March 15th, 2021

El juez Garzón

Маленький секрет буратин

В конце той части "Похождений Буратины", которую успел опубликовать Константин Крылов, к глубочайшему моему сожалению ныне покойный, есть сцена, в которой Буратина, обнюхавшись клея, видит видение. И видится ему, что весь мир пришёл ему, Буратине, поклониться, и принёс свои дары. Но Буратина во всём этом не нуждается, поскольку уходит на повышение. Здесь у читателя может возникнуть вопрос: "Весь мир его, всё у его ног и поклоняется ему; куда ж ещё на повышение-то?" Это правильный вопрос - и на него нужно дать правильный ответ. У Крылова уже не спросишь, но я, как мне кажется, допёр. И сейчас я Вам разскажу, куда именно Буратина уходит на повышение. Нет, не в Горний Мир, и не в Эмпиреи, и даже не Начальником Барсукова. Всё просто - если увидеть суть. Суть проста. Но её же нужно увидеть. Мне на это понадобилось примерно сорок лет. Вам, я надеюсь, будет проще.

Collapse )
El juez Garzón

Ведайте, язычники

Как ни старались монотеисты (или те, кто считает себя таковыми), язычество никуда не делось. Оно живо и пребывает с нами. Просто оно настолько естественно для нас, что мы его не замечаем.

Возьмём год, 365 дней. Как найти нужный день? Самое простое - пронумеровать дни, как пронумерованы годы, и путаницы не будет. Мы прекрасно запоминаем четырёхзначное обозначение года, запомним и не более чем трёхзначное обозначение дня. Будь мы роботами, так бы и сделали. Но мы люди, и нам нужно не только найти, но и понять. Поэтому мы разделили год на месяцы. Да, так мы ещё включили в свой календарь циклы Луны, но ведь они не совпадают с календарными месяцами, и число дней лунного года лишь 360. Будь дело только в Луне, не было бы смысла возиться. Но нам понравились месяцы. Они удобны. Удобны чем? Простой ассоциацией со сменой времён года и характером погоды. Каждый месяц индивидуален; точнее, индивидуализирован. "Февраль - кривые дороги", "марток - надевай трое порток", и так далее. У каждого месяца есть характер. Месяц это личность. Если "мы" это Самуил Маршак, то есть возможность написать пьесу, в которой месяцы выступят действующими лицами. Когда предмет способен выступать персонажем пьесы, это означает, что он находится на высшей ступени персонификации. Для нашего сознания это практически человек. А точнее бог. Он же властвует, и притом он, конечно, не человек.

Месяцы это просто группы чисел, множества. Но мы дали им имена и имеем представление об их характерах. Для нас это боги - хотя мы и никогда не говорим об этом. Но кого-то из них мы любим, а кого-то нет. Кто-то из них добр, кто-то враждебен. Есть в них и восторг жизни, и меланхолия, проводящие различие между весной и осенью. Перед нами сообщество разнохарактерных богов, не осознаваемое в качестве такового лишь вследствие естественности подобного представления.

Если отобрать у людей всю культуру, оставив им лишь самый примитивный язык, и высадить их под новое небо на новую землю, то люди снова создадут религию. И она будет, несомненно, языческой.

Монотеизм противоестественнен, поскольку людям гораздо проще мыслить язычески. Языческий подход, персонифицирующий начала как различные, избавляет от множества неразрешимых проблем, таких как проблема теодиции. Мышление богослова и мирянина оказываются непротиворечивыми, или в значительной степени менее противоречивыми. Конфликт осознаётся язычником как естественная часть мира, а не как противоречие. Быть язычником проще и дешевле. Не нужно закручивать свои мозги в трубочку, чтобы быть согласным с начальством, которое бьёт тебя. Можно оставаться самим собой.

Примечательно, что религии, обозначаемые как монотеистические, выросли из самого "животного" язычества, по сию пору сохраняют многочисленные следы своего происхождения и даже не пытаются от него избавиться. Так, христианство было вынуждено сохранить представление о двух началах, божественном и сатанинском, иначе концы с концами не сходились никак. Иудаизм посредством каббализма закрепился в версии пифагорейства, каковое предполагает множественность изначальных сущностей. По сути дела, монотеизм это миф - его не существует. Это лишь экономичная форма язычества.

Я не утверждаю, что необходимо всё бросать и становиться язычниками. Напротив, не следует бежать туда, где мы уже находимся. Нужно лишь примириться со своей сущностью, признав, что мiр конфликтен. А уж какую при этом принять космогонию и теорию загробной жизни, это дело вкуса.

Не мучайте себя. Летом тепло, зимой холодно. Только и всего.
El juez Garzón

О некоторых системах познания

- Дорогой, ты уходишь? На улице дождь. Возьми, пожалуйста, зонтик.
- Дорогая, дождь сейчас идёт везде.
- Да, конечно, везде. Поэтому зонтик тебе пригодится.
- Как же ты любишь частности! Дождь идёт везде, повсюду. По всему региону. Сейчас такая погода повсеместно.
- К чему ты клонишь, дорогой? Я тебя не поняла, извини.
- Тебе трудно понять меня, потому что твой метод познания узок и идеалистичен. Ты, уж прости меня, не способна к обобщению. Между тем, как правда очевидна, стоит лишь посмотреть на вещи в общем. Сейчас дождь везде, и мокро всё. Мокры крыши домов, улицы, деревья, трава на лугах и стога в полях. Даже вода в реке мокрее обычного. Дождь вездесущ, это обще-региональная тенденция. А ты выдёргиваешь отдельный факт и придаёшь ему гипертрофированное значение. Это узкий взгляд, порождённый неразвитым сознанием.
- Наверное, ты прав, дорогой. Я так глупа. Но я буду стараться понять твой стиль мышления.
- Это очень хорошее намерение. Я его одобряю.
(Завязывает шнурки)
- Так ты не возьмёшь зонтик?
- Конечно, не возьму! Хватит уже говорить об этом. Твой субъективизм меня бесит.
- Прости, милый. Не сердись. Удачи тебе. До свидания.
- До встречи. Не скучай. Целую.
(Хлопает дверь)
- По моему, я вышла замуж за придурка.
El juez Garzón

Пост в пост

Слово "говеть" однокоренное слову "говядина". Корень "гов" какой-то древний (возможно, персидский) и означает нечто важное, уважаемое, ценное. Отсюда "благоговеть" и "говяда" (крупный рогатый скот) - "ценная еда".

Говеют те, кто едят мясо. "Разговляться" означает есть особенно много мяса.

Жаль, что древнее значение было переиначено.

Запивать можно сантуринским.

Слово "пост" означает "нечто установленное" ("поставленное"), то есть, в данном случае, "правило". Конкретное содержание правила из этимологии слова не следует.
El juez Garzón

Коммунисты разсуждают о Первопричине

О Первопричине, к счастью, не Бытия, но краха СССР. Разсуждают давно (и правильно делают, в принципе). Ответ одного из них - нехватка плановиков и недостаточное качество их работы, а также перегрузка, вызванная ростом экономики. Нет сомнения, что при планировании как таковом все перечисленные автором вопросы действительно возникают.

Не отрицая сделанных "левым" господином замечаний по отдельности, отмечу, что его общий вывод: "Некачественное планирование привело к экономическому кризису" скрывает истинную причину экономических проблем. А причина эта не в нехватке плановиков, а в избытке коммунистов.

Поясню на примере. Транспортное предприятие, автобаза. Водитель грузовика должен выполнить заведомо завышенную, нереальную норму, сложившуюся вследствие известной любви коммунистов повышать нормы по рекордным результатам ("стахановское" движение и тому подобные изобретения эксплуататоров). Наездить по городу за смену, допустим, 500 километров невозможно, даже если больше ничего не делать, не грузиться и не разгружаться, не простаивать в ожидании - потому, что смена восьмичасовая, а ограничение скорости в городе 60 км/ч. Реально можно наездить 100-120 км. (Там могут быть тонно-километры, но тонны в пределах грузоподъёмности в наряд-заказ можно вписать любые, заказчику это безразлично). Заработная плата привязана к выполнению нормы. Что делают водители? Подключают к одометрам электродрели и "наматывают" недостающие сотни километров. В принципе, это никому не вредит. Здесь у нас КрАЗ, то есть, пардон, крах экономики не нарисуется. Шкуродёрство государства компенсируется туфтой, и никому не плохо. Только корреспонденты иногда показывают по телевизору водителей грузовиков, наездивших "400 000 километров без капремонта", что вызывает лёгкий смех у понимающих. Но есть проблема топлива. Его нужно принять в бак из расчёта выполнения нормы. А на следующий день снова. Иначе "концы с концами" не сойдутся. Примерно 3/4 получаемого топлива водитель сливает на землю в укромном месте. Немного сверх нормы оставляет, и... получает премию за экономию топлива.

От нефтяников требуют осваивать уренгои в Заполярье, сотни тысяч людей тяжело трудятся в сложных условиях, на всё это расходуются огромные деньги, а топливо в огромном количестве сливают на землю. Вот в этом месте разсказа экономический крах уже вполне может проглянуть сквозь облачные замки коммунизма.

Как это исправить? Первый порыв - привести нормы в соответствие с реальностью. Это хорошая идея. Допустим, что какой-то руководитель СССР возмутился, стукнул кулаком по столу и потребовал. Теоретически это не невозможно, так что допустим. Но. Реальность постоянно меняется, и в разных городах она различна. По сути придётся на постоянной основе приставить плановика к каждой автобазе, и обезпечить невозможность его подкупа водителями. По деньгам это возможно; один плановик на 700 человек, например. (На самом деле на таких предприятиях плановики и так могли быть в штате, но, видимо, их работа не была совершенной, раз дошло до описанного конфуза, продолжавшегося десятилетия). Увы, здесь мы вступаем в область проблем, о которой пишет автор текста, со ссылки на который я начал свою историю. Плановиков будет не хватать, системы планирования будут отличаться друг от друга, и так далее. Планировать гибко и качественно не получится - организация процесса слишком сложна и человекоёмка.

Однако, есть способ избежать проблем с планированием и создать систему, которая обезпечивала бы максимальную экономию топлива, действуя при этом автоматически и не допуская сбоев. Для этого нужно сделать две простые вещи.

1. Отменить нормирование труда водителей в дистанции пробега, заменив его оплатой по закрытым нарядам, исчисляя зарплату как процент от выручки предприятия. План для автобазы при таком подходе вообще не нужен; пусть она работает по фактическим заявкам - так она и в реальности работает по фактическим заявкам. Услышав про отмену плана, советский руководитель встанет на дыбы; ну, хорошо, можно оставить план как контрольный показатель, от которого не зависит или почти не зависит премирование. Лишь для психологического эффекта принадлежности к советской системе. При таком подходе регулированию подлежат только цены на грузо-перевозки. Но как раз на их исчисление плановиков может хватить, поскольку эти цены являются производными от прочих цен и в СССР могут не меняться годами. Если тут и закрадётся ошибка, она в любом случае будет многократно покрыта экономией на топливе.

2. Отдать водителям деньги на топливо, наличными, и не требовать отчёт. "По заявкам проехал 100, норма 30, цена 0.1 - получи три рубля". Не нужно ни талонов, ничего. Всё, вопрос слива топлива, что на землю, что в баки "частников", исчез полностью. Можно продать сэкономленную нефть на Запад и на вырученные деньги построить развитой социализм. Да, у водителя будет оставаться лишняя копеечка - это и будет его премия за фактическую, не придуманную, экономию топлива.

Можно так сделать? Можно. Это просто? Просто. Почему бы так не сделать? Не додумались? Сомневаюсь. Десятилетиями смотрели, как миллионы тонн топлива сливаются в канавы, и не додумались до такой простой идеи? Не верю. Дело в другом.

В чём дело? В ремонте. Грузовик нужно не только заправлять, но и ремонтировать. На то на базе есть ремонтники, получающие зарплату. Но работают они не за зарплату, а по договорённости с водителями, поскольку деваться тем некуда. Эта история для государства не обременительна и может проходить под рубрикой "Проблемы индейцев", однако если уж совершенствовать систему, так делать это последовательно. С ремонтом можно сделать так же, как с топливом. Деньги на ремонт заложены в стоимость перевозок? Да. Так отдать их водителям наличными, и всё. Что захотят, сами отремонтируют, что не смогут, отдадут ремонтникам - которые при новой системе станут бегать за водителями и заглядывать им в глаза, не нужно ли чего? Можно так сделать? Да легко. Если кто любит "фордовскую" систему оплаты ремонта по факту его отсутствия, то на здоровье - водитель вправе заключить с ремонтной бригадой договор и на таких условиях.

Так в чём проблема с ремонтом? Почему его нельзя перевести на новую схему и чем он мешает сделать то же самое с топливом? Дело в том, что помимо ремонта есть и другие услуги автобазы - стоянка, мойка, место для ремонта, столовая, предрейсовый осмотр. Если уж мы взялись совершенствовать систему по новой методике, зачем останавливаться? Перепишем и эту главу. В результате водитель будет платить за все услуги автобазы из своего кармана (как он изначально платит из своего кармана за столовую). А эти деньги из уплаченных заказчиками будут передаваться ему, напрямую и без отчёта. Отчёт просто не нужен. Он не имеет смысла.

Хорошо. Итак, водитель платит за топливо и за все услуги автобазы. А если эти услуги в целом нехороши? Или если автобаза далеко от дома водителя? Можно ли предоставить водителю право сменить автобазу по своему усмотрению - вместе с приписанным к нему грузовиком? Да на здоровье. Отписался, приписался. Автобазы начнут конкурировать за водителей. Только делать этого нельзя. Почему? Потому, что следующий шаг.

Вот наш водитель - сам оплачивает топливо, ремонт и все услуги автобазы, и имеет "Юрьев день" - может автобазу в любой момент сменить, забрав грузовик на новое место. Что у нас осталось за государством? Фактически - только покупка грузовика. А зачем она нужна государству? Почему оно должно оплачивать средство для заработка водителя? Можно отдать водителю вообще все деньги за заказ, грузовик перевести в его собственность, и забыть обо всём этом как о страшном сне. Пусть водитель сам купит себе грузовик - какой захочет и когда захочет. И пусть он будет его. Получится экономия на всём цикле грузоперевозки. И грузовики станут "бегать" дольше, и ремонт будет качественнее, и топлива лишний литр не сожгут. Для начинающих водителей можно ввести разсрочку на покупку грузовика. Автобазы будут работать как сервисные предприятия, на самоокупаемости. "А налоги?" А что налоги? Ввести акциз на топливо и вменённый налог на грузовую лицензию, и всё. Суммы сделать те же, а процесс сбора многократно проще. И если водитель перевезёт что-то за нал, то плевать. Просто плевать. Государству от того ни жарко, ни холодно.

Можно так сделать? Можно. Но нельзя. И очевидно, почему. Не меняя логики, мы с Вами от простой идеи по экономии топлива пришли - к частной собственности на средства производства и к полной ненужности планирования как такового. По крайней мере на уровне одной производственной единицы.

Вот, куда можно прискакать, если отпустить вожжи. Стоит тронуть хотя бы самый мелкий элемент системы, начать менять его в направлении здравого смысла - приветствуйте частную собственность на средства производства. Любите и жалуйте.

А что такое "частная собственность на средства производства"? Я могу объяснить это научно, но предпочту объяснить афористически. Для чего использую высказывание Рональда Рейгана, сделанное им во время предвыборных дебатов в 1979 году. Тогда его оппонент, президент Картер, долго и очень обстоятельно разсуждал о преодолении экономического кризиса, предотвращении краха и начале подъёма. Когда слово взял Рейган, он сказал следующее (наверняка "домашнюю" заготовку команды): "Я объясню Вам, господа американцы, что такое спад, крах и подъём. Спад это когда работу теряет Ваш сосед. Крах это когда работу теряете Вы. А подъём это когда работу теряет Джимми Картер". Отгадайте, кто выиграл дебаты?

Исправить положение с планированием в СССР было вполне возможно. Но при одном условии: если бы сотни тысяч коммунистов потеряли работу. Ведь при мало-мальски психически здоровой организации дела они становились не нужны. А на оставшееся плановиков бы вполне хватило.

Водители (и капитаны судов, и даже пилоты бомбардировщиков) сливали топливо на землю и в воду - зачем? Ради сохранения власти коммунистов. Ни по какой иной причине.

____________

Если бы коммунисты были людьми, а не сволочами, они ещё в двадцатые годы свели бы планирование к планированию государственных инвестиций, не трогая производство вообще, предоставив его рынку. Но людьми они не были.
El juez Garzón

Слабая сторона капитализма

Капитализм это единственный способ организации производства, при котором субъект производства (предприниматель) непрерывно мотивирован к ежедневной, преодолевающей тяжёлый труд заботе об увеличении производительности труда. Это самое сильное качество капитализма, обезпечивающее ему лидерство на протяжении столетий.

Но, как это всегда бывает, самая сильная сторона явления одновременно и самая слабая. Высокая производительность труда создаёт для предпринимателей более или менее обширное пространство выживания - множество возможных решений, которые не приводят к краху бизнеса. Теоретически конкуренция должна постоянно сужать это пространство, однако на практике часто конкуренция оказывается недостаточно острой для этого. Причиной тому инерционность при перетоке инвестиций, частое наличие более прибыльных областей приложения, что может приводить к задержке инвестиционной реакции, и различные формы земельной и природной ренты, сказывающиеся на конкурентоспособности бизнесов. Нередко случается так, что приказчики капитала на какое-то время приобретают большую свободу действий, которую естественные процессы по тем или иным причинам не спешат сократить.

В подобных ситуациях менеджмент, к сожалению, вместо манёвра инвестициями и перенаправления сверх-прибылей в новые области часто предпочитает естественную для человека ленивого самоуспокоенность, и столь же естественные для млекопитающего в ситуации изобилия расточительность и безпечность. Пребывающий некоторое время вне должной конкуренции высокодоходный бизнес можно уподобить самолёту, делающему "горку" - на некоторое время в самолёте исчезает тяжесть, а в бизнесе исчезает капитализм. В таких ситуациях управленцы имеют обыкновение впадать в "слабоумие менеджера", характеризующееся множеством безсмысленных решений и требований к персоналу, совершенно непродуктивных с точки зрения конкурентоспособности предприятия. В такие времена раздуваются штаты, отношения в коллективах наполняются формальностями, критерии успешности работы становятся умозрительными и не связанными с требованиями контрагентов. Бизнес заболевает без конкуренции, как человек без двигательной активности. У бизнеса в монопольном и высокодоходном состоянии возникают те же симптомы, что у человека при гиподинамии и безделье - ожирение, нарушение обмена веществ, склонность к безцельным играм.

Со временем тучные времена неизменно проходят, и бизнес либо оздоравливается и переходит в нормальный, то есть конкурентный, режим, либо погибает. Но пока эти времена не прошли, "бизнес в невесомости" являет собой душераздирающее зрелище. Такие бизнесы часто оказываются материалом для критики капитализма как такового. Оппоненты капитализма утверждают, что этот строй неизбежно приводит к появлению "больных" предприятий, демонстрирующих все ужасы деградации от безпечности и богатства. Действительно, к появлению подобных коммерческих организмов приводит именно рост производительности труда, являющийся следствием капиталистических отношений. Однако всегда следует помнить, что это недостаток, происходящий от силы. Расточительность богатства, ранее созданного собственными усилиями.