January 21st, 2021

El juez Garzón

Парадокс

Спасение индивидуально, но земля даётся или не даётся народам.

Придётся выбирать место сбора сокровищ.
El juez Garzón

Не наш метод

Каждый политически ангажированный субъект несёт в себе образ идеальной для него политической действительности. Этот образ соответствует критерию: "Если станет так, то я буду политически счастлив". Вполне допустимо, что при выполнении некоторых условий субъект действительно станет "политически счастлив". Ведь эта возможность счастья соответствует его личной психологической организации, иначе она не существовала бы и не воспринималась бы субъектом как его политическое кредо.

Когда доходит до реализации политического идеала, огромное число людей самых разных взглядов приходит к одной и той же мысли: "Все должны начать мыслить и чувствовать так же, как я". Сама по себе эта мысль, безусловно, верна. Если у всех людей критерием счастья окажется тот же идеал, что у конкретного субъекта, и если этот идеал окажется достигнутым, то тогда все, вне сомнения, будут "политически счастливы". Проблема в том, что для достижения этого результата, очевидно, придётся изменить личную психологическую организацию всех людей так, чтобы она стала единообразной с качествами выбранного "эталонного" субъекта. Что едва ли возможно технически даже при помощи жёсткой дрессуры и пропаганды в условиях информационной изоляции. Эксперименты ставились; ничего хорошего не вышло. Люди всегда научатся говорить и делать то, что требует от них машина подавления их воли, но всё же не приобретут естественной склонности к противоестественному для себя. При помощи насилия и обмана можно создать симулякр единства и радоваться, если именно симулякр и есть цель. Но массы людей при этом всё равно будут несчастны, что создаст множество уязвимостей, которыми кто-то непременно воспользуется.

Идея "Мир изменится к лучшему тогда, когда все станут думать так, как думаю я" совершенно безперспективна. При этом к ней, как к алтарю близорукости, постоянно и с самых разных направлений приходит большое число политически ангажированных людей. В некоторых случаях оно и к лучшему для всех - хотя нередко осознаваемое несоответствие действительности желаемому приводит к принятию концепции "Бить этих негодяев по головам", что заканчивается весьма скверно. Если сознательно не ставить задачу разрушения и только разрушения, нужно избегать подобного.

Искусство политики состоит не в том, чтобы заставить всех людей мыслить так же, как мыслишь ты сам. Более того, по небольшому здравому размышлению можно сделать вывод, что как раз этого делать не стоит, поскольку нивелирование сознания субъекта с сознанием массы сделает его из субъекта объектом политики. Искусство политики состоит в том, чтобы заставить людей, которые с тобой несогласны, делать то, что соответствует твоему идеалу. При этом путь обмана нежелателен, поскольку обманы недолговечны и всегда извращают исходную идею. Люди должны иметь возможность действовать в соответствии со своими наклонностями, при этом, если им угодно, оставаясь несогласными с политическим идеалом субъекта, а ещё лучше вообще не зная об его существовании.

Сказанное ограничивает сферу политической стратегии малозатратным и преимущественно закулисным управлением естественными процессами. При таком подходе серьёзные результаты недостижимы не только быстро, но и вообще в какие-либо определённые сроки - что полностью компенсируется надёжностью того, что всё же происходит. Дальше осталось сказать лишь слово "фабианство".
El juez Garzón

"Касочка" от "серебряных пуль"

Определение "серебряной пули" дадено в этом тексте превосходного автора schegloff. Без ознакомления с текстом, доступным по ссылке, читать далее не имеет смысла.

Если же смысл обретён, то сообщаю, что вижу возможность частично снять остроту проблемы. Мозг экономит силы и предпочитает не мыслить, если есть такая возможность, ограничиваясь ранее найденными решениями - которые в данном случае названы "серебряными пулями". Избавиться от этой особенности мозга нельзя и делать этого не нужно. Экономичные решения на то и экономичные, чтобы ими не пренебрегать.

Но. Я знаю, что при изменении обстановки мой мозг постарается игнорировать новые сведения и ограничиться традиционным суждением. Я не могу это исправить, но могу это предвидеть. Значит, есть возможность "подстелить соломки". Предположим, что я ожидаю события, при котором мне понадобится руководствоваться "серебряной пулей". Я не ожидаю, что "серебряная пуля" окажется неудачным выбором. Напротив, я собираюсь её использовать. Но теоретически допускаю получение новой информации, которая отменит моё прежнее мнение. Допустим, у меня есть время и силы подумать на досуге. Что я могу сделать? Я могу вообразить несколько гипотетических ситуаций, в которых "серебряная пуля" промахнётся, и достроить адекватные реакции на такие изменения. Не потому, что я не доверяю "пуле", но лишь для тренировки мозга.

В результате, как предполагается, мой мозг заранее поймёт, что существуют возможности свернуть с проторённого пути. После некоторой тренировки "серебряная пуля" изменится. Новой "серебряной пулей" будет стереотип: "Земля, конечно, круглая, но я могу вообразить её и квадратной. И треугольной могу. Я всё могу". Тем самым использование "серебряной пули" не будет отменено, но сама пуля станет опционально маневрирующей.

Смысл идеи в том, чтобы заранее "протоптать дорожки", по которым можно свернуть с основного пути - не для того, чтобы приготовиться свернуть, а чтобы отработать навык поворачивания. Этот навык будет ещё одной "серебряной пулей" - "А ещё я могу не соглашаться с очевидно верным. Умею".

Предположим, я считаю, что я Бантапуту. Нет нужды менять это мнение, но можно в порядке тренировки мозга отработать иное. Например так, как об этом говорится в следующем анекдоте:

"Представьте, вы прожили 80 лет благочестивой жизни, умираете, на смертном одре в окружении родственников и друзей (даже учеников)...

Через пять минут вокруг вас трёхглазые инопланетяне, вырывающие из ваших семипалых лап бурбулятор, спрашивают:"Ну как торкнуло? Не шняга? Стоит курить? Говори, чё видел?"

И тогда, если окажется, что я не Бантапуту, а конь педальный, мой мозг не будет так уж сильно удивлён. Ведь он будет заранее знать, что любая прямая дорога проходит через перекрёстки.
El juez Garzón

Подумалось

Если по состоянию на 1917 год свыше 80% обрабатываемых земель в России принадлежали крестьянам,

то получается, что большевики своей национализацией отобрали землю не у помещиков, как они нам впаривали семьдесят лет, а у крестьян.

___________

Встреча с Капитаном Очевидность на пороге старости. "Ах витязь, то была Наина!"