на общей платформе нашей, так сказать, жизни (если она наша, евпочя). Почему они пришли к одному и тому же выводу? Потому что вот, изволите видеть.

Когда-то у Достоевского Петя Верховенский выбирал себе в подельники Ставрогина по "великой способности к преступлению". И всё бы хорошо, но Фёдор Михайлович, к сожалению, не разъяснил, что такое эта "великая способность к преступлению". Получалось, что это что-то вроде характеристик спортсмена-олимпионика: "И тут как сиганёт выше дома!" То есть, "способность Ставрогина" нечто уникальное, "один на миллион". Это плохо, это недостаток романа. Извините, если оскорбил Ваши чувства.

С "великой способностью к преступлению" всё гораздо проще и легче, поскольку это никакая не "способность к преступлению". Это и не способность, и не к преступлению. Это совершенно обыденная, обывательская жизнь, с обыденными обывательскими интересами: "на работе постараться заработать побольше, а потом найти магазин со скидками". Это просто и легко, а не как несчастный Раскольников, который несколько месяцев "накачивал" себя, чтобы тюкнуть старушенцию, словно камикадзе перед авианосцем. Это не "великая способность к преступлению", это жалкое зрелище. "Великая способность" это когда как зубы почистить. Вопроса не должно быть вообще, чистый быт.

Про "великую способность к преступлению" многократно лучше Достоевского разсказали Ильф и Петров. Устами Паниковского они "выдали" главную формулу: "Паниковский Вас продаст и купит, и снова продаст, но уже дороже". Ильф и Петров ничего не придумали; они дали своему персонажу то, что слышали много раз как "непогрешимую истину" (так же, как в случае с вопросом: "Почём опиум для народа?"). Перед нами "формула Карла Маркса", Т-Д-Т', только правильно применённая. Применённая так, как она и применяется на самом деле - не к тюкам хлопка или к мешкам картофеля, но к людям.

Нам бы не помешал сказочник, который сочинил бы детскую сказку, которую можно было бы читать детям. Чтобы в этой сказке люди ходили-ходили по лавке волшебника, ходили-ходили, а потом поняли, что товар это они. Не куклы, не превращённые существа, не безтелесные сущности. Продают не их время и не изъятые у них ценные запчасти, а из самих целиком, со всей их жизнью. Сегодня это наша жизнь, а не мачехи, которые выгоняют в лес нелюбимых падчериц.
El juez Garzón

Поп-пифагорейство

Цитирую:

Основным инструментом манипулирования истиной является манипуляция словами. Если можно контролировать значение слов, можно контролировать людей, кто использует эти слова. Точно так же основным инструментом сохранения истины является сохранение слов Бога.

Конец цитаты. Источник. Перевод браузерный.

Это чистый каббализм, как легко заметить. Ряд людей занимается этим всерьёз, пытаясь играть с именами и так менять свою жизнь. Сайт по ссылке как раз для таких.

Некоторое время тому назад я об этом писал: современное пифагорейство пытается понять мир и управлять им посредством чисел (это называется "наука"). Но у современных пифагорейцев есть опыт, из которого они берут числа. Каббала же в своей игре заменила числа словами и избавила себя от связи с опытом. Чудо в том, что подобный подход не мешает каббалистам жить, и часто жить хорошо. Естественный отбор считается жестокой и нелицеприятной силой, но нередко он оказывается чрезвычайно либеральным.

Наряду с нумерологией каббала это поп-пифагорейство; упрощённый вариант, не требующий черновой работы. Очередное решение задачи: "Как управлять миром, не выкопав ни лопаты земли".