April 21st, 2021

El juez Garzón

Замечание к психологии русских

Существует и часто используется отождествление с феодализмом тех или иных современных порядков, как бытующих в РФ, так и за её пределами. В основе этого отождествления лежит глубоко укоренённый, по понятной причине, метод исторического материализма и разнообразные следствия сопутствовавшей ему информированности - каковая была, по той же понятной причине, весьма тенденциозной и ограниченной. Лично я считаю, что и РФ весьма далека от феодализма, и в целом всё не так благостно, однако доказать это никому не могу. Может быть, в будущем соображу, как это сделать.

Сегодня я отмечу лишь одну деталь картины, и это вполне легко наблюдаемая особенность психологии русского народа - в сравнении с психологией некоторых других народов. Я полагаю, что психология русских (не советских) вполне очевидно анти-феодальна и не приемлет некоторых особенностей феодального типа мышления. Это, скажу, забегая вперёд, отчасти очень хорошо, отчасти очень плохо для самих русских. В любом случае, это следует видеть и понимать.

Мы возьмём лишь одну (далеко не все) сторону психологии феодализма. Таковой порядок вещей предполагает, что контролируемый ресурс используется как феод, для получения выгод. Феодом является сама возможность контроля над ресурсом. Феод может быть леном (поместьем), то есть данным субъекту по воле начальства, и доменом (вотчиной), то есть наследуемой собственностью. Отмечу, что именно в последнем смысле марксисты понимают капитал - как домен капиталиста, используемый в процессе общественного производства, а прибыль при таком понимании эквивалентна ренте феодала. Выступая против капитализма, марксисты на самом деле борются с феодальной составляющей этого порядка вещей, по крайней мере с ней в первую очередь и в их же теории.

Феодом может быть и, исторически, бывала не только привычная нам "деревенька с крестьянами", но всё, что можно понять как ресурс, позволяющий извлекать выгоду. К примеру, право ловли рыбы в данном пруду, или право взимать плату за проезд по данному мосту. Пресловутый мелкий чиновник, наслаждающийся "синдромом вахтёра", это, на самом деле, феодал, хотя доход его имеет эмоциональную природу. Право ловли рыбы в исключительной экономической зоне государства это тоже феод, монополизированный государством и продаваемый им обывателям поквотно. И так далее. Феодализма как метода в нашей жизни очень немало.

В середине восьмидесятых годов моему отцу довелось отправлять по железной дороге два или три десятка контейнеров с производственным имуществом из советского города Саратова в советский же город Баку. В Саратове предприятие-отправитель оплатило счёт МПС, привезло контейнеры на станцию, там их погрузили и они уехали. В Баку внезапно для моего отца оказалось, что разгрузка (или погрузка на грузовик разгруженного) контейнера стоит 50 рублей в руки местного жителя. Без денег получить имущество предприятия просто нельзя (хотя все официальные счета оплачены, повторюсь). Предприятие, на котором работал мой отец, тогда сумело обналичить нужные суммы и решить вопрос, но разговор не об этом. Разговор об отношении к предмету.

Одна страна, одни формальные законы, один КГБ, и так далее. Но фактически на советском поезде без визы можно было попасть не просто в другую страну, но в другой мир. Некоторые читатели могут указать, что дело в дискриминации русских; что в Саратове было нельзя, то в Баку можно. Это будет отчасти справедливым, но недостаточно информативным замечанием. Ведь благодаря разрешениям можно проявить только то, что люди сами хотят. Значит, в Баку хотели брать деньги сверх заработной платы - и это, кстати, не понималось там как взятка, и на самом деле не являлось ею. В Саратове же подобное даже в голову никому не приходило, ни что так нужно делать, ни что так в принципе возможно делать. Хотя, говоря объективно, появись поток наличности, и саратовское советское начальство как-то сумело бы его институционализировать, как оно прекрасно сделало это в девяностых годах, хотя уже и с иными инструментами.

Мне кажется вполне очевидным, что в некоторых культурах исполнение обязанностей за заработную плату на некоей должности понимается как получение лена, то есть контроля над ресурсом с целью получения выгоды. Сделка не понимается её участниками, как договор купли-продажи рабочей силы либо труда.. Оформление "по трудовой книжке" и "официальная" заработная плата это часть ритуала, зачем-то навязанного русскими, а не содержание мероприятия. Содержание же ясно: "Уважаемый Али отдал мне в кормление подъёмный кран на железнодорожной станции, за что я обязан ему такой-то суммой ежемесячно, уважением и такой-то службой". Феодализм в чистом виде. Поэтому получение "дополнительных" наличных в руки за свою работу в такой культуре не является коррупцией. Феод на то и феод, чтобы брать за него деньги, на любой должности. Министр это просто современное название герцога. Когда говорят: "Коррупция не болезнь системы, коррупция это и есть система", то имеют в виду именно это (хотя сами, быть может, думают иначе).

Русский человек привык, и привык задолго до Советской власти, что найм на работу представляет собой куплю-продажу труда (или способности к труду; не будем сейчас разбираться в этих тонкостях), и ничего больше. "Я сделал свою работу, мне заплатили; что-ещё-то?" Русское сознание может принять чаевые, полагая, что работнику мало платят, а он быстро бегал и улыбался, так что не грех. Фактически это добровольная дополнительная оплата качественного обслуживания. Но не более того. Любое требование "сверх счёта" для русского это нарушение коммерческой договорённости (мошенничество, обман) либо коррупция (государственное преступление).

Я полагаю это неоспоримым и легко наблюдаемым фактом. Мы, русские, действительно так думаем. Отчасти поэтому коммунистам с нами так неудобно. В рамках отношений купли-продажи государственный чиновник это наёмный приказчик, и любые требования взяток, столь любимых коммунистами привилегий и любое превышение оговорённых полномочий разсматривается русскими как однозначное нарушение контракта. Можно назвать подобное мышление как угодно, но оно точно не феодальное.

Мышление советских людей, что интересно, не является ни русским, анти-феодальным, ни "бакинским", феодальным. Дело в том, что в обоих типах мышления присутствует общее звено - сделка. Для "торгаша" это сделка между продавцом и покупателем, для "феодала" это сделка между сюзереном и вассалом. В обоих случаях существуют более или менее точно определённые условия, которые обе стороны не имеют права нарушать. Контракт ограничивает сюзерена и вассала так же, как он ограничивает продавца и покупателя. Советское мышление концептуально не приемлет никаких ограничений воли начальства. С точки зрения и "торгаша", и "феодала" советское это уголовный "безпредел". Поэтому азербайджаны и отделились от советского, когда смогли - чтобы спокойно жить в своём нормальном, здоровом феодализме, не опасаясь произвола и нарушения договорённостей. Русским же, увы, отделяться некуда.

Поднятая мной тема имеет много возможностей для развития, но для начала представляется важным утвердить представление о русском менталитете применительно к данному вопросу. Русское сознание исходит из того, что соглашения следует исполнять, каковой подход ограничивает права начальства и является общим для феодального и, применю распространённый термин, капиталистического сознания. При этом русское сознание считает контрагентом покупателя, а не сюзерена, что отдаляет его от феодальных стандартов и приближает к подходу капиталистическому.

Диалектичность родства и различия феодализма и капитализма это особенная, весьма обширная тема изследования. Сегодня я лишь хочу сказать, что между советскостью и феодализмом русский выберет феодализм, а между феодализмом и капитализмом второй.