January 26th, 2018

El juez Garzón

Всяких там фильмов и не только пост

Аглицкую комедию про Сталина в луже мочи (это точно комедия?) не смотрел и смотреть не собираюсь; время можно потратить с большей пользой. "Хрусталёв, машину!", кстати, тоже не смотрел. Момент смерти как таковой мне вообще малоинтересен, ибо мало, на что влияет. Результат-то один у всех. И произведения на тему "хлопот у одра" не выйдут за пределы, означенные Мольером. Но.

Цензура это скверно. Это весьма и весьма погано. Погано как идея - если люди прячутся от информации или от способов подачи информации, то это выдаёт их слабость и не позволяет преодолеть слабость (тренировкой, осмыслением, наработкой защитных механизмов). В стерильной атмосфере иммунитет гибнет. Скверно как злобный и свинский замысел - народ, отлучённый от многовариантных взглядов на любые вопросы, становится доверчив и глуп, манипулируем и обыгрываем на уровне "детского мата" (собственно, в воспитании такого народа и состоит цель сторонников цензуры). Ситуация, как мы знаем, может развиваться вплоть до Кашпировского и Чумака с Грабовым, не говоря уже о "демократах" типа Ельцина. У которых на рожах написано, что на них клейма негде ставить, а народ в них влюбляется. Потому, что навыки работы на предприятиях у народа есть, а навыков жизни в обществе нет.

В известное время вся система образования и воспитания у нас была построена ради того, чтобы физику люди более или менее знали, потому, что кто-то должен-же делать танки, а обман распознать не могли. Чтобы верили каждому написанному слову, приравнивая газету к таблицам Брадиса. Чтобы было легко помыкать этими людьми.

С технической точки зрения, конечно, хрен у них, что выйдет; всё, что нужно, скачаем и посмотрим. Но намерение налицо. Власти нужен не народ, а неразумный скот. Власть стремится к этому на уровне инстинкта. И было бы у них всё логично, если бы не один нюанс. Они думают, что манипулировать будут они. Но могут найтись и другие желающие, ан иммунитета-то и нет.

Они, конечно, думают, что имеют опыт, учитывают его и что подстраховались. Что их собственная система оболванивания профессиональна и эффективна. Правда, их отцы тоже так думали (плюс имели абсолютную власть и могли обеспечить изоляцию страны). Ан вот вам и пожалуйста. И дальше повезло не всем. Как всегда бывает в таких случаях. Но те, кому повезло, совершают "ошибку выжившего" и думают, что всё путём - "Так победим!"

Других методов работы у них для нас с вами нет. Не умеют-с.

Поэтому нужно самообразовываться самим. Не знаю, может быть, и стоит посмотреть эту английскую хуету. Тоска, поди, "клюква" и лицоладонь.
______________

В ст. 29 Конституции РФ пп. 2 и 4 не согласуются с пп. 1 и 5. Это "узел вращения", для "верчения дышла". Конструкторская "закладка". Они умеют вертеть и без этого, но заготовились.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/364096.html.
El juez Garzón

Общественного прогресса пост

Появление капитализма совпало с появлением в феодальной Европе важной общественной технологии. Возможно, эта технология существовала и ранее; кое-где в античном мире, например. Тогда получается, что она была изобретена заново, но это не суть важно.

Предкапиталистический европейский мир жил исключительно по "аристократическому" принципу, состоящему в том, что есть "быдло" и есть "баре". Задача "бар" виделась ими в том, чтобы держать "быдло" в невежестве и беспрекословном повиновении. Первая категория видела во второй постоянного врага, ежедневно объявляя ей войну - примерно, как спартанцы ежегодно объявляли войну илотам.

Мне трудно судить о том, что было чему предтечей, капитализм новой общественной технологии или же она капитализму. Как бы то ни было, оба явления "нашли друг друга". Состояла новая технология в привлечении "быдла" в союзники "бар" в их стратегических целях - при значительных тактических компромиссах. Результатом развития данной технологии стал колоссальный рост могущества обществ, организованных по новому принципу. "Народ-союзник" сделал возможным такой уровень совокупных экономических, политических и, главное, душевных сил обществ, какой и не снился обществам "аристократическим". Появилась возможность без особого напряжения решать задачи, которые "аристократические" общества и поставить перед собой не умели.

Эту историю мы, на самом деле, хорошо знаем, в основном в исполнении "западной" пропаганды, любящей рассказывать о превосходстве "свободы" над "тоталитаризмом". Отвергая "западный" гундёж как пропагандистский, мы, увы, рискуем выплеснуть с водой и ребёнка, не обратив внимание на важнейший фундаментал, скрывающийся под однообразной демагогией. А фундаментал там есть.

Важность концептуального союза между элитами и народом и его полезность для живучести общества в XX веке была наглядно доказана многократно. Европейские общества, в которых "аристократизм" не позволял или не считал нужным, или не умел освоить новую технологию, погибли в результате Первой мировой войны. Впоследствии в России к власти пришли большевики, декларировавшие крайний эгалитаризм. На деле же их эгалитаризм сводился к тому, что они привлекали в качестве исполнителей своих преступных замыслов все слои общества, и чем ниже был слой, тем охотнее он привлекался. Это, как если бы графы и герцоги нанимали для своих тёмных дел бандитов и пиратов. (Иной раз графы и герцоги подобное и делали, но большевики возвели локальное средство в ранг концепции). Большевики оказались самыми обычными "барами", разве что спятившими. А так "советское барство" ничем принципиально не отличалось от барства "феодального". Народ был столь же бесправен и всем обязан, а бунты так же просто подавлялись оружием. Большевистские общества, как мы знаем, тоже бесславно погибли.

Технология, о которой мы говорим, непроста. Она требует от своих пользователей весьма широкого взгляда на вещи, гибкости ума, определённой самодисциплины и некоторой смелости. Легко задать вопрос: "Если мы дадим пиплу знания и понимание происходящего и начнём привлекать его к решению проблем как сознательного актора, то нам, конечно, придётся делиться с пиплом прибылями. Но это полбеды; хуже всего то, что нет никакой гарантии, что доступ к властным инструментам (к оружию, например) не будет использован во вред нам же. И как тут быть?" Ответить на этот естественный вопрос элитария посложнее, чем задать его. Тем не менее, я считаю,что этот ответ существует. Есть люди, которые знают этот ответ и используют его - в той или иной степени. И я вижу, что эти люди сильны и удачливы. И что их системное могущество проходит сквозь время, не деградируя.

От того, найдут ли в России ответ на данный вопрос и научатся ли использовать описываемую общественную технологию, зависит и будущее российских элит, и будущее народа, и само существование страны. Понимание сего очень просто - и очень важно.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/364522.html.
El juez Garzón

К проблеме демократии, или О пользе конкурентов

Если мы зададимся целью "воспитать кадры" для демократического общества, то быстро столкнёмся с серьёзным противоречием. Наличие свобод предполагает отказ от ограничения прав. (Собственно, на некотором уровне это синонимы). При этом свободами необходимо пользоваться, иначе от них мало толка. Таким образом, нам необходимы люди, для которых, с одной стороны, нарушение чужих прав было бы табуированным. Но, с другой стороны, эти же люди должны быть свободны в ментальном плане, иначе все формально существующие права останутся невостребованными. Наличие же системы табу противоречит задаче свободного мышления. Нельзя воспитывать одновременно вольный полёт фантазии и готовность к подчинению на рефлекторном уровне. По крайней мере, я не представляю себе, как это возможно.

Как тут быть?

Можно предложить заменить табу пониманием выгоды от невмешательства. Однако этот принцип слаб, так как свободомыслящий человек, по определению, может понимать свою выгоду так, как ему угодно, а не так, как мы ему её опишем. И здесь возможны самые нежелательные эффекты.

Может быть, нам способен помочь принцип "бесконтактного каратэ" (был в Советском Союзе такой "дикий зверь"). Идею можно сформулировать так: "Дозволены все приёмы, но без членовредительства". Вы можете сделать со своим соперником всё, что угодно. Но после поединка он должен уйти с татами на своих ногах. Вы можете быть объявлены победителем и получить приз, но в следующем соревновании у вашего соперника будет шанс отыграться.

Для того, чтобы воспитать "чувство барьера", в этом случае нам не потребуется токсичная технология табуирования. Можно обойтись воспитанием эмпатии. А эмпатия - дело, по определению, обществоугодное. С другой стороны, мы не слишком рискуем тем, что соперник может нарушить правила и начать бить нас по-настоящему, в то время, как мы станем либеральничать. После пары зуботычин эмпатия преодолевается легко (собственно, как любая невзаимная эмпатия). И дальше уже "каратэ" становится обыкновенным, с ударами в полную силу. То есть, драться нужно таки уметь. Что также обществоугодно.

Взаимное представление противников друг о друге как о спарринг-партнёрах, которые помогают набрать силу, но которых не нужно убивать. Может быть, это путь.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/364598.html.