February 26th, 2021

El juez Garzón

Метод это смерть мышления

Естественное стремление отойти от шаблона и увидеть людей за "голыми" схемами может привести к желанию обращать внимание на роль личности в степени большей, чем это предписывается обобщающими методами разсуждения. Однако не стоит недооценивать живучесть последних. Сторонники условий объективных всегда могут перевести спор на другие общности взамен скомпрометированных. Допустим, состязание не наций, а тайных обществ, не классов, а этносов, и так далее. Теоретически — вплоть до инопланетян. И личность всегда окажется безсильной. Спор с выбором конкретных субъектов противостояния всегда может быть продолжен после выбора других субъектов.

Это вопрос метода разсуждения, а с этим методом проблема состоит в фундаментальной ошибочности выбора метода как такового. Стоит человеку сказать: "Я мыслю таким-то методом", как он перестаёт мыслить и начинает укладывать факты в шаблон. Мышление оканчивается в момент выбора метода мышления. В этом смысле выбор и объективной, то есть обобщающей, и субъективной, то есть личностной, реальности одинаково ошибочен — поскольку ошибочен сам факт выбора.

Существует фактор, который вынуждает людей останавливаться на каком-то методе мышления и следовать ему. Это стремление получить результат. Некий вывод, который можно было бы принять и успокоиться. Именно это желание является концептуально неверным по отношению к мышлению. Мышление не должно преследовать цель и получение "товарного" результата. На практике это часто бывает необходимо, иначе нельзя вынести суждение. Необходимость суда и вердикта толкает мыслителя на путь принятия шаблона. Не разведя практическую и мыслительную деятельности свободно мыслить невозможно. Свободное мышление опирается на психологическое принятие его безцельности и безсмысленности. Только отказавшись от ожидания результата можно получить полноценный, "живой" процесс.

Стремление найти решение и успокоиться это стремление убить мысль как нечто мешающее. Мысль жива, покуда её не хотят убить. То есть, пока не ждут от неё результатов в виде "обоснованного вердикта".

Суждение обязано быть обоснованным и оттого не может не опираться на тот или иной метод, являющийся критерием его обоснованности. Мышление не может опираться на метод, поскольку обязано быть живым, то есть причиной самого себя.

Суждение всегда категорично и тоталитарно. Мышление всегда либерально и свободно. Отказ от суждения равносилен отказу от практической деятельности. Отказ от мышления равносилен отказу от жизни.

Суждение имеет существенный изъян, который не позволяет приравнять его к мышлению. Суждение обусловлено критериями верности, а сами по себе эти критерии условны и субъективны. Закон может гласить: "Не вари козлёнка в молоке матери его", а может гласить: "Вари козлёнка именно в молоке матери его и не слушай того типа". Оба условия могут породить равноценно справедливые суждения. Выбор же между условиями, определяющими суждение, принадлежит жизни, то есть мышлению. Мышление же не может быть шаблонным, ибо тогда оно перестанет обуславливать самого себя и превратится в суждение. У мышления не может быть метода, или оно утратит своё право быть. Отсутствие метода предполагает отсутствие критериев обоснованности.