November 21st, 2019

El juez Garzón

"Бедные рыцари": тонкий привкус резистанса

Читатель suspicion_of, спасибо ему (или ей), указал, что по-немецки блюдо "бедные рыцари" называется "arme ritter". Непродолжительное гугление выявило, что в Германии данное блюдо известно с XIV века. Название "бедные рыцари" - простой перевод с немецкого. Источник указывает, что рецепт был позаимствован русской интеллигенцией у германских студентов через университеты.

Интересно, что название "arme ritter" "классовое". Это то, что может приготовить себе бедный, но благородный человек, не обращаясь к прислуге. Не знаю, правда, что ему до этого нужно было сделать, чтобы получить горячую сковороду - просто повернуть ручку и включить газ в те времена не вышло бы. Но собственно кулинарная часть проста и непритязательна.

Не знаю, почему, но я всегда чувствовал, что в "бедных рыцарях" моей ныне покойной родственницы есть что-то антисоветское. Как и в самой родственнице. Теперь очевидно, что дело в попытке сохранить благородство в непригодных для этого условиях, каковая в своё время и дала бесхитростной еде столь необычное название.

Кстати, о немецких рыцарях: мне приходилось читать, что в Германии имелась иерархия в шесть разрядов рыцарей, то есть людей, имеющих право носить оружие. При этом низший разряд мог находиться в крепостном состоянии - до отмены крепостного права, каковое в первый раз завершилось к концу XIII века. А после отмены, видимо, перешёл на собственноручно обжаренный хлеб. Так что по датам всё сходится.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/468418.html.
El juez Garzón

Когда Революция продолжается

Теперь уже трудно вспомнить, но по логике дат получается, что это был 1977 год - год 60-летия Октября. Мне, соответственно, почти шесть лет. Из радиоточки и из телевизора "Ладога" льётся поток понятно какой информации. И кто-то очень солидный, может быть сам Брежнев, на очень торжественном заседании заявляет, что "Революция продолжается". Всё это очень пафосно и под бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.

Я ребёнок и критических ресурсов пока не имею. Солидный и даже импозантный дядя сказал что-то умное, ему хлопают - значит, согласны. Что ж, раз говорят, что Революция продолжается, значит продолжается. А моё дело не критиковать Брежнева, а не потерять опять варежку. Впрочем, моя мама покупала детские варежки из тёмно-синей синтетической ткани, которые стоили 10 копеек за пару. Сшиты они были очень плохо; наверное, где-то в тюрьме, и в сильные холода не годились. Но 10 копеек! И она взяла их 10 пар на рубль. Так что я мог и не очень беспокоиться о потере. Тем более, что варежки терялись по очереди - то правая, то левая. Технология сохранения варежек при помощи резинки (для трусов), которой варежки сшивались вместе и которая пропускалась за спиной у ребёнка, использовалась, но недолго. Мне было сложно надевать это устройство самостоятельно, в детском саду. (Или я просто капризничал; не исключаю). Поэтому появился спасительный опт на рубль. Проблема решалась на пару месяцев, а при некоторой моей сознательности и на весь сезон.

Прошло шесть-семь лет. Я подросток, Брежнев умер. Телевизор всё ещё "Ладога", в котором большинство ламп заменено несколько раз. Моя критическая способность доросла до простой формальной логики. И я рассуждаю так: "Революция это акт захвата власти большевиками. Они взяли власть, защитили её в ходе Гражданской войны. Какая-же дальше-то Революция? В плане духовного ощущения, разве что. А так, куда продолжать Революцию? Против самих себя? Раз в месяц самосвергаться? Это же абсурд. Что-то тут не так".

Проходит ещё несколько лет; я юноша, настроенный весьма критично ко всему. Телевизор "Ладога" сдан в приёмку утиля (кажется, за 25 или 30 рублей премии - подарок, однако!) Сначала к нему добавился маленький, но цветной "Юность Ц-404", который мама купила в рассрочку для кухни, а после заменивший "старичка" купленный уже отцом большой "Рубин" с восемью канальными кнопками, из которых работали две (дело происходит в Саратове). "Рубин" раз в три недели терял два цвета из трёх, оставаясь лишь с зелёным. И я придумал, как это лечить. Нужно было просунуть вовнутрь отвёртку с тонким жалом, упереть её в определённое место на определённой плате и стукнуть по рукоятке отвёртки. Проблема исчезала ровно на три недели (можно было календарь сверять). По телевизору программа "Взгляд" и сеансы Кашпировского. Моя способность к критике расцветает. И я думаю примерно так: "Про то, что, дескать, "Революция продолжается", это была просто ничего не значившая "громкая" фраза. Кто-то написал Брежневу речь с выспренними выражениями, он прочитал её, все похлопали. А на самом деле давно нет никакой Революции, а есть обычные начальники-карьеристы. Которые просто лгут, лгут, лгут".

Прошли годы. Некоторое время в моей квартире было четыре телевизора, ещё кинескопных. Теперь остался один плоский, который как телевизор никто не смотрит (и за что я плачу 399 рублей в месяц?) Дяденьке 48 лет, и он продолжает что-то там себе думать. Никак не закончит этот физиологический процесс. И что же дяденька теперь думает о "продолжении Революции"? Думает, что Брежнев-то правду сказал. Революция продолжается.

Объясняю. Представим себе, что мы с вами образовали нечто вроде секты, считающей, что по улицам нужно ходить на руках. Потому, что, допустим, хождение ногами попирает Матушку-Землю, а это неуважение и табу. И ходить нужно только на руках, "обнимая и лелея" Матушку. А иначе никак. И вот мы с другими такими же как мы правоверными организовываем государственный переворот и захватываем власть. Бывшему шаху мат; он бежит в Великобританию, к любовнице. То есть, во Францию (какие там любовницы в той Великобритании?) А мы - полные хозяева страны. Мы сделали Революцию, ура! Теперь нужно построить развитый рукоходный строй. Мы объявляем, что тот, кто через три месяца не начнёт ходить на руках, будет расстрелян и погребён в Матушку-Землю (или наоборот, останется без погребения, чтобы не осквернять Святыню). Проводим свою политику жёстко - действительно, расстреливаем. Народ в ужасе и начинает тренироваться. Придумывает себе подпорки на колёсах (рукоходунки) и ботинки для рук (россиянский климат никто не отменял). Постепенно выжившая часть населения действительно начинает ходить по улицам на руках. Перебежками, с отдыхом, но начинает. У всех образуются крепкие плечевые мышечные поясы, что у ваших вратарей - впрочем, футбол у нас, по понятной причине, запрещён. В общем, дело идёт. Революция совершилась не только формально, но и по сути. Развитой рукоходизм построен. Ура.

И вот, когда наши принципы вполне восторжествовали в отдельно взятой стране, мы задумываемся: "А не отменить ли расстрел за хождение ногами?" И быстро приходим к выводу, что отменять наказание нельзя. Потому, что если убрать из системы репрессивный элемент, то на следующий день почти все встанут на ноги и скажут: "Господи, какой же это был кошмар! Какое счастье, что он закончился!" Хотя некоторое количество сумасшедших продолжит ходить на руках и носить в зубах по две гвоздики товарищу Сталину. В зубах - потому, что руки заняты же. В целом наши достижения рухнут моментально. Стоит лишь убрать страх.

Поэтому наши действия, наша политика спустя 20, 50, 500 лет не могут отличаться от нашей политики в первый день переворота, когда трон шаха ещё не остыл. Мы должны делать всё то же самое - убивать за хождение ногами. Мы должны быть теми же революционерами, что начинали наше великое дело, иначе нас ожидает полный и моментальный крах. Фундаментальная причина понятна: мы извращенцы. То, что мы делаем, людям не нужно. Оно им вредно и неудобно. Держаться "само собой" наше дело не способно; только на страхе. Это дерево можно посадить жёлудем и уйти, а спустя годы узреть высоким дубом. Дерево это жизнь, это нечто нормальное. А вещи противоестественные необходимо постоянно подкреплять насилием.

И выходит, что если наше дело ещё не проиграно, то потому, что Революция продолжается каждый день, каждый миг. Уберите её, и всё моментально рухнет.

Вот так к 48 годам я додумался до верности праздничной речи Брежнева, пусть и действительно написанной какими-то спичрайтерами в высокопарных выражениях. Но по существу справедливой.

Интересно, как я стану думать через годы? Если буду жив, конечно.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/468533.html.
El juez Garzón

К теории народовластия

На Украине постепенно происходит интересное и неизбежное событие: снятие ограничений на куплю-продажу земли. Большинством комментаторов и, думаю, широкими народными массами украинцев последствия данного решения, когда оно всё же будет принято, рассматриваются вполне однозначно, а именно в духе: "Олигархи скупят всю землю и продадут "Монсанто". И это, по всей видимости, верная оценка экономической части перспективы. Но есть ещё фунтаментальная политическая часть, высказывания о которой мне пока не попадались.

На мой взгляд, вполне очевидно, что пару последних десятилетий на Украине существует нечто вроде "призрака демократии". В стране, приватизированной группой миллиардеров-инородцев, демократии нет и быть не может. Но при этом некое ощущение таковой всё же есть, и иногда оно проявляется. При всей фейковости конструкции "майданов" в общем и их управляемости за ними стоит определённая идея прямого народовластия, способного к слабосильной, но всё же достаточно устойчивой во времени реализации. При этом у сего народовластия есть отчётливый "селюковый" "привкус". Как будто в городской, в целом, и при этом вполне продажной, лживой политической культуре Украины есть время от времени проявляющийся элемент настоящей свободы, и почему-то данный элемент исходит из "сэла" - со всеми соответствующими стилистическими и практическими особенностями.

У украинского "призрака свободы" есть вполне конкретная причина. Это осуществлённая когда-то раздача бывших колхозных и совхозных земель на "непродажные" паи. Размер этих паёв не очень большой; известные лично мне примеры говорят о показателе примерно в семь гектаров. Такие участки достались в неотчуждаемую (пока) собственность бывшим работникам украинских сельскохозяйственных предприятий. Эти участки либо обрабатываются новыми собственниками непосредственно, либо всё чаще (в том числе вследствие возраста собственников) сдаются в аренду крупным сельскохозяйственным предприятиям и фермерам, с оплатой как в денежной, так и в натуральной формах (частью урожая).

Социальным результатом данного явления стало появление на Украине не очень многочисленного по отношению ко всему населению, но довольно устойчивого слоя людей, имеющих небольшие, но стабильные и неотчуждаемые пассивные доходы. При этом все эти люди - труженики села, с соответствующей культурой и манерой поведения. Эти люди являют собой единственную на Украине часть простого народа, способную регулярно осуществлять какую-либо политически значимую деятельность. Эти люди бедны, но уверены в завтрашнем дне, и могут посвящать досуг тем или иным политическим экзерсисам (участию в "майданах", например). И все они "сэло".

Вот это и есть тот единственный "призрак свободы", который по сию пору ещё бродит по Украине и тень которого иной раз увлекает волнующиеся души. Городские жители считают себя куда более квалифицированными с точки зрения демократии. Они могут самоорганизовываться и пользоваться социальными сетями, у них может быть высокий моральный дух и пассионарное стремление к демократии. Но экономически они очень уязвимы, чтобы не сказать бесправны. У них не так много свободного времени и потеря работы или бизнеса весьма чувствительна для их дел. Регулярно, в течение многих лет, подолгу оказывать давление на политическую ситуацию "массовкой" имеют возможность лишь те, кто располагают неотчуждаемой приносящей доход собственностью. Будь этих людей не единицы, а десятки процентов от общего числа населения, политика Украины была бы совершенно иной - при любых недостатках намного более демократичной, народовластной.

Рано или поздно владельцы Украины "продавят" необходимое им решение о купле-продаже земли, и после этого постепенно слой "селюков-демократов" канет в Лету. Политика Украины станет много проще, предсказуемее; время "селюковых майданов" окончится. Вместе с ним растает "призрак свободы", который украинцам так толком ничем и не помог, хотя и не раз давал надежду. Интересно, что поскольку до возвращения Донбасса на Украину законы этой страны там действовать не будут, последним очагом потенциального народовластия окажется именно этот многострадальный регион - ведь там земля тоже роздана на неотчуждаемые паи.

Как мне кажется, мне стала понятнее идея уважаемого greenorc о земельных "доменах" - участках, приданных гражданам и не могущих быть отчуждёнными даже по их желанию. Это не единственный кажущийся мне важным элемент демократии, без которой, как уже вполне очевидно, народ обречён на исчезновение. О другом я напишу позже.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/468760.html.
El juez Garzón

Немного логики, или Голод

Platonicus цитирует philtrius:

"У мраксистовъ присваивать не получается. Получается проматывать и уничтожать".

Вот было бы странно, если бы люди, отрицающие собственность, умели эффективно присваивать. Одним из главных итогов деятельности "дворянства маузера", включая период РФ, является то, что всё, ими награбленное, не "пошло в рост". В лучшем случае часть вывезена за рубеж с риском изъятия там - а теперь, как говорят, уже и с вывозом проблемы, и деньги просто складываются в квартирах штабелями.

Всё разорение России за последние сто с небольшим лет никого толком не обогатило. Деятельность комиссаров подобна нашествию саранчи, уничтожающей всё, что растёт, но при этом усваивающей лишь небольшую часть съеденного. Собственно, этим низким процентом усвоения и объясняется аппетит саранчи. С комиссарами та же история. У них очень низкая усвояемость доступного им общественного продукта. Отрицание собственности равносильно дисфункции кишечника, не способного впитывать полезные вещества. Поэтому, чтобы просто выжить, комиссарам нужно сгрызть всё. А потом больше уже ничего не вырастает; биоценоз разрушен.

Ненависть коммунистов к капиталистам имеет пищевую природу. Капиталист "сосёт", но не "загрызает". Коммунист при таком режиме питания помер бы. Капиталист отнимает у коммуниста его еду (нас). Основное чувство, двигающее коммунистом - голод.

Относительная терпимость капиталистов к коммунистам также имеет пищевую природу. Сколько бы коммунисты не разрушали, эффективный пищевой аппарат капиталистов найдёт, что впитать. И продукты жизнедеятельности коммунистов капиталистами утилизируются, как фекалии бактериями. Капиталисты менее голодны, поэтому более терпимы.

Поясню, чтобы стало понятнее (хотя и так, по-моему, понятно). "Пищевая" разница между капиталистом и коммунистом как между мной и моим попугаем. Мы с попугаем можем есть две одинаковые морковки. При этом я тщательно разжую каждый кусочек и проглочу, то есть шанс быть усвоенным есть у 100% морковки. А попугай разгрызёт морковь на куски, разбросает их, а в желудке у него окажется лишь ничтожная часть общей массы овоща - думаю, менее 1%, хотя не вешал. Почему так? Из-за воспитания, из-за классовой сущности или из-за различия в мировоззрении? Нет, конечно. Просто у попугая нет щёк, и он не может жевать. Наличие щёк повышает эффективность питания в десятки раз (в частности поэтому "щекастые" homo sapiens такой успешный вид). У коммуниста нет чувства собственности - как у попугая щёк. Коммунист просто родился без этого чувства. И поэтому его эффективность усвоения нахапанного в десятки раз меньше, чем у "щекастого" буржуя, у которого чувство собственности есть.

Как эта особенность проявляется на практике? В самом простом случае - как при взятии комиссарами некоей "буржуйской" территории. Как мы знаем, они соберут там "классовых врагов" да расстреляют. У убитых заберут пальто и ботинки, что и составит "улов" большевиков. Между тем будет упущена альтернативная возможность - сделать так, чтобы убитые не умерли, а жили бы, радовались жизни и эффективно трудились, думая, что работают ради своего благосостояния. В результате чего полученная большевиками прибыль составит, наверное, одну миллионную от той, что могла бы быть достигнута. В современной РФ комиссары поступают с "буржуями" точно так же. "Наганы" и "маузеры" сменили "беретты" и "гюрзы", юридическое оформление также изменилось (вместо обвинения в классовой враждебности теперь статья УК о мошенничестве). Но суть отношений "силовиков" и бизнеса осталась той же. Результат? "Ботинок и пальто" комиссары набрали; все квартиры ими забиты. Но это лишь ничтожная часть того эффекта, который могли бы получить люди с врождённым чувством собственности.

В случаях, когда большевики начинают развивать промышленность, их эффективность несколько лучше, чем при простом грабеже, но тоже многократно уступает эффективности капиталистов. Комиссары грабят народ, уничтожая трудоспособное население. На часть награбленного покупают за границей заводы, наверняка переплачивая (ибо не умеют покупать). С грехом пополам, с огромным трудом строят эти заводы. Потом репрессируют их руководящий состав, часто по несколько раз. (Это я про Сталинградский тракторный вспомнил). Репрессируют много рабочих, остальных держат в голоде. Голодные рабочие работают плохо; часто сменяемый руководящий состав не способен организовать процесс. В результате почти все тракторы выпускаются с серьёзным браком. За брак снова репрессируют руководство и рабочих - и так далее, в рамках "дурной бесконечности". Какое-то количество тракторов всё же ездит, но ввиду колхозного строя эффективность их использования невысока, а срок службы невелик. В последние десятилетия Советской власти около сельхозпредприятий образуются кладбища техники - выброшенные на ветер труд и пот рабочих, отцы и деды которых заплатили за это большой кровью. И так далее, и тому подобное.

При прочих равных условиях капиталисты всегда будут если не богатыми, то хотя бы зажиточными. А коммунисты всегда будут нищими. Но не потому, что первые отбирают что-то у вторых, а потому, что вторым не в коня корм. Первым дай досочку, они из неё "конфетку" сделают. Вторым дай целый лес, они его на щепки переведут, кучу народа угробят и в драных штанах останутся. Коммунисты это неэффективная форма жизни.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/469056.html.