April 4th, 2021

El juez Garzón

О классификации

Попытавшись прочесть эту статью, посвящённую попытке определения социально-классового, или кастового, состава современного общества, я довольно быстро обнаружил, что мне скучно читать это. В довольно, с некоторыми нюансами, логичном тексте, посвящённом людям, нет ничего человеческого. О людях там почти ничего не говорится - кроме довольно размытых психологических штампов, таких как "почёт". Всё разсуждение автора построено на абсолютном примате экономической и управленческой необходимости. И, кстати, непонятно, как из этой необходимости вытекает "почёт", по мысли автора определяющий иерархию каст: "Быть программистом или физиком куда почетнее, чем администратором". Почёт-то откуда берётся? И в чём проявляется? Администратор, завидев программиста или физика, присаживается и делает "ку"? Какая связь между воображаемым почётом, по утверждению автора определяющим иерархию каст, и экономико-управленческими реалиями, определяющими их число и наполнение?

Между нами говоря, всё это просто псевдо-аналитическая чепуха. И подобное не может не быть чепухой. Нельзя классифицировать людей в зависимости от экономических и административных реалий. По этим реалиям можно классифицировать экономические и административные процессы и тенденции, а людей нужно классифицировать по человеческим качествам. Экономика же и административная деятельность будут составлять ландшафт для проявления людьми своих качеств.

Людей можно сортировать по людским же критериям. По системным критериям нужно сортировать системы. Забавно, что автор статьи в примере с двумя баристами из одного кафе обнаруживает это, но думает, что нашёл выход, сделав классификацию более сложной. Тогда как ошибка лежит не в числе категорий, а в принципе отнесения к ним.

Это типичная ошибка марксистов, пытающихся разобраться в людях, глядя не на людей - ради, как они думают, объективности.

Всякая классификация должна иметь какую-то цель. Нельзя просто раскладывать предметы по кучкам и думать, что ты занимаешься наукой. Точнее, можно - очень многие заняты именно такой псевдо-деятельностью. Но вообще предмет классификации должен ей предшествовать. Допустим, у множества объектов есть характеристики формы, цвета и массы. Выбор любого критерия классификации должен быть оправдан, и это оправдание нужно получить до начала работы.

Марксисты смотрят на экономико-административный ландшафт, и классифицируют: "Эти деревья растут на горе, значит они горные. А эти в долине, значит они равнинные". Какая-то часть истины в этом есть, но вообще-то живые организмы классифицируют генеалогически, то есть по тому, что содержится в них самих. Внешние же обстоятельства могут помочь в атрибутировании, не больше. И то не всегда. Один и тот же вид растений может произрастать в существенно разных условиях и даже выглядеть по-разному, оставаясь при этом одним видом, что доказательно подтвердит генетика. А люди ещё и могут дрейфовать по экономико-административному ландшафту, становясь то лицами официальными, то неофициальными, но оставаясь при этом самими собой. Марксистский же метод, отталкивающийся от внешних условий, от "разсадки в салоне", приводит к разсуждениям в стиле: "Господа на автомобилях, а холопы пешком". А если человек вышел из автомобиля и пошёл пешком, а после поскакал на лошади, как его классифицировать? Автор статьи, наверное, сказал бы: "Ну, лошади сейчас не играют большой роли", как он говорит это о священниках. Но вообще при таком методе ему придётся совершенствовать классификацию после появления каждого нового вида транспорта. Потому, что велосипедист это одно, а скейтбордист это совсем другой социальный класс, да. А надо всем этим парит дельтапланерист, к которому все относятся с почётом (на самом деле нет). И вот он-то кастой выше.

Может быть, классифицируя людей, стоит посмотреть на людей, а не на то, на чём они ездят? Как-то раз я и сам сказал фразу: "На автомобилях такой-то марки ездят только мужеложники", но я всё же не пытаюсь выдать личное отношение за научную добросовестность.

Марксистский метод классификации безполезен. Он просто не работает. Люди, идущие за Марксом, сочиняют наукообразный бред, совершенно упуская из вида предмет разсмотрения.

Марксисты неизменно смотрят на мир и на составляющих его женщин и мужчин, и заявляют: "В первых рядах партера сидят богачи, на галёрке рабочие, а в директорской ложе администрация". Их такой подход полностью устраивает, он удовлетворяет их интеллектуальный запрос. Марксистам вполне достаточно этого крайне примитивного разделения, которое, строго говоря, не учитывает почти ничего. Не учитывает частоту походов в театр. Не учитывает, что рабочие вообще редко туда ходят. Не учитывает, что в директорской ложе давно стоит пульт осветителя, а директор просто стоит у дверей зала, как последний бедняк. Не учитывает реакцию публики на спектакль, её способность воспринимать действо. Не учитывает сам спектакль. То есть, в общем-то, не учитывает ничего кроме сегодняшней кассы, да и ту понимает плохо. Суть происходящего в этом странном помещении с большой люстрой остаётся полностью вне внимания марксистов. "Что это за люди, ради чего они здесь собрались, что они ищут и что находят?" - эти вопросы марксистов не интересуют совершенно.

Жалкие они люди, между нами говоря.

Допустим, нам нужно разбить на классы лейтенантов, только что пришедших в полк из разных училищ. С социальной точки зрения это монолитная группа. Можно разделить их на группы, оценив их квалификацию, однако, во-первых, квалификация вещь наживная, а во-вторых во многом зависящая от училища, а не от курсанта. Самих офицеров нам есть смысл классифицировать только по одному критерию, но зато самому важному: по их мотивации. "Зачем этот человек пришёл сюда?" - вот ключевой вопрос, который следует задать. Автор текста и задаёт этот вопрос по поводу барист в одном баре, но потом переходит к обычной марксистской чепухе.

Забавно и парадоксально, но применительно к экономике ответ на ключевой вопрос: "За деньгами" не даст нам ничего полезного. В экономику все приходят за деньгами, по этому признаку общество монолитно. Глядя только на деньги, мы не узнаем о людях и о их роли в экономике ничего.
El juez Garzón

О классификации классификаций

На входе в храм науки должно быть написано: "Классифицируй, или убирайся вон!" По другому мы не умеем и, возможно, иначе и не нужно. Однако классификаторы, ищущие схемы, в которые можно уложить известные факты, нечасто говорят о том, что сами классификации также нуждаются в классификации. А они нуждаются в этом, и нуждаются очень сильно. Классификация классификаций должна быть, и она должна быть иерархической.

Поговорим о простом и понятном, о чём у каждого человека десять мнений - об обществе. Широко известны функциональные классификации общества, одной из наиболее распространенных из коих является марксизм. Части общества можно классифицировать по тому, какую функцию они выполняют. Этот подход вполне оправдан и полезен, однако сам по себе, без понимания места подобной классификации в иерархии классификаций, он может привести к смешным или к катастрофическим ошибкам.

К примеру, нам нужно классифицировать людей, едущих в лифте небоскреба. Лифт с сопровождением. Мы смотрим и вполне объективно, то есть совершенно не ошибаясь, видим, что лифтом управляет лифтёр. Исходя из функциональной классификации мы придём к выводу, что он тут главный. И отчасти это верно, однако если мы удовлетворимся такой классификацией, то наше суждение будет иметь строго локальное значение. Можно расширить функциональный взгляд и посмотреть на небоскрёб в целом, после чего мы увидим, что нашу функциональную схему необходимо пересмотреть в сторону существенного усложнения. Но небоскрёб существует в городе, город в стране, и так далее. Ограничив функциональный взгляд какой-либо областью, мы постоянно будем обнаруживать факты, не вписывающиеся в принятую нами схему. Нам придётся расширять область разсмотрения, и расширять до безконечности. Функуиональный подход окажется либо катастрофически неточным, либо требующим разсматривать всю Вселенную во всём её многообразии - что едва ли приемлемо с точки зрения вычислительных ресурсов.

Между тем, существует много более экономный, хотя и более сложный для реализации, подход. Мы можем размотреть людей, едущих в лифте, с точки зрения цели их поездки. Это босс, он едет командовать. Это секретарша, она едет помогать боссу. Это курьер, он везёт пончики секретарше. Это праздный зевака, он вообще не имеет отношения к остальным людям, а едет на смотровую площадку на крыше. А это, да, лифтёр, он катается вверх-вниз. Это его работа.

Стоит посмотреть на цели, которые преследуют люди, как ситуация становится простой и понятной. Эти цели несколько сложнее установить, чем определить, кто в лифте нажимает кнопки. Но это не нереально - а пользы от целевого подхода много больше, чем от функционального, и он не требует столь больших ресурсов для обработки. Академика Глушкова можно отправить разрабатывать тетрис.

При этом понимание функции лифтёра отнюдь не является безполезным. Пока мы в лифте, нам нужно считаться с этим. Функциональная классификация тоже полезна и даже необходима. Просто нужно помнить об её ограниченных возможностях и об её локальной роли. Главной же будет классификация целевая, то есть мотивационная. Людей нужно разделить, в первую очередь, по тому, что они хотят, и уже после этого по всем остальным признакам.

Непонимание этого или нежелание учитывать иерархию классификаций может приводить к катастрофическим ошибкам. Фукнционально главный на судне капитан. Если мы находимся на судне, то это обстоятельство необходимо учитывать. Однако если мы постараемся изменить свою судьбу, опираясь только на функциональный подход, то не учтём, куда идёт судно, чьё оно, каков его груз и в целом для чего всё плавание затеяно. Мы можем вырвать у капитана штурвал и на некоторое время стать главными на судне, руководствуясь лозунгом некоторых "перестройщиков": "Партия, дай порулить!" Обычно такие "послереволюционные" путешествия совершаются "до первого столба", но на крупных судах агония может затянуться. Ключевая ошибка "новых рулевых" в том, что они учли функциональные зависимости, но не учли мотивы акторов. Тогда, как функциональные зависимости имеют служебное значение по отношению к мотивациям.

Будет ошибкой расширить разсмотрение функциональных отношений с одного объекта (лифта, корабля, страны) на комплекс объектов и решить, что уж теперь-то мы всё поняли. Формально мы можем выстроить иерархию функциональных взаимосвязей в духе: "Автомобиль ведёт водитель. Но руководит им его жена, сидящая рядом. А женой водителя руководит её мама, которой даже нет в автомобиле, она управляет по телефону". В итоге получится, что главная это тёща водителя, и что с ней и следует договариваться, если мы хотим, чтобы автомобиль изменил курс. На таком подходе построены распространённые у нас (и крайне примитивные) теории криптоколониализма. Из таких идей следуют откровенно нелепые выводы в духе: "Нужно найти главного масона, дать ему взятку и тогда жизнь наладится". Чем давать взятку главмасону, не очень понятно, но зато интеллектуальная коллизия разрешена. Волнение улеглось.

Между тем, если водитель слушает свою жену, это не означает, что он намертво привязан к функции и стал барским кучером. Это означает, что у него есть свои мотивы поступать определённым образом в течение определённого времени, или в определённых ситуациях. Не поняв мотивации водителя, мы ничего не поймём в происходящем. Функция подобна одежде; она применяется по погоде. Первостепенно важно узнать не в чём, а зачем человек пускается на столь опасное предприятие, как выходить за порог своего дома. Только тогда можно будет что-то понять в происходящем. Сюжеты жизни строятся из мотивов. Функция же вещь подчинённая.