August 27th, 2014

El juez Garzón

К вопросу войн



Собственно, вопрос: и зачем?

Ограниченность постановки вопроса автором осознаётся. И всё таки.

Фото оф мну.
El juez Garzón

Догадка

Многие наблюдатели пытаются угадать, какие именно тяжёлые наркотики принимают украинские пропагандисты и журналисты? Что позволяет им видеть то, что не видимо глазами?

Я полагаю, что дело не в наркотиках. Украинскими и сочувствующими им комментаторами руководят не "вещества" и не "великая сила", например. У них работает классовое чутьё. И следует заметить, что классовое чутьё у них работает совершенно правильно. А факты? А что факты? "Расследование" и "пропагандистская статья" это разные жанры, вот и всё.
El juez Garzón

Путин как пытающийся спасти Украину

Судя по всему, предмет переговоров в Минске свёлся к стараниям Путина спасти от разорения бизнесы своих соратников и компаньонов, расположенные на Украине.

Эти бизнесы оказались в опасности вследствие сближения Украины с ЕС, но не сами по себе, а вместе со всей украинской экономикой. Собственно, поэтому и наблюдается ряд продаж бизнесов (в частности, "ЛУКойл", вроде бы, продал свою сеть АЗС). Рост конкуренции на внутреннем украинском рынке со стороны европейских производителей, которого следует ожидать после вступления в силу всех процедур, предусмотренных ассоциацией с ЕС, а также утрата Украиной значительной части рынка ТС нанесут по украинской экономике удар, пожалуй, более сильный, чем текущая война. Говорят, что до 40% банковской системы Украины контролируется российскими банками; судьба инвестиций под угрозой. Пытаясь внести изменения в условия ассоциации Украины с ЕС, которые позволили бы Украине по-прежнему торговать с Россией, Путин тем самым пытается хотя бы частично защитить украинского товаропроизводителя и, следовательно, украинские банки.

Преследуя цели, поставленные своим предпринимательским окружением, Путин де-факто старается поддержать украинскую экономику.