August 18th, 2020

El juez Garzón

"Молочный" тост

"За переносимость лактозы!"

Произносится, естественно, под молоко.

Сразу и не поймёшь, это про здоровье или про "белый" расизм.

Карта переносимости (и, соответственно, непереносимости) лактозы:

500px-Laktoseintoleranz-1.svg.png

На этой карте Белоруссия и русский Север окрашены одинаково.

На более подробных картах Европы наблюдается, как говорят красильщики тканей, "вытяжка" с "ядром" переносимости в Англии. Но и у нас с этим всё неплохо.

Теперь Вы знаете, как распознать китайского или африканского шпиона. Мало ли - если вдруг в темноте.
El juez Garzón

О пользе убеждений

Существует распространённое мнение, что убеждения штука наивная и вредная, приносящая только беспокойство. Однако в некоторых случаях, я могу засвидетельствовать, убеждения приносят успокоение и пользу.

К примеру, появляется сообщение о некоем событии, имеющем политическую интерпретацию. Это сообщение может быть ложью (сейчас это называют словом "фейк"). Но может и не быть ложью. Далее появляется сообщение, что первое сообщение было ложью (выдуманной, конечно, злодеями чтобы повредить Общему Делу). Второе сообщение может быть ложью или не быть ею. Потом появляется третье сообщение... Сидеть и собирать головоломку из сообщений неопределённой достоверности, опровергающих друг друга, это занятие совершенно безполезное.

Но если у субъекта есть политические убеждения, он может не тратить время и силы, разгребая завалы информационного мусора.

Допустим, нам сообщают, что какие-то люди что-то делают. Мы знаем, что люди могут подвергаться воздействию манипуляций, но мы не знаем, в какой степени это применимо к данному случаю. Кто-то говорит нам, что теми, действующими, людьми точно манипулируют в своих интересах какие-то нехорошие люди. В этом случае мы имеем полное право предполагать наличие попытки манипуляции - но уже в отношении нас самих. (Если к утверждению примешано запугивание, то вероятность попытки манипулирования опознаётся с точностью 99%). Нами, весьма вероятно, пытаются манипулировать утверждениями, что кто-то пытается манипулировать другими людьми. Это весёлая игра, в которой нельзя найти никаких "точек опоры". Их и не нужно искать в такой игре. Гораздо полезнее иметь собственные убеждения и не отвлекаться на шум.
El juez Garzón

О пользе методологии

Хорошая методология - полезная вещь. Полезна она тем, что даёт единственный вариант ответа на сложные вопросы.

Разсмотрим это на примере политической задачи, стоящей перед национализмом. Допустим, существует группа людей, воспринимаемая как часть нации, но при этом имеющая обособляющие признаки. Что будет являться благом по отношению к этой группе с точки зрения национализма?

Можно выдвинуть предположение, что благом будет пребывание в составе единого и мощного государства (нередко говорят даже об империи). Такая, большая и красивая, точка зрения действительно существует. Барабанный бой.

Можно выдвинуть предположение, что благом будет пребывание под властью Монарха, Помазанника Божия, который поведёт указанную группу лиц не только в состав нации, но и к Спасению. Такая, большая и красивая, точка зрения действительно существует. Колокольный звон.

Можно выдвинуть предположение, что благом будет объединение указанной группы лиц с их соотечественниками в рамках единых культуры, языка и национальной традиции. Такая, большая и красивая, точка зрения действительно существует. Звук фанфар, отдалённое "журчание" арфы.

Можно объединить все три предположения и получить представление о благе как о монархической империи с единой культурой. Почему бы и нет, собственно? Всё, вроде бы, красиво. Ну как - договорились? Наши цели ясны, задачи определены? Вопросов нет?

Вопросы есть, и по ним лучше договориться "на берегу". Нам придётся сделать выбор. Монарх - это кто? Религия - это какая? Язык - который выберем? Объединяться будем - вокруг чего? Очень часто здесь возможны варианты, даже более двух. Именно тосканский диалект? Почему? В качестве религии Православие? От РПЦ МП, или старого обряда? Династию будем выбирать методом тыка или по анализам?

Полная ясность и единство внезапно превратились в полную неясность и рознь. Эдак, друзья мои, и подраться недолго. И выйдет из того не толк, а только мука. Однажды лебедь, рак да щука затеяли сыграть квартет.

Нацию так не построить. Я Вам говорю.

Где-то есть ошибка. Где-то в методологии. Что-то мы упустили.

И я даже знаю, что именно. Мы не уделили внимание особенностям понятия "благо". Взяли его "как есть". А это не простое понятие; с секретом.

С одной стороны благо относится к объекту; "благо для кого-то". То есть, имеется некий, конкретный либо абстрактный подразумеваемый, источник блага, и есть тот, кому благо даруется (благополучатель) - объект. С этой точки зрения говоря о благе нации мы говорим о благе для нации. О благе, которое где-то берётся и нации даруется.

Но с другой стороны тот, кому предназначено благо, не может быть "пустым местом". Нельзя облагодетельствовать вакуум. Не мечут бисер перед свиньями. Возможность принятия блага предполагает некое достоинство, делающее в принципе уместным разговор о благе для кого-либо. А достоинство это понятие субъектное. Носитель достоинства субъектен, суверенен. Из чего следует, что объект принятия блага должен одновременно быть его субъектом. Вот такое это неоднозначное понятие - "благо". Помнится, Сократ об него весь язык сточил.

Если народ есть объект принятия блага, то всё просто - "Начальство подумает и решит". Останется выбрать, кто у нас сегодня начальство; готовьте кастеты. А если народ есть субъект осуществления блага, то начальству придётся подождать, пока спросят народ.

При верном методологическом подходе можно избежать сомнений и мук выбора, поскольку у нас будет только одна схема действия: спросить у людей, что они хотят. И спросить методологически правильно. Дать людям возможность подумать. Решить, кто они такие и что им нужно. Дать людям возможность передумать - если спустя некоторое время они обнаружат, что совершили ошибку.

Порядок, обеспечивающий субъектность блага, называется "демократия". Возможность основывать решения на выборе народа на протяжении длительного времени. Демократия, в свою очередь, обеспечивается свободой.

Видите, как просто? Не нужно ссор, выяснений, что лучше - Москва или Тверь? Не нужно разброда и шатания. Нет риска раскола нации. При правильной методологии остаётся только один вариант обеспечения национального строительства - свобода и демократия. Других вариантов просто нет.

И вот теперь можно со спокойной душой сказать, что наши цели ясны, задачи определены. Правильный метод - наше всё.
El juez Garzón

Письмо благодарности

Выражаю искреннюю признательность всем учёным-химикам, технологам и предпринимателям, которые изобрели, внедрили в производство и распространили водорастворимые краски. Ну, хорошо, рабочим их производств, транспорта и торговли тоже спасибо.

Ибо ежели довелось заметить, что стена в комнате что-то пообшарпалась, ты просто берёшь банку краски, валик, лоток и кисть, и красишь. И оно не пахнет, как советская нитро-краска, и не травит тебя, и не сохнет сутки с лишним первым слоем, как краска масляная, и легко отмывается от рук, и высыхает через двадцать минут, и отлично ложится, и чтобы промыть валик, лоток и кисть нужно лишь пару минут подержать их под струёй воды - и они снова как новые. После чего тебе остаётся только сказать: "Ну ты, <название фирмы>, блин, даёшь!", и воздать хвалу людям, сотворившим это научно-технологическое чудо и сделавшим его доступным тебе, грешному. (Это я ещё не говорю про колеровку в 100500 цветов, да).

Надеюсь, всем этим людям хорошо заплатили.

А поскольку не бывает текста без выпада против Карфагена коммунистов, скажу и о них. Есть у многих из них повадка, связанная с их, с позволения сказать, идеями. Они любят разсуждать о том, что, дескать, в последние 40-50 лет (или около того) нет никакого технического прогресса. Остановился прогресс, как говорят они. Не знаю, зачем, но для какой-то надобности сия "мысль" им потребна.

Говорить подобные вещи могут лишь профессиональные лжецы или совсем несведущие люди, которые никогда ничего практического не делали. Это нелепое враньё разсчитано на умственно отсталых.

Как и вся коммунистическая пропаганда, собственно.

____________

За современные краски недурно и китайского чаю выпить.

____________

Эээ! Я забыл поблагодарить тех, кто придумал малярный скотч. Исправляю.

Спасибо.
El juez Garzón

Пояснение о демократии

Демократия работает не потому, что её механизм способен учесть мнения всех людей, сделать это объективно (что такое "объективно" по отношению ко мнению, по определению субъективному?), не потому, что все избиратели квалифицированны и что все всегда действуют в своих интересах. Всего этого, скорее всего, нет и быть не может - на что довольно справедливо указывают многочисленные критики демократии.

Но всё это не имеет значения, поскольку суть не в этом.

Демократия работает потому, что люди свободны. Людям (всем людям, всегда и везде) время от времени приходит в голову, что они чего-то хотят. Так вот, свободные люди имеют возможность поднять свои чресла и придти в заранее оговорённое место, и сказать: "My hotim etogo!" И ожидать, что к ним прислушаются. Несвободные люди такой возможности не имеют, а свободные - всегда пожалуйста. Это и является фактической демократией. Людям внезапно что-то взбредает в голову, они идут и говорят - и становится так, как им нагрезилось.

Этот механизм не имеет никакого отношения ни к квалификации людей как избирателей, ни к их способности понимать свои объективные потребности, ни к способности государства учитывать весь спектр мнений, и так далее. Всё это от лукавого.
El juez Garzón

Что есть хорошего в ситуации в Белоруссии

Хорошего там, наверное, немало. Я отмечу лишь три обстоятельства из числа имеющих отношение к вопросу судьбы русской нации, которые мне наиболее очевидны.

1. В Белоруссии нет конфликта, который можно было бы использовать для раскола белорусского общества на, условно, литвинов и русских. Я имею в виду "фактический" конфликт; фантазий-то можно сочинить много. Для сравнения: на Украине такой конфликт есть, он всем известен и искусственно поддерживается в состоянии, наиболее удобном для длительного "подогрева" анти-русских настроений. Я не утверждаю, что нельзя создать в Белоруссии такой конфликт, но в данный момент его нет. И я не вижу "готового" материала для такого конфликта - какой-нибудь территории, которую Москва могла бы отторгнуть у белорусов, какого-либо "русского" сепаратистского региона, и так далее - ничего похожего на обстоятельства, естественно сложившиеся на Украине. Надеюсь, так и останется - конфликта не будет.

Несомненно, у "литвинизаторов" остаются инструменты пропаганды. Но без "живого" конфликта в духе: "Отомстим за Пёрл-Харбор!" подавляющему большинству людей будет глубоко безразлично, правили ими ранее московиты или литовцы, и на чьей стороне их предки сражались лет 600 тому назад. Без "болевого" эффекта разговорами о прошлом массовое сознание не "раскачать".

2. Существуют опасения: а что, если белорусов заставят говорить по-белорусски и тем самым "дерусифицируют"? Лично меня белорусский язык особо не пугает. Ну, диалект русского языка, ну объявленный самостоятельным языком, ну с какими-то западно-славянскими вкраплениями. И что? Почему разговор на белорусском должен лишить человека русскости? Русские аристократы часто говорили на иностранных языках лучше, чем на русском, и общались, нередко, на них же. Пушкин читал Библию на французском, например. Если в этих людях было что-то нерусское, то, полагаю, всё же не из-за знания ими ещё нескольких европейских языков (русский это обычный европейский язык, напомню).

Возможно, впрочем, что в моём безстрашии перед белорусским языком играет определяющую роль эффект отсутствия - учить-то его, если что, не мне. А вот белорусы, вполне возможно, придерживаются иного мнения. (Было бы неплохо спросить их об этом - демократическим способом). В первой половине девяностых годов белорусов пытались перевести на белорусский, и им это сильно не понравилось. В своё время Лукашенко был впервые избран, в том числе, на волне недовольства белорусов белоруссизацией. Изменилось ли мнение белорусов за прошедшую четверть века? Я не знаю, но если разсуждать теоретически - с чего бы? 25 лет спокойно разговаривать на русском - и вдруг возмечтать перейти на диалект? А смысл?

Если белорусов начнут заставлять говорить именно на белорусском, они возьмут, да и снова изберут себе власть, которая с этим покончит. Это вполне возможно - если у них будет демократия.

Белорусов белоруссизируют с начала двадцатых годов прошлого века. Нельзя сказать, чтобы в этом деле достигнуты решаюшие успехи. Может быть, у белорусов иммунитет против навязывания им идентичности? У всех порядочных людей есть такой иммунитет. Почему бы ему не быть у белорусов?

Добавлю, что в силу объективных обстоятельств белорусский язык оснащён менее разнообразной лексикой, чем русский, и не обеспечивает доступ к столь же большому корпусу литературы всех видов, в том числе технической. Едва ли белорусы не понимают, что вытеснять русский белорусским не в их объективных интересах. Как традиция краеведческого типа белорусский язык вполне уместен, но как основной рабочий может и не справиться со своими задачами.

3. Многие наблюдатели уже отметили один интереснейший факт. А я добавлю, что лично мне этот факт кажется очень привлекательным. В Белоруссии диктатуре противостоит, помимо прочих, рабочий класс. Противостоит, в первую очередь, потому, что он там есть. В этом смысле Лукашенко сам сохранил своего, возможно, могильщика. Интуитивно я чувствую в наличии способного быть политически активным рабочего класса что-то очень здоровое. Политическую субъектность в Белоруссии проявляют не просто случайно собравшиеся люди с убеждениями, но люди, прочно стоящие ногами на земле. Без "почвы" демократия приживается плохо.

Коммунисты могут тоже порадоваться активности белорусского пролетариата, но только глупые коммунисты. Умные коммунисты знают, что подавление политической активности рабочих и крестьян это основная задача Советской власти. Обладающие политической субъектностью рабочие и крестьяне это могильщики не буржуазии, но коммунизма.

Не могу сказать, что я непременно верю в свободное политическое будущее белорусов. Напротив, трудности, стоящие перед ними, способны привести даже в отчаяние. Однако при мысли о Белоруссии я всегда обнаруживаю в себе скромную, но радостную надежду. Шансов стать свободной и демократической у этой страны больше, чем у любой другой территории, заселённой русскими.