November 13th, 2020

El juez Garzón

О социалистическом реализме

Наткнулся на пересказ апокрифической беседы известных советских писателей, задавшихся вопросом, что же такое есть пресловутый социалистический реализм - и не сумевших найти ответ. Строго говоря, даже и не особо пытавшихся.

Я не советский писатель и потому вполне могу дать определение стиля сего. Социалистический реализм это академическая пошлость.

Допускаю, что подобное определение предмета уже было дадено, ибо оно очевидно.
El juez Garzón

Пупаро

В ночь с 9 на 10 ноября я написал текст под названием "Туман разсеивается", в котором, помимо прочего, говорилось, что война между Арменией и Азербайджаном это "нормальная" война - эквивалент драки между двумя стадами обезьян за рощу с плодовыми деревьями, то есть за свой жизненный ресурс. И судя по новостным публикациям, последовавшим утром 10 ноября, именно в то время, пока я это сочинял, на сцену вылез кукловод и опустил занавес.

Полагаю, всем понятно, что будь на то воля Азербайджана, его (и, может быть, турецкие) войска наступали бы, пока не захватили всю бывшую советскую НКАО и её спорные окрестности, а также коридор в Нахичеванскую область. Полагаю, всем понятно, что роль РФ в данном случае соответствует роли полицейского сержанта, разставляющего на шоссе оранжевые конусы. "Нормальная" война остановилась "на половине банановой рощи" потому, что была кем-то остановлена. Из чего следует, что кто-то существует. Мы только что видели его мохнатую лапку.

Война остановилась потому, что кто-то оставил задел на будущее.

Слово "пупаро" я, как и почти все советские люди, впервые услышал при просмотре телефильма "Спрут". Уже после я узнал, что итальянское "puparo" происходит от "pupa" - "куколка", и является синонимом интуитивно более понятного людям советской выделки слова "буратиннайо" ("burattinaio"). С тех пор образ "идеального пупаро", существующий в моём сознании, не сильно изменился - ибо его никто не менял. Я по-прежнему представляю себе немолодого дядьку, живущего в экологически чистой сельской местности неподалёку от чьего-то свинарника. Дядька прав. По городам должны суетиться другие; здоровья им это не прибавит. У этого дядьки, возможно, даже нет мобильного телефона - но все его слушаются. Он смотрит на закат над морем, пробует вино, привезённое ему старым другом и играет в шахматы нами.

Допускаю, что вместо свиней там овцы.
El juez Garzón

"Ты взгляни на этот пьедестал"

За последние дни раз уже, наверное, третий мне попадаются в ленте разсуждения на тему: "Почему советская гордость работой социальных "лифтов" при социализме неоправдана?" Аргументы приводятся более или менее адекватные, но пока я не прочёл самого простого - и самого главного. Не прочёл - напишу сам.

Социальный лифт, по определению, предполагает продвижение субъекта по общественной лестнице в некоем обществе (не в вакууме же). Нет, я сейчас не про то, что в СССР существовала социальная лестница, то есть он был иерархическим обществом - вопреки самопозиционированию как эгалитаристского конструкта. Об этом в другой раз. Речь о следующем: критерии подъёма "наверх" соответствуют характеристикам конкретного общества. В симфоническом оркестре "продвинется" один, в банде разбойников другой.

Советский Союз был обществом, построенном на тотальном насилии и угрозе насилия, на постоянном нарушении всех мыслимых прав и оскорблении человеческого достоинства, на нищете и голоде как системных факторах, обезпечивавших устойчивость власти, на подлости и предательстве как на способе самоутверждения и карьерного роста, на преступлении как способе решения бытовых проблем (вспомним доносы на соседей с целью получения жилплощади), на отношении к людям как к расходному материалу, на кровавых и подлых внутриэлитных междуусобицах, на хамстве и безкультурье социальных "низов", на пьянстве как на государственной политике, на тотальном, повсеместном воровстве, на раболепии перед начальством и на "синдроме вахтёра", и так далее, и так далее. И, конечно, советское общество было построено на лжи. На всеохватной, всепроникающей, системной лжи, скреплявшей и скрывавшей все гнусности социализма.

В порядочном обществе человеку, сделавшему карьеру в СССР, должно быть стыдно за содеянное им. Поскольку если не во всех советских мерзостях, то уж как минимум во лжи он поучаствовал в любом случае, без вариантов - даже, если в остальном "продвигался" благодаря своим уму и таланту в какой-либо совершенно невинной области. И чем честнее субъект, то есть чем меньше его соучастие в советском разврате, тем более ему должно быть стыдно - потому, что самим честным людям менее приятны их небольшие грехи, чем безчестным их утопание в пороке. Так устроены честные люди. Стыд за советскую карьеру и оправдание её какой-то гуманной и жертвенной необходимостью есть признак, что перед нами всё же не природный подлец.

После того, как это сказано, можно добавлять иные аргументы против советской системы социальных "лифтов". Лично мне хватит сказанного здесь.