December 19th, 2019

El juez Garzón

Рассуждение о советско-германском договоре 1939 года

Всем известна аргументация "за" и "против" советско-германского пакта.

Выступающие "за" говорят о выигрыше времени для подготовки к войне и территории. Объективно это совершенно справедливо - СССР, действительно, получил дополнительно почти два года (другой вопрос, что Германия тоже их получила, и что этими двумя годами ещё нужно было воспользоваться), а также весьма обширные, по европейским меркам, территории, каковые, будучи обращены в оборонительное предполье, могли бы существенно изменить картину сражений 1941 года (но для сего нужно было действительно обратить новые земли в оборонительные рубежи, чего сделано не было). Таким образом, мы имеем право говорить о получении СССР преимуществ, но с неизбежным выходом на разговор о том, кому эти преимущества достались и как они могли быть и были использованы.

Выступающие "против" говорят о том, что заключение договора позволило Гитлеру продолжить осуществлять его агрессивные планы. Здесь мы базируемся на допущении: "Если бы Сталин не заключил договор с Гитлером, тот не напал бы на Польшу". Обычно говорят, что именно так и есть. Но я думаю, что в реальности Гитлер нашёл бы возможность повоевать, раз уж так сильно хотел. Мы знаем, что ультиматумы со стороны Франции и Англии его не остановили. Объявление ими войны тоже не сподвигло Берлин к мирным переговорам. А ведь по состоянию на сентябрь 1939 года Франция обладала решающим превосходством на западе и могла легко решить проблему. Но не захотела. В этом "не захотела" и состоит ключ к ситуации, приведшей к мировой войне, а не в действиях Сталина. В течение польской кампании французская армия стояла, говоря образно, держа пистолет, приставленный к затылку Германии - но не нажала спусковой крючок. Был ли такой вариант прогнозируем, неизвестно. Поэтому действия СССР следует оценивать по несколько иной схеме. А именно, перебрать все возможные пути развития событий, какими они могли видеться из августа 1939 года.
 
Увы, расчёт Сталина выглядит идиотским при любом варианте поворота событий. А их, вариантов, я насчитал семь.
 
1. Если Франция нападёт на Германию (здесь и далее под словом "нападёт" имеется в виду начало полномасштабных наступательных действий), пока немецкие войска заняты в Польше, то Германия будет разгромлена, договор Германии с СССР аннулирован и все выгоды по нему (территориальные, в первую очередь) потеряны либо не получены. При этом никаких шансов на возобновление войны в ключе, выгодном для СССР, не будет. Нацизм в Германии, так или иначе, падёт; Европу будет контролировать Париж. Картина изменится совершенно; все прежние планы придётся выбросить на помойку. 
 
2. Если Франция не нападёт на Германию и Германия не нападёт на Францию, а их солдаты будут стоять вдоль границы, вяло переругиваясь, то Германия оставит на границе с Францией самые слабые свои части, а СССР получит первоклассные германские войска на своей границе с перспективой полномасштабной войны. Каковая и случилась - и считается нежелательным вариантом развития событий.

3. Если Германия нападёт на Францию и быстро разгромит её, то результат будет аналогичен результату в случае второго варианта - что и произошло, собственно.

4. Если война между Германией и Францией начнётся, и практика выявит, что в реальности все оперативные планы СССР и Германии, построенные на использовании механизированных войск для проведения действий на большую глубину ("глубокая операция", и так далее) не соответствуют реалиям войны, как не соответствующими реалиям войны оказались планы, по которым стороны начинали воевать в 1914 году, и война между Францией и Германией перейдёт в позиционную фазу, то, при большом сходстве материальной части реальность будет одинакова и на западе, и на востоке. И советские планы блицкрига окажутся столь же несостоятельными, сколь и немецкие, и отвлечение значительных немецких сил во Францию не поможет. То есть, война СССР с Германией, начавшись, также перейдёт в позиционную фазу. Что поставит большевиков в положение Николая Второго - с теми же вероятными политическими последствиями, о которых большевики прекрасно знали и которых имели основания опасаться. И опасались, иначе не было бы репрессий 1937-38 годов. Но всех потенциальных заговорщиков и асассинов не перестреляешь, как ни контролируй даже своё окружение - в чём Сталин и убедился лично в 1953 году. 

5. Если всё будет так, как в п. 4, но война между СССР и Германией не начнётся, очевидно, поскольку обе стороны испугаются начать её, то СССР окажется с новыми территориями, но в международной изоляции и без перспектив развития советской политической концепции. Мировая капиталистическая система перенесла бы потерю части Польши, Прибалтики, Молдавии и Финляндии (мы говорим о планах августа 1939 года), как она на деле перенесла потерю половины Европу и Китая. Для большевиков это был бы тупик застоя, чреватый крахом. При этом, если бы Франции при помощи Англии и США всё же удалось победить Германию без помощи СССР, как им это удалось сделать без помощи России в предыдущую войну, то все занятые по советско-германскому договору территории пришлось бы ещё и отдавать. Для русского народа это был бы, вероятно, наилучший сценарий, который позволил бы избежать жертв войны, но для большевиков это всё равно был бы тотальный провал.

6. Этот вариант состоял в том, чтобы не заключать договор с Германией, дождаться нападения Германии на Польшу, если таковое случится, а также объявления войны Германии Францией и Англией, и вступить в войну на стороне антигерманской коалиции. Это автоматически делало бы невозможным или почти невозможным присоединение СССР известных территорий, но оставляло бы путь для утверждения на них, в том числе в Польше в целом, социалистических правительств. Технический под-вариант: договор заключить, но после нападения Германии на Польшу почти сразу расторгнуть, объявив, что "а так мы не договаривались". Эта схема действий позволила бы сосредоточить на польской границе части Красной Армии, не вызывая подозрений немцев. Проблема в дальнейшем поведении Франции. Если Франция отказывается нападать на Германию, то после разгрома польской армии СССР оказался бы один на один с Вермахтом. Я не могу просчитать реальные перспективы данного столкновения, однако вполне очевидно, как их оценивало сталинское руководство - как не вызывающие оптимизма. Доказательством этого служит то, что Сталин не напал на Гитлера ни в сентябре 1939 года, ни когда Вермахт ушёл на Париж, оставив в Польше второстепенные силы. Не договор же с Германией удержал Сталина от нападения, на самом деле. То есть, вариант развития событий, предполагавший столкновение Красной Армии с Вермахтом один на один, рассматривался советским руководством как крайне нежелательный - правота какого взгляда, в общем, и подтвердилась в 1941 году. С этим должны согласиться и те люди, кто отстаивает взгляд на Пакт как на необходимый для подготовки к войне.  

7. В этом варианте всё, как в шестом, только Франция тоже нападает на Германию в сентябре 1939 года. Германия, в тот момент не имеющая на западе больших сил, терпит поражение. Дальше всё примерно, как в варианте 5, только с вероятностью установления коммунистических режимов на тех территориях, которые в реальности были к СССР присоединены. Это лучше, чем ничего, но стратегически это поражение большевиков. Перспектив у их политической модели при таком развитии событий не было.

Думаю, что большевики были вполне способны составить список возможных вариантов развития событий и следующих из них выгод и неприятностей. Как-то по-своему они это, наверняка, и сделали. Тогда почему они получили столь удручающий практический результат?

Проблема советско-германского договора не в том, что он был верным "ходом", или же неверным. Помню, когда мне было, наверное, лет шесть или около того, Карпов где-то играл с Корчным. Советское телевидение активно рассказывало о победах советского спортсмена над "предателем Родины". Вот Карпов в очередной раз одержал победу, сделав какой-то удачный ход, не помню, какой именно. Допустим, "слон B6". Советские комментаторы, в том числе в телепередаче "Шахматная школа", на все лады расхваливали этот прекрасный ход. Это продолжалось довольно долго, и я тогда даже написал печатными буквами письмо авторам этой телепередачи, с текстом: "Я очень люблю вашу передачу. Особенно мне понравился ход "слон B6". Расскажите, какие ходы вы ещё знаете". Но, кажется, письмо я не отправил - у меня не было почтовой марки.

Можно долго рассуждать о хороших и дурных сторонах сталинского "хода "слон B6" - в том числе так, как это выше сделал я. Проблема в другом. Нельзя выучить, что "слон B6" это первоклассный ход и каждый раз выигрывать любую партию, применяя его. Дело не в конкретном ходе, а в том, чтобы уметь играть. Советское руководство состояло, прямо скажем, не из гроссмейстеров. Поэтому оно всё и проиграло - и не могло не проиграть. А ход - это просто ход. Один из многих.
..

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/477629.html.
El juez Garzón

В продолжение разговора о советско-германском пакте

Конечно, разговор получился не только о договоре 1939 года, но и о многих иных сопутствовавших обстоятельствах.

В прошлом посте я упоминал, то, что Франция могла разгромить Германию, пока немецкие войска воевали в Польше. Но почему-то не сделала этого. В качестве продолжения "Почему?" мы имеем право задать ещё как минимум один вопрос: почему СССР не напал на Германию, когда немцы пришли в Париж?

С точки зрения общей политической и военной обстановки это был весьма благоприятный момент - куда лучше, чем июнь 1941 года. Особенно если не ждать, пока Франция капитулирует. Реакцию англичан и французов на это действие СССР нетрудно представить себе: они провозгласили бы Сталина святым, а коммунистическое движение получило бы мощный дополнительный импульс. С военной точки зрения лучшего момента для вступления в войну, чем когда Вермахт топчется где-то под Дюнкерком, и придумать было нельзя. Точнее, лучшего для СССР момента в той войне просто не было. Все остальные были или хуже, или намного хуже. 

Мне сложно просчитать военную составляющую описываемого сценария. Однако позволю себе предположить, что первое время Красная Армия продвигалась бы вперёд, встречая лишь ограниченное сопротивление немцев. Едва ли я сильно ошибусь, если скажу, что при самых энергичных "пожарных" действиях немцев они смогли бы остановить наступление русских где-то примерно на Висле. То есть, война "в полную силу" для СССР началась бы с позиций, к которым он и так пришёл - но спустя более, чем три года войны. Экономика Советского союза не была бы разрушена, миллионы людей не попали бы в плен. Как стартовая позиция это намного лучше, чем то, что получилось в реальности. Кстати сказать, Красная Армия на тот момент была уже, в целом, развёрнута - за счёт призыва 1939 года. 

Если исходить из известного предположения, что Сталин рассматривал Гитлера как "ледокол", призванный разрушить Европу и подготовить её к советскому завоеванию, то отчего он не воспользовался возможностью, которую сам и создавал, которую ждал и на которую надеялся? И которая была объективно выгодна ему даже без учёта коммунистических идей, с чисто военной точки зрения? 

Трудно сказать, получим ли мы когда-нибудь документально обоснованный ответ на этот вопрос. Известные нам факты говорят одно: СССР сидел и ждал, покуда Гитлер не соберётся с силами, не подготовится и не нанесёт сокрушительный удар - что и случилось.

Кстати, когда Вермахт направил свои дивизии на Балканы, возможность для нападения тоже была неплохая, хотя и хуже, чем в 1940 году. Но, тем не менее, она была. И этой возможностью Сталин также не воспользовался.

Рассуждения в духе "Красная Армия не была подготовлена к масштабной наступательной операции, ни в 1941, ни, тем более, в 1940 году" нам мало, что дадут - даже, если признать их справедливыми. Потому, что армия, не готовая к наступлению, но ожидающая нападения, делает что? Копает окопы и противотанковые рвы. Не имея возможностей к наступлению, Красная Армия должна была за два года перекопать территорию, полученную СССР в 1939-40 годах так, что там не то, что танк - ишак бы не прошёл. Она сделала это? Даже не попыталась. И напасть не попыталась, несмотря на наличие благоприятных моментов. Просто ждала, пока придут и убьют.

Когда-то Сальвадор Дали высказал мысль: "Гитлер был законченный мазохист, одержимый навязчивой идеей развязать войну с тем, чтобы героически её проиграть". Сталина, обычно, подают садистом; но не было ли у всех этих большевиков и оборотной стороны? Ведь они построили взаимоотношения между собой так, чтобы периодически убивать и истязать своих товарищей, оправдывая это словами про "поедание революцией своих детей". Членство в ВКП(б) несколько напоминало игру в "русскую рулетку".

Дали был, конечно, хулиган. Но что скажут благочинные умники? Придумайте ваше объяснение, пожалуйста.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/477929.html.