April 26th, 2020

El juez Garzón

К разговору о станкостроении

Мне приходилось встречать фрагменты дискуссии об объёмах производства металлообрабатывающих станков в Российской Империи и в СССР, а также о темпах роста этих объёмов. Сам я ничего не могу добавить к дискуссии, ибо не располагаю никакими новыми статистическими данными по теме.

Однако могу порекомендовать чужие, кажущиеся мне обоснованными соображения по теме, касающиеся не объёмов производства, но особенностей использования промышленного оборудования. Как мне представляется, рассмотрение данной темы было бы ценным расширением дискуссии, существенно уточняющим её возможные результаты.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/523364.html.
El juez Garzón

Уточнение к текущему положению дел

Понятие "электронный концлагерь" неожиданно быстро вошло в наш обиход и прижилось - полагаю, что надолго. Использование современных средств сбора и обработки информации вкупе с некоторыми инициативами по контролю над гражданами резко увеличило количество управленческих связей между государством и населением - к сожалению, действующих лишь "в одну сторону". Происходящее вызвало поток схожих между собой и вполне однозначных оценок, одной из которых является утверждение, согласно которому власть над населением, которой обладали в Германии нацисты, выглядит составляющей лишь 1/10 от той власти, от того объёма контроля, которую обрели администрации стран мира и отдельных регионов, внедрившие в той или иной форме систему электронных пропусков.

Сравнение текущего положения дел с классическими формами тоталитаризма, такими, как нацизм и Советский строй, представляет определённый интерес, поскольку при более внимательном рассмотрении не выглядит приводящим к столь уж очевидным выводам.

Если оставить в стороне такие специфические особенности нацизма, как стремление к войне и антисемитизм, и остановиться лишь строго на взаимоотношениях режима и лояльных и понимаемых как лояльные граждан, на количестве и качестве контроля над ними, то мы увидим, что контроль именно над обывателями не был ярким признаком немецкого национал-социализма. Стержень усилий нацистов вовсе не был направлен на контроль над гражданами.

Немецкий нацизм уделял основное внимание управлению отнюдь не гражданами, но предприятиями. Приход нацистов к власти в Германии был ознаменован вовсе не тем, что обыватели оказались вынуждены испрашивать у полиции разрешение ходить на работу, а тем, что на немецких предприятиях появились множественные (по некоторым оценкам, до двух миллионов человек) представители НСДАП, имевшие право вмешиваться в хозяйственную деятельность частных компаний. В качестве объекта управления нацистов интересовали не обыватели, а прибыльные бизнесы. Социальный смысл нацизма состоит в массовом трудоустройстве полу- и недо-интеллигенции, составившей огромный корпус псевдо-руководителей, источников идеологически выверенных "ценных указаний". При этом реальное руководство предприятиями осуществляли те же люди, что и раньше - предприниматели и инженеры.

Нацизм это "административный налог" на продуктивную деятельность, расходуемый в момент его взимания (то есть, не перечисляемый в бюджет) - поскольку создание оплачиваемых за счёт прибылей предприятий "комиссарских" рабочих мест есть истинный социальный смысл всего проекта. Всё остальное - вынужденные решения, вкусовщина либо специальные дополнения, принимаемые "в нагрузку" к "основной теме". Если же мы захотим определить нацизм как социальный проект, то суть его именно в массовом трудоустройстве лиц, составляющих социальную базу нацизма, на "непыльных", но "хлебных" работах.

Суть Советского строя с социальной точки зрения состоит абсолютно в том же самом, что и у нацизма. Возможно, марксисты нашли бы возможным объединить эти две системы одним определяющим признаком - как основы для возникновения "нового паразитического класса". В обоих случаях контроль над гражданами как таковой отнюдь не является сверхзадачей проектов.

В силу определенных исторических причин в СССР коммунистам всё же пришлось прибегнуть к контролю над гражданами как к средству обеспечения их лояльности. Различие обусловлено тем, что нацисты изначально опирались на по-преимуществу лояльное население, а большевикам, напротив, пришлось иметь дело с населением крайне к ним нелояльным. Нацисты начинали с почти поголовной и полной энтузиазма поддержки своей деятельности народом Германии, а большевики начинали с Гражданской войны и множества городских и крестьянских восстаний против них. Нацистам просто не было нужды тщательно контролировать население. Для большевиков же такой контроль был в прямом смысле вопросом жизни и смерти, посему они создали и применили технологию по массовому контролю над населением. Суть технологии состояла в организации голода при одновременном создании пищевых привилегий для лояльных граждан. Они обошлись без компьютеров и QR-кодов - кстати сказать, вещей совершенно безполезных для утверждения лояльности. Вместо "цифрового концлагеря" большевики просто собрали всё продовольствие в стране в свои руки, и далее контролировали людей через доступ к пайкам. Отметим, что здесь мы видим не прямой контроль над поведением в духе "кто куда пошёл", а управление лояльностью - а точнее, недопущение нелояльности. При этом ходить туда-сюда без разрешения в СССР можно было относительно невозбранно. Большевики управляли людьми, но не их действиями, а их мотивацией. Управление же действиями обывателей ("микроменеджмент") было им для реализации их основной цели не нужно. Конечно, со временем избыток "административного персонала", который было нужно как-то занимать, стал порождать и попытки непосредственного управления поведением обывателей, в частности их внешним видом, музыкальными предпочтениями и даже личной жизнью. Однако я полагаю, что в данном случае мы должны говорить о побочных эффектах, а не о сути, не о "ядре" коммунистического варианта тоталитаризма.

Суть же у нацизма и у социализма одна - создание "нового паразитического класса". Это ключевой момент, по которому можно опознать оба явления.

Теперь вернёмся к нашим баранам. Мэрия Москвы вводит ряд мер по дистанционному контролю над повседневной жизнью населения ("микроменеджмент"). Вопрос: возникает ли при этом "новый паразитический класс"?

Ответ, совершенно определённо, отрицательный. Нет; "нового паразитического класса" сейчас не возникает; ни в данный момент, ни в целом как результат развития новых технологий. Напротив; внедрение разнообразных автоматизированных систем контроля над поведением граждан приводит к сокращению имеющегося паразитического класса. Так мне встречались данные, согласно которым широкое развёртывание сети камер видеофиксации нарушений ПДД сопровождалось сокращением числа инспекторов ГИБДД.

С социальной точки зрения наличные перемены не имеют ничего общего ни с нацизмом, ни с коммунизмом. Если это строительство "концлагеря", то имеющего иную социальную функцию - отличную от той, к которой мы привыкли благодаря истории развития классических тоталитарных систем в XX веке.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/523743.html.