May 30th, 2020

El juez Garzón

Обнуление

Люди ищут тебя, чтоб убить.
Убить твоё тело, твой ум, твою совесть. Твой кошелёк.
Обнулить то, что есть ты - твои радость и счастье.
Им не хватает нулей для рекордов. Одним должен стать ты.

Пулемёт выпускает шестьсот бит в минуту, и все единицы.
Без нулей его речь недосказана. Нулям - ложиться в траву навзничь.

Хочешь лежать, так ложись. А не хочешь - беги.
Беги от порядков их в хаос. В хаосе числам не место.
Там не сыщешь ни бита. Там ты даже не ноль. Не мишень.

Оставь математику жертвам. Не считайся никем.
И они не найдут - ни тебя, ни тебя, ни тебя.
Смотрят пускай в пустоту. Их глазницы достойны такого.
Ты же живи.

Сам обнулись. И не будешь тогда обнулён.
El juez Garzón

Цитатник

Из письма В. Г. Белинского М. В. Белинской. Харьков, 1846, июня 14 числа.

Верст за 30 до Харькова я увидел Малороссию, хотя еще и перемешанную с грязным москальством. Избы хохлов похожи на домики фермеров — чистота и красивость неописанные. Вообрази, что малороссийский борщ есть не что иное, как зеленый суп (только с курицею или бараниною и заправленный салом), а о борще с сосисками и ветчиною хохлы и понятия не имеют. Суп этот они готовят превкусно и донельзя чисто. И это мужики! Другие лица, смотрят иначе.
Дети очень милы, тогда как на русских смотреть нельзя — хуже и гаже свиней.

____________

Из письма В. Г. Белинского П. В. Анненкову, Санкт-Петербург, 1847, 1-10 января месяца.

Наводил я справки о Шевченке и убедился окончательно, что вне религии вера есть никуда негодная вещь. Вы помните, что верующий друг мой говорил мне, что он верит, что Шевченко — человек достойный и прекрасный. Вера делает чудеса — творит людей из ослов и дубин, стало быть, она может и из Шевченки сделать, пожалуй, мученика свободы. Но здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому. Этот хохлацкий радикал написал два пасквиля — один на государя императора, другой — на Государыню императрицу. Читая пасквиль на себя, государь хохотал, и, вероятно, дело тем и кончилось бы, и дурак не пострадал бы, за то только, что он глуп.
Но когда государь прочел пасквиль на императрицу, то пришел в великий гнев, и вот его собственные слова: «Положим, он имел причины быть мною недовольным и ненавидеть меня, но ее-то за что?» И это понятно, когда сообразите, в чем состоит славянское остроумие, когда оно устремляется на женщину. Я не читал этих пасквилей, и никто из моих знакомых их не читал (что, между прочим, доказывает, что они нисколько не злы, а только плоски и глупы), но уверен, что пасквиль на императрицу должен быть возмутительно гадок по причине, о которой я уже говорил.
Шевченку послали на Кавказ солдатом. Мне не жаль его, будь я его судьею, я сделал бы не меньше. Я питаю личную вражду к такого рода либералам. Это враги всякого успеха. Своими дерзкими глупостями они раздражают правительство, делают его подозрительным, готовым видеть бунт там, где нет ничего ровно, и вызывают меры крутые и гибельные для литературы и просвещения.
El juez Garzón

Наблюдение

Нет сомнения в том, что популярность сказки о мальчике-волшебнике среди детей это популярность желания научиться волшебству.

Когда-то желающие учиться волшебству читали научно-популярные книги и мечтали о поприще учёного. Наука украла людское внимание у магии - и теперь та вернула себе похищенное.

Между тем, наука на самом деле творит чудеса, а магия нет. Проблема в том, что чудеса от науки трудоёмки. Сказать заклинание и взмахнуть палочкой тут недостаточно.

Зато чудеса от науки могут приносить большие деньги - тогда, как в области магии это, в лучшем случае, привилегия литературы о волшебниках.

Всё, в конечном итоге, сводится к пословице о труде и рыбке из пруда.