?

Log in

No account? Create an account

August 4th, 2019

Пенитенциарное

Было бы интересно обнаружить психологический фундамент современной системы наказания преступников - которая, при многочисленных местных отличиях, идеологически, насколько я знаю, одинакова во всех странах. Под психологическим фундаментом я имею в виду то, что мы на самом деле хотим получить, поступая тем или иным образом.

Мне известны три основные версии.

Первая версия: система наказания имеет основным стимулом охрану пострадавших от повторных преступлений через изоляцию виновных. Тюрьма это мера защиты; "дикого зверя запирают в клетке". Эта версия логична, но в ней непонятен временный характер изоляции "зверя". Было бы логичнее приговаривать к пожизненному заключению за любое преступление.

Вторая версия: исправление преступников. Данная версия покажется смешной тем, кто подумает: "Разве тюрьма кого-то исправила?", или: "Профессиональные преступники неисправимы". Тем не менее, версия имеет право на существование, если мы будем понимать под исправлением не изменение личности преступника в сторону исчезновения желания совершать преступления, но выработку условного
"болевого" рефлекса на совершение противоправных действий. Эта версия логична, но в ней непонятен формальный (во многих случаях декларируемый) отказ пенитенциарной системы от пыток. Было бы логичнее заменить тюремное заключение истязанием.

Третья версия: возмещение причинённого ущерба посредством рабского труда. Эта версия разрешает проблему с временным характером тюремного заключения (идеологически продолжительность периода принудительного труда пропорциональна размеру нанесённого ущерба) и противоречие версии исправления с декларацией отказа от пыток (причинение вреда работоспособности раба нецелесообразно). Однако в этой версии непонятен государственный характер рабства; было бы логичнее передавать временных рабов из числа преступников в руки потерпевших, чтобы те возмущали ущерб им, а не госбюджету. Если верна третья версия, то за ней скрывается фундаментальное отсутствие субъектности граждан, вследствие которого в любой ситуации единственным потерпевшим оказывается государство.

Отметим, что четвёртая возможная версия, месть, выведена за пределы правового и идеологического поля и нигде не декларируется. Очевидно, это связано с утратой либо с ограничением гражданской и семейной субъектности.

Выводить террор, то есть запугивание потенциальных преступников, в отдельную версию я не стал, поскольку эффект запугивания сопровождает любое публичное насилие, при любой его мотивации. То есть, он свойственен всем версиям без исключения.

Было бы интересно разобраться в том, что мы хотим, на что мы готовы и к чему нас это может привести. Ведь проблема как таковая не исчезнет в любом случае.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/438280.html.