November 28th, 2020

El juez Garzón

К вопросу образования

Встретил я очередную претензию к образованию из темы: "оно даёт детям знания, не воспринимаемые ими как связанные с действительностью, и оттого дурно усваиваемые".

Подумал: чтобы можно было увязать знания с действительностью, нужно знание действительности. У детей такового мало - это же дети. Так что их нужно либо учить только понимать уже встреченное ими на их коротком жизненном пути, то есть очень и очень немногому, либо, уж извините - абстракциям, плохо увязанным с их опытом. С моей скромной точки зрения второе лучше.

Можно давать детям несколько больше опыта, сопровождающего излагаемые абстракции - как это иногда удаётся сделать на уроках физики. Отчасти это может решить проблему. Но что делать с историей или общественным знанием? Их и взрослые люди далеко не всегда понимают не абстрактно, что говорить о детях? А общественный или исторический эксперимент в классе не поставишь. Точнее, можно сыграть в ролевую игру, но это совсем не то. Баловство это.

Так что во многом образование обречено на распространение знания, не связанного с жизнью учащихся. И к этому нужно как-то приспосабливаться.
El juez Garzón

К вопросу о роли флота

В комментариях к великолепной статье уважаемого naval-manual сформировалась несколько неожиданная для меня (невежды) тема.

Предположим, что в начале XX века Российская империя по некоей волшебной прихоти увеличила расходы на флот и нарастила свою морскую мощь на Дальнем Востоке, допустим, втрое - по сравнению с тем, что там в реальности имелось к началу Русско-японской войны. Мы говорим о мощи, исключавшей для Японии инициативу в начале войны с Россией - по причине очевидного господства последней на море.

Каковы могли бы быть действия японцев в такой ситуации? Исходные данные: они очень хотят сухопутной экспансии на материке и располагают подходящей для этого армией, но не могут реализовать свой потенциал из-за блокирующего потенциала России. Что им делать? Вариант: "Усилить свой флот" плох длительностью и неопределённостью результата, поскольку мы исходим из предположения, что Россия может присылать на ДВ два или три корабля на каждый новый японский.

Мой ответ на вопрос о том, что могли бы сделать японцы - ехать в Санкт-Петербург и договариваться. Условия: "У нас есть армия, чтобы войти в дверь, у Вас есть ключ от двери. Предлагаем сделку: мы завоёвываем территории, а половину отдаём Вам за благожелательный нейтралитет".

Результат можно выразить так: флот нанимает чужую армию.

Возможно ли подобное в принципе? Несомненно. В течение примерно двух столетий именно так работала внешняя политика Великобритании, имевшей собственную сухопутную армию весьма ограниченных возможностей. Значит, в принципе подобный механизм может работать.

Отметим, что однажды этот механизм сработал именно в отношениях России и Японии. Ведь это японская армия завоевала Ляодунский полуостров, а забрали его себе русские. На тот момент русский флот на ДВ был сильнее японского. В тот раз японцы были очень недовольны. Однако если бы речь пошла о прекращении разового, оскорбительного прецедента в принцип работы, их мнение могло бы измениться. Тем более, что иного выбора у них и не было бы.

Флот, господствующий на море, может вынуждать иностранную армию воевать за интересы страны - обладательницы флота.

Сейчас эта мысль кажется мне простой до очевидности. Но надо же - я нигде её ранее в таком виде не встречал.

(Голоса: "Мэхэна нужно было читать!" Ну да, ну да. Наверное).
El juez Garzón

Наш сюжет

История: некие существа, подлые и недостойные, коварно убили правителей страны и "подложили её под себя". Страна как-то приняла это. Не будем сейчас уточнять, с каким сопротивлением - как-то. Некто, понимающий ужас произошедшего, борется с этим и, помимо прочего, взывает к совести страны. "Они же ничтожные люди и преступники!" Этого Некто, естественно, пытаются нейтрализовать - в том числе при помощи его друзей, превратившихся в провокаторов. Следуют разные интересные события. В финале к власти приходит самолюбивый и безпринципный лидер, для которого страна это расходный материал для его тщеславия. Но воздающий почести Некто, хо-хо.

Заменим в сюжете страну на женщину, мать Некто, и окажется, что её зовут Гертруда. Остальных - Гамлет-старший, Гамлет-младший, Клавдий, Розенкранц и Гильденстерн, Фортинбрас.

Автор на все времена. Упомянут даже "философский пароход" - в Англию.

Внутри искусства хорошо. Там всё есть. Лишь какие-то тени мешают уютно устроиться.

"Я и в ореховой скорлупке себя считал бы властелином мира - когда б не сны дурные".
El juez Garzón

Сбрасывая вериги ещё одного мифа

В своё время я довольно легко принял идею о географически обусловленном разделении держав на "морские" и "сухопутные" - талассократии и теллурократии. Разделение выглядит логично и обоснованно историческими примерами, в том числе из античности. "Россия - "сухопутная" держава, Англия - "морская". А разве нет? Что не так?

Не так то, что кому-то предписывается быть кем-то - и не делать чего-то. Практический вывод из данной теории: "России флот не нужен". И это так сильно похоже на "русским деньги не нужны", что уже только поэтому стоит задуматься о правомочности теории и о выгодоприобретателе её распространения. Хотя о последнем можно долго не гадать; всё очевидно.

Наличие большого количества земель не отменяет необходимости в обладании морем. Море это не замена земли. Это эквивалент дороги. Возьмём только один аспект проблемы - самый простой. Если у нас много земель, нам нужно много дорог. Если у нас много земли, то нужно много моря. В отношении Северного морского пути русские легко принимают эту логику. "Нужно же ходить к своим портам". Нужно. Однако Северному морскому пути можно предложить альтернативу - Южный морской путь. Черноморские Проливы, Суэцкий канал, далее вдоль сети опорных пунктов на Дальний Восток. Путь незамерзающий. Но для его обезпечения нужен сильный военный флот. Как насчёт построить сильный флот? "Но зачем нам это? Мы же сухопутная держава!" Интересно, кто вбил нам это в голову?

Идея разделения держав на два типа является ложной и имеет пропагандистский характер. Держава будет такой, какой люди захотят её сделать. Да, у голландцев и англичан не было выбора, кроме, как строить сильный флот, а у русских такой выбор есть. Можно не строить, а сидеть в своих лесах. Но наличие второго варианта не означает, что он лучший.

Учитывая результаты геополитических игр XX века второй вариант далеко не самый лучший.
El juez Garzón

Хотелось бы уточнить

Еврейский автор Гильбо разсуждает о перспективах грядущей русско-турецкой войны, рекламируя свои приватные и платные разсуждения.

Не споря ни с рекламой, ни, тем более, с неизвестными мне приватными его разсуждениями, хочу отметить некоторые неточности в терминологии. Гильбо говорит о войне Русской и турецкой армий, о противостоянии русских и турок.

Я извиняюсь, но не существует никакой Русской армии. Существует Армия Российская. В которой служат не русские, а представители многонационального народа РФ. Русские это всего лишь один из не то 160, не то 180 постоянно проживающих в РФ народов. Делать акцент именно на этом народе, на мой взгляд, в рамках нашей многонациональной страны неэтично и чревато раскачиванием лодки и раздуванием конфликта.

Нет никакой России русских. Есть Многонационалия. Воевать с турками, если придётся, будут татары, чеченцы, якуты, новые граждане РФ из числа киргизов, туркмен и таджиков, евреи и армяне, азербайджанцы и, конечно, храбрые грузины. И ещё многие и многие. Русских в этом ряду можно даже не упоминать. Русские-то тут при чём? Русские это какой-нибудь "№77 по алфавиту". Говорить, что Армия РФ это Русская армия это примерно то же самое, что говорить, что армия США индейская. "Томахоки" у неё имеются, но, наверное, это всё же не определяющий критерий для атрибутирования.

Терминология Гильбо это, я бы даже сказал, некоторый экстремизм. Прошу не считать это утверждение обращением в Генеральную прокуратуру.