December 25th, 2020

El juez Garzón

Большевизм forever



Главное, во что человеку, привыкшему к существованию культуры и совести, трудно поверить и что ему абсолютно необходимо понять, это что для большевиков подобное нормально и типично. "Нам чего-то не хватает - жилья, одежды и обуви, Ютуба этого, наконец? Пойдём и возьмём. Хозяев убьём. Сами будем хозяева". У них такое мышление. И другого у них нет. И то обстоятельство, что именно Ютуб им очевидно не по зубам, в их мышлении ничего не меняет. Потому, что альтернативного варианта нет. Он не предусмотрен конструкцией.

Помимо прочего это означает, что постановка вопроса: "А создать?" для них невозможна. "Создавать" это буржуазный предрассудок, ослабляющий боевитость большевизма. Отсюда берётся многое из известного нам о нашей текущей жизни. Отношение к народу как к расходному материалу, нежелание хорошо платить специалистам, "круговорот" бизнесов, которым дозволяется возникнуть, а по достижении некоторого веса они "поедаются", и так далее.

Большевики - великолепное орудие разрушения стран и прекращения развития народов. Поэтому они ещё очень долгое время будет востребованы - пока не появится орудие ещё более совершенное. К тому же их воспроизводство самоподдерживается - в отличие от нашего.
El juez Garzón

К прогрессивному паразитизму

Обладатели силы очень часто, если не как правило, используют свой потенциал для получения вне-конкурентных преимуществ, административного ресурса и тому подобного. Это неизбежно приводит к деградации естественной конкурентной среды и, следовательно, всей области, подверженной воздействию доминирующей силы, в целом. Вполне естественно подумать, что мы имеем дело с тупиковым для цивилизации устройством дел. Немного покопавшись в данном вопросе я, как мне кажется, увидел некоторый просвет в виде паразитической конструкции, в минимальной степени ограничивающей конкуренцию.

Я говорю о крупных монополиях, выполняющих посреднические услуги. К примеру, Google и Apple, в тех их частях, которые являются магазинами приложений. Наверное в работе этих магазинов есть случаи дискриминации, однако в общем они предоставляют производителям относительно равные условия для конкуренции. Примерно то же можно сказать о таких посредниках, как Airbnb и Alibaba. Не являясь самостоятельными поставщиками товаров и услуг, эти и им подобные площадки не имеют экономической заинтересованности в искажении условий конкуренции между их клиентами. Если такое искажение происходит, то по причинам, скорее всего, внеэкономическим, то есть волюнтаристским - а значит внесистемным.

Таким образом, мы можем говорить о принципиальной возможности существования структур, имеющих сходство с паразитическими (этот признак обуславливается процентом, получаемым ими, который может быть нагло завышенным) и при этом не имеющих системных предпосылок для использования своей монопольной мощи в целях уничтожения естественной экономической активности ради получения административно обусловленной выгоды. Паразиты могут быть нейтральны к экономической среде. На мой взгляд, это ярко положительное явление.

Отмечу, что все обнаруженные мной более или менее подходящие примеры существуют в информационном пространстве.

Случаи, когда монополия ради собственного продукта административными методами устраняет конкурента, в чём была недавно уличена, к примеру, Amazon, относятся к попыткам использования непрофильных для их фигурантов направлений ведения дел. На мой взгляд, это позволяет говорить о существовании области, в которой относительно (относительно) безвредный для мира паразитизм возможен.