April 24th, 2020

El juez Garzón

Над Донбассом продолжают издеваться

Большевикам мало убивать людей. Им нужно ещё и глумиться над ними.

Луганск и Донецк теперь несколько дней в году будут именоваться "Ворошиловград" и "Сталино" соответственно. Смысл пропагандистского мероприятия ясен: превратить Русскую весну в Советскую. Растоптать души людей. Налить в них мерзости. Для большевика это самый кайф.

Но есть в том деянии и практический смысл. Он в том, чтобы приучить людей к советской мысли о "братскости" им народа Украины. И при этом чтобы украинской пропаганде было легче рассказывать о "ватниках, обожающих тирана Сталина и недопустимых в европейской стране".

По формальным европейским понятиям убийство русских потому, что они русские, это, как ни крути, всё таки геноцид. А убийство сталинистов это "борьба за свободу"; дело благородное.

Делается всё это для того, чтобы украинцам было веселее убивать русских, а русским чтобы было труднее сопротивляться.

Если на вас надевают маску сталиниста или какую-то аналогичную пакость, на вас одевают мишень. Чтобы было удобнее вас бить.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/522018.html.
El juez Garzón

Общеизвестное, неустранимое

Главным парадоксом общественной мысли является парадокс равенства. Судьба этого парадокса очень странная. По существу все понимают, осознанно либо интуитивно, что этот парадокс наличествует, и что его следует учитывать. Но о нём не любят говорить. Видимо, потому, что он обесценивает многие дискуссии.

Суть парадокса в том, что если мы обеспечиваем равенство возможностей (доступа к формализованным процедурам), то начинает проявляться природное неравенство способностей. А если мы пытаемся нивелировать неравенство способностей, то единственное средство к тому - неравенство возможностей.

Вы ведь об этом прекрасно знаете, верно? Это очевидно и общепонятно.

Но если постоянно помнить об этом парадоксе, то очень, очень многие общественные дискуссии утратят этический повод, то есть станут безпредметными. И перестанут скрывать стоящие за "этической позицией" интересы. Интересы, которые могут состоять только в одном: в создании и использовании выгодной кому-либо разновидности неравенства.

Люди не пытаются разрешить означенный парадокс, тем паче, что он, видимо, в принципе неразрешим. Люди пытаются этот парадокс использовать. Поэтому умалчивают об очевидном. Хотя все всё понимают - иначе не пытались бы использовать.

____________

На самом деле, некоторый выход из означенного общественного парадокса есть, но он лежит, как несложно догадаться, вне общества. С точки зрения менталитета при таком подходе общество перестаёт быть "лоном матери и отцом-воспитателем", и переходит в разряд "случайные встречи в тайге".

Кажется, я приемлемо описал либерально-либертарианское направление мысли, как я его понимаю. Обычно это направление предлагает лозунг "Меньше государства!" (впервые встреченный мной, кстати, у Ницше). Но этот лозунг неточен; он не вполне отражает суть проблемы. Парадокс неравенства разрешим только, если отказаться его разрешать. Таким образом, правильный либерально-либертарианский лозунг должен звучать, как "Меньше общества!"

Есть вещи, которые в компании людей сделать просто невозможно. Вижу в этом весьма деликатную этику.

Поправьте меня, если я ошибаюсь, пожалуйста.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/522372.html.
El juez Garzón

Умственно-полевая санитария

В мире очень много разных слов; с имеющимися бы разобраться. Не будь так, я, возможно, попросил бы широкую международную общественность ввести новый термин: "совето-мозглые". От слов "советские", "левые", "советофилы" и прочих подобных данное понятие отличается отсутствием обязательной "советской" политической окраски (хотя вероятность соответствующих убеждений при наличии совето-мозглости и повышена).

Совето-мозглость это тип мышления, возможно, встречавшийся во все времена и свойственный всем странам и общественным формациям - но из известного мне представленный именно некоторыми советскими людьми. Совето-мозглость внешне выражается способностью выносить суждения так, словно такое явление, как критика полностью отсутствует в подлунном мире. Отсутствует и у автора суждения, и у того, к кому он обращается.

Пример совето-мозглости я встретил в этой статье, найденной по наводке vlad_dolohov. Процитирую пассаж, привлекший моё внимание и побудивший написать этот текст:

"Советские медики выиграли вторую мировую войну.

Я ответственно заявляю об этом в канун 75-летия Великой Победы. Почему-то это не очень распространённая информация. Но в учебниках истории медицины описан достоверный факт того, что наши врачи возвращали на фронт 70% раненых, тогда как немецкие - только 20".

Конец цитаты.

Это хороший пример утверждения, написанного так, словно критическая способность у людей отсутствует; у автора высказывания тоже. Малейшее допущение, что слова могут быть подвергнуты анализу и сомнению, не позволило бы автору написать такое. Ведь даже самый поверхностный критик заподозрит, что утверждение о многократном статистическом превосходстве результатов деятельности советской военно-полевой медицины над современной ей немецкой не следует принимать на веру, ибо оно неправдоподобно. Хотя формально прямой лжи в словах автора статьи, как бы, и нет.

Не совето-мозглый человек сообразил бы, что ему не поверят, и либо обвинят в распространении лжи, либо будут искать ошибку в рассуждении. И напишет подобное только тот, кто считает мозги читателей простерилизованными до полной неспособности сомневаться. Такое мнение и есть совето-мозглость.

В реальности с указанными процентами всё просто. Советские медики, конечно, лечили раненых не лучше немецких, а примерно так же или несколько хуже - по недостатку оборудования и лекарственных средств. Однако в строй, действительно, могло возвращаться больше советских раненых, чем немецких. Но это не заслуга врачей, а "заслуга" комиссий, определявших годность излеченных раненых к службе. В СССР формальные требования были менее строгими; возвращали в строй и после четвёртого ранения, как говорят. Деда одного моего знакомого вернули в пехоту с одной оторванной ягодицей, например. Держать ППШ он мог; вот и держал. И так далее. Так бюрократия "сотворила чудо", позднее приписанное медицине.

Я не специалист по данному вопросу, но расскажу, что знаю. По воспоминаниям моих родственников, во время войны бывших в составе медицинских подразделений, история с советской медицинской помощью раненым была весьма трагичной. До войны существовало мнение, что врачи должны находиться в боевых порядках - чтобы оказывать раненым помощь в максимально короткие сроки. Это, в принципе, верный подход, в нормально воюющей армии дающий хорошие результаты. Но в течение 1941 года Красная Армия была дважды потеряна выдающимися советскими военачальниками, и вместе с нею были потеряны, убитыми и пленными, те самые врачи, что должны были спасать раненых, не дожидаясь, покуда они истекут кровью. Для вновь формирующихся частей врачей просто не хватало, и взять их было неоткуда. С "гражданки" собрали всех, кого смогли, конечно. Но потребность была огромной, а врача не выпилишь лобзиком за вечер.

Тогда было принято, видимо, единственно верное в этой новой реальности решение - оставить в боевых порядках только санитаров, а врачей сконцентрировать в тыловых частях. (Я несколько упрощаю структуру военно-полевой медицины Красной Армии, но верно передаю суть идеи нововведения). Тогда появилось такое понятие, как медсанбат, всем нам известное. Появилось не от хорошей жизни, а как результат разгромов 1941 года. В бою раненого могли только перевязать и отправить в тыл, причём ходячие раненые добирались до медсанбатов сами (о чём есть многочисленные свидетельства). Медсанбаты располагались вне зоны действия артиллерии противника, то есть не менее, чем в 10 км от линии фронта. Желающие могут сами предположить, какая часть раненых просто не попадала в руки медиков, погибая по дороге. Они в статистику успехов советской медицины не поместились - надо думать.

В структуре и организации медицинской службы Вермахта и его союзников я ничего не понимаю. Однако позволю себе предположить, что вплоть до масштабных поражений последнего периода войны таковая не испытывала катастрофического дефицита кадров и справлялась со своими задачами в целом лучше "редуцированной" советской системы. То есть, спасала больше бойцов - при прочих равных.

Как видите, одной лишь способности к сомнению и минимальных знаний достаточно, чтобы не поверить совето-мозглому. Любая способность к критике убивает совето-мозглость и нейтрализует причиняемый ею вред. Бороться с этой напастью несложно. Советские живые умертвия не выдерживают даже первых лучей солнечного утра.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/522551.html.