December 17th, 2017

El juez Garzón

К вопросу сложности понимания мира

Иной раз случайный взгляд на ставшее привычным выявляет то, насколько может отличаться точка зрения другого человека на один и тот же предмет от нашей. И нелегко разобраться - причина тому в опыте ли, в предубеждении или заблуждении ли, в ином концептуальном подходе или же в путанице в наименованиях вещей.

Так, умный и способный прекрасно рассуждать человек сказал:

Кто захотел бы в наши дни создать республику, нашел бы для нее более подходящий материал среди горцев, которых еще не коснулась культура, а не среди людей, привыкших жить в городах, где культура пришла в упадок. Так скульптору легче извлечь прекрасную статую из неотесанного куска мрамора, нежели из плохо обработанного кем-нибудь другим.

"Республика горцев", говорите? Проигравшему выборы отрезают голову? Ах, да - всему его роду тоже.

Автор цитаты - Никколо Макиавелли, взято из "Рассуждений о первой декаде Тита Ливия".

Оттуда же:

Подобно тому как соблюдение культа божества является причиной величия государств, точно так же пренебрежение этим культом является причиною их гибели.

Интересно, что Макиавелли сказал бы о величии государства, запрещённого в РФ.

При этом рассуждает он вполне логично:

Ибо там, где отсутствует страх перед Богом, неизбежно случается, что царство либо погибает, либо страх перед государем восполняет в нем недостаток религии. Но поскольку жизнь государей коротка, то и случается, что такое царство существует лишь до тех пор, пока существует доблесть его царя. Вот почему царства, зависящие только от доблести одного человека, недолговечны, ибо доблесть эта исчезает с его смертью и весьма не часто воскресает в его наследниках.

Всё разумно; не придерёшься. Возможно, именно так рассуждает и руководство КНР, сохраняя в ограниченном масштабе культ Мао. (По крайней мере, обходясь без "демаоизации").

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/360663.html.
El juez Garzón

Главный приз

Дети сейчас не такие, какими были когда-то мы. Сейчас они более открыты, менее зажаты, легче осваиваются в новой среде, им проще выстраивать отношения с людьми (по крайней мере, отношения начального уровня - наблюдений за более сложными уровнями применительно к детям у меня пока мало). Когда-то детский аниматор из отеля сказал о моей дочери (с похвалой): "She is very social". На что я, бывший закомплексованный советский ребёнок, тогда ответил: "She is even too much social". Я видел, как ей легко с людьми, и это меня пугало. Позор мне, да.

Что-то изменилось. Something's in the air. :) Думаю, что дело в том, что возможности человеческого мозга ограничены. Если человек думает о чём-то, то ему сложно думать о чём-то другом. Во время моего детства всесильный тоталитарный монстр пытался поглотить собой всё внимание (тогда ещё пытался). Монстр был опасен. В семидесятых смерть он уже не сеял, но жизнь испортить мог. Поэтому приходилось думать о монстре - о его взглядах, намерениях, настроениях, об установленных им правилах. А правил было много, очень много - на каждом шагу. Монстр был основным фактором, определявшим жизнь людей. Поэтому думать о других факторах было сложно, да и смысла в этом было меньше.

Тоталитаризм, в том числе социалистический, старается вынести общественное сознание людей "за скобки" общества и перенести на воображаемую реальность, на абстракции. Сил на внимание к людям оставаться не должно. Это опасно - ведь люди могут захотеть недозволенного. Да и не нужно. Ведь если каждый человек - винтик, что его рассматривать? Винтики все одинаковые.

Кстати, это означает, что так называемый "социализм" - система глубоко антисоциальная.

При социализме внимание к самодовлеющим принципам, знание которых было обязательным для успеха, и переменчивой воли начальства с точки зрения зрения качества жизни окупалось в степени большей, чем внимание к ближнему. Соответственно, и раскрываться ближнему не имело смысла. Превратить людей в роботов советским, конечно, не удалось. Но имитировать роботов нас научили - и объяснили, что это норма.

При этом сами мы себя тогда считали вполне нормальными, и, наверное, лишь со стороны было видно, насколько мы ужасны.

Главное, что мы получили вследствие краха социализма, это возможность оценивать свою жизнь самостоятельно, возможность не оглядываться на монстров, а вглядываться в людей. Говоря строго, всесильный монстр далеко не совсем исчез. Но он начал вести себя куда более сдержанно и уже давно не пытается закрыть собой горизонт. Едва ли он стал таким ради нас, но, как бы то ни было, это хорошо.

Главный приз, который мы получили от краха советской системы, это мы сами. Мы перестали быть винтиками, и теперь можем вглядываться друг в друга и решать, кем и какими мы хотим быть. Наша жизнь теперь зависит от наших ближних, от родственников до заказчиков, в степени большей, чем от государства. И мы стали уделять и родственникам, и заказчикам больше внимания. "Кто они? Какие? Чего хотят эти люди, которые рядом с нами?" Вот вопросы, умение отвечать на которые определяет личный и коммерческий успех, качество жизни сейчас. И мы стали больше смотреть на людей. Для молодых это уже вполне естественное поведение.

У нас многое забрали, но нам вернули нас самих. Это дар богов.

_______________

В тему:

https://dpmmax.livejournal.com/719555.html

https://vad-nes.livejournal.com/554674.html

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/360765.html.