July 9th, 2014

El juez Garzón

Письмо малороссу

Есть в Сети ставший в последнее время очень известным журнал хорошего, умного и доброго человека - loboff. Написанное ниже вдохновлено этим его постом.

Автор поста придумал себе красивую, в том числе с эстетической точки зрения, идентичность - "малоросс". Суть этой идентичности примерно можно обозначить, как уклонение от впадания и в украинство, и в россиянство, сохранение русскости под иным названием. К обеим сторонам нынешнего конфликта малоросс относится отрицательно, с эмоциональной точки зрения - глумливо. Малоросс хочет, чтобы и украинствующие, и новороссийствующие либо прекратили свою безумную драку, либо, в крайнем случае, переместились бы с нею куда-нибудь на Северный полюс, а разум, чувства, семью, дом, работу, город и дачу малоросса оставили бы в покое. Малоросс совершенно не зол. Он хочет того, чего хочет почти каждый человек - жить, и при этом готов давать жить другим.

Позиция малоросса это правильная, разумная, добрая, человеколюбивая, цивилизованная позиция, позиция хорошего человека. У неё есть только один недостаток. Она гибельна.

Жизнь ведь проста. Любая позиция, не подкреплённая способностью (готовностью и умением) сражаться за неё, это позиция, извините, "раком с раздвинутыми ягодицами". Это не я такой грубый, это жизнь так устроена. Жаль, но это так. Сохранить себя, оставаясь над схваткой, можно только до тех пор, пока стороны схватки заняты друг другом. Когда они закончат - а они рано или поздно закончат - одна из сторон придёт к тому, кто сегодня над схваткой, и спросит его, чем он может быть ей, победительнице, полезен.

У меня есть две просьбы к малороссу. Первая простая, вторая посложнее. Простая - прочесть мой предыдущий пост, желательно вместе со ссылками и комментариями к посту от его главного персонажа. Там немного, но это немногое увлекательно. Просьба посложнее - прочтя, не анализировать. Не рассуждать о том, кто сказал то, что там сказано, отражает ли их точка зрения господствующую, что именно нужно этим людям, не скрывают ли они свои истинные, глубоко миролюбивые, намерения за бравурной и агрессивной риторикой, какой может быть стратегия их действий в создавшихся условиях, и т. д. Я прошу малоросса просто поверить, что они это сделают.

Здесь можно меня спросить: "А вы что, уверены, что в войне победит Киев?" На самом деле я, действительно, считаю, что у украинцев в настоящей войне гораздо больше шансов победить, чем у русских. Против русских и Киев, у которого, подозреваю, больше танков, чем у русских выстрелов к гранатомётам, и Москва - которая может нанести удар в спину в наиболее болезненном месте в любой момент, и разные вашингтоны с брюсселями, а на стороне русских только их кровь и память. Шансы есть и у русских, но я пишу то, что сейчас пишу, не потому, что оцениваю шансы так или иначе. Я пишу это потому, что хорошо понимаю, что такое "малоросс". Да простят меня господа малороссы, которых я отнюдь не желаю огорчить, но что есть, то есть - их несложную игру я вижу насквозь. Как её видят или увидят, когда придёт время, и украинцы, и в этом соль.

Малоросс это русский под маскировочной шапочкой украинца. Маскировка осуществляется от украинствующих. То есть, малоросс сам считает, что в войне победит Украина, а я просто не нахожу верным спорить с ним. Тем более, что вполне возможно, что именно в этом малоросс совершенно прав. Малоросс выдумывает разные конструкции, сводящиеся к одному: "Как прожить в оголтелой шизоидной Украине, не теряя собственной, русской, идентичности, разума и достоинства?" И малоросс думает, что задачу можно решить, назвавши себя местечковой разновидностью русских, которая воспринималась бы украинцами, как комплиментарная по отношению к ним. И пересидеть. Непонятно, до какого момента, но пересидеть. Главное - ни во что не вляпываться, не творить зло и самому не стать жертвой зла. Как я и говорил, это позиция хорошего, доброго и разумного человека.

И всё бы хорошо, но. Как об этом писал поэт? "Жил-был на свете русский; в украинскую шапочку русский был одет. Кроме этой шапочки, жёвто-блокитной по цвету, ничего украинского в русском не было и нету. Поднялся однажды пребольшущий ветер, в клочья шапчонку изорвал на русском. И остался он с томиком Пушкина. А видевшие это волки украинства слопали русского. Когда будете делать политику, дети, не забудьте сказочку об этом русском". Вроде, я ничего не перепутал.

Если русского под шапочкой украинца в малороссе вижу я, то украинствующие своим революционным волчьим чутьём на поживу увидят то же самое и подавно. Потому, что им это выгодно. У малоросса есть квартира, бизнес, авто, есть способность платить оброк - да мало ли? Всё это будет востребовано. Возможно, и способность хрипеть на дыбе, радуя палачей, будет востребована - почему нет? Что украинствующим помешает? Назовите хоть одну причину. Малоросс ведь недостаточно патриот или вообще не патриот, значит виноват.

А другой малоросс, watermelon83, будет комментировать наблюдаемое им в своём ЖЖ. Поскольку watermelon83 малоросс, то есть хороший, добрый и разумный человек, он, верю, не будет глумиться над мучениями другого малоросса, как глумится он над русскими и украинцами. Он поплачет и посочувствует другому малороссу, ужаснётся и даже, возможно, попросит знакомых о перепосте. Но с винтовкой на помощь он не придёт. Потому, что он малоросс. Его хата с краю. Малоросс будет глумиться соболезновать страданиям ближнего - пока не придут за ним, хотя бы как за соболезнующим не тем, кому надо.

Теоретически есть шанс, что каждого конкретного малоросса не тронут (хотя в случае с моим сегодняшним вдохновителем loboff этот шанс стремится к нулю - уж слишком он "засветился" как далеко не поклонник украинства). Малоросс может надеяться притихнув, замаскироваться, где-то поскакать в вышиванке и тем самым отвлечь от себя внимание - особенно если данный малоросс нищ и потому не обращает на себя взоры хищников. Шанс уцелеть у малоросса есть. Не знаю, стоит ли ловить на такие шансы, но формально они существуют. Но у его детей шанса нет. Недавно в Сети появилось грешащее против формальной логики, но совершенно превосходное с точки зрения политической ёмкости определение украинца, данное украинцем: "Украинец это не тот, у кого родители украинцы, а тот, у кого дети украинцы". Иного малоросса, быть может, и оставят в покое, но его детей - без вариантов нет. Будут те дети скакать в вышиванках не маскировки ради, а по зову сердца. А потом их пошлют "отвоёвывать у москалей исконно украинские земли" - Крым, Брянск, Ростов, Краснодар и т. д., каковое намерение определёнными людьми давно заявлено.

Мне хотелось бы, чтобы уважаемый мною малоросс понял две вещи. Одну конкретную, другую абстрактную. Одну важную, другую второстепенную.

Конкретная и важная вещь состоит в том, что ему, малороссу, угрожает смертельная опасность. Это не преувеличение. Идея спрятаться от опасности под "шапочкой" из фольги малороссийской самоидентификации слабая и ненадёжная, и почти наверняка представляет собой самообман. Те, кто придут его, малоросса, грабить, а быть может и убивать, на "шапочку" и не взглянут.

В таких случаях у человека есть лишь один выбор: между дракой и бегством. Сражаться малоросс абсолютно не расположен, поэтому я его к этому не призываю. Кроме того, обывателю есть смысл сражаться только на стороне победителя, а предсказать победителя в данной войне с абсолютной точностью нельзя. Да и победителям, бывает, свои же сворачивают шею. Надёжный вариант только один - бегство. Куда угодно, "где оскорблённому есть чувству уголок". Хоть в Канаду. Я понимаю, что 300 раз не хочется, и что особо не на что, и что с детьми это далеко не самый простой номер, но напоминаю, что в XX веке было как минимум два-три десятка миллионов людей, думавших так же и в один непрекрасный момент понявших, что ошиблись. Хотя они об этом уже не расскажут. Нет никаких оснований полагать, что XXI век в этом отношении будет отличаться от XX. Поэтому я говорю просто: "Спасайтесь, пока можете. Ошибётесь, опасности, на самом деле, не возникнет - вернётесь, скажете, что зря послушали дурака Бантапуту; ошибётесь в другую сторону - ..."

Абстрактная и второстепенная вещь состоит в том, что нет никакой необходимости в эрзац-русских, если есть сами русские. Тот, кто является русским и не хочет становиться ни многонационалом-россиянином, ни однонационалом-украинцем, может оставаться просто русским. Дополнительные сущности излишни. А как способ маскировки они крайне несовершенны - при огромной цене ошибки.

В общем, я просто хочу, чтобы хорошие и ни в чём не повинные люди выжили.
El juez Garzón

Об укронацизме

Актуальная тема, да.

Все несчастные страны несчастливы по-своему, и нацизм у каждой страны свой. Украинский нацизм при общем сходстве целей и методов сейчас отнюдь не копирует немецкий нацизм (разве что слегка косплеит). Основное отличие украинского нацизма от немецкого состоит в том, что немецкий нацизм идеологически и организационно возглавлялся фанатиками религиозного склада, как все подобные люди немного грешившими социализмом. Украинский же нацизм возглавляется, как это называл Гоголь, приобретателями, которые используют нацизм как политтехнологию, и далёк от социализма, как Меркурий от Плутона.

Собственно наци-фанатики на Украине есть, и в большом числе. Но возглавляющим политические процессы приобретателям категорически важно не допустить фанатиков к власти, сохраняя за ними лишь роли в массовке и в послушных штурмовых отрядах. Поэтому украинские приобретатели стремятся частично уничтожить фанатиков на организованном при помощи российских приобретателей восточном фронте, в Новороссии, частично приручить, дав им должности в более или менее послушной регулярной жандармерии, частично отправить на вспомогательные роли в публичной политике, а выполнившее свою функцию "место силы" фанатиков - майдан - демонстративно вернуть в обиход города.

Понять приобретателей легко. Фанатики, не получившие власть официально, могут задавать неудобные вопросы, приходить в начальственные кабинеты с требованиями служения народу, могут создавать параллельные органы государственной власти и т. д. Фанатики, получившие власть официально, ещё хуже для приобретателей, поскольку немедленно заинтересуются их собственностью (как это и было в Германии).

Рассуждать о том, что лучше, а что хуже - фанатики у власти, или же приобретатели - имеет мало смысла; с точки зрения жертвы нацизма не имеет значения, убивают ли её по искреннему побуждению или же в порядке рутинной реализации политической технологии. Но если рассматривать интересы Украины как национального конструкта в качестве самоценного образования, то определённые черты могут быть отмечены. У нацизма, строимого фанатиками, есть то преимущество, что создаваемое ими национальное является подлинным, тогда как национальное, создаваемое в рамках реализации политтехнологии, всегда будет отдавать симулякром. Более того, постоянное подавление национал-фанатиков, необходимое для благоденствия приобретателей, может обернуться антинациональной практикой. Приобретатели рано или поздно и практически неизбежно задумаются об интернационализации своих приобретений, что будет идти вразрез с национальными интересами. Приобретатели могут сколько угодно делать ставку на национальное во внутренних делах, но при этом вывозить капитал в оффшоры и "интегрироваться" с иностранными приобретателями не перестанут. Без решительного подавления приобретателей фанатиками серьёзные преобразования в экономике нацистского государства невозможны.

Основным внутренним конфликтом украинского нацизма является конфликт между приобретателями, для которых нацизм это всего лишь политическая технология, и фанатиками, для которых нацизм это жизнь. При этом ситуативными пособниками обеих групп оказывается националистически настроенный обыватель, для которого нацизм это способ ограбить недостаточно украинствующего соседа. Обе группы будут, конкурируя между собой, стремиться дать обывателю как можно больше возможностей для реализации его наклонностей, поэтому быть на Украине "соседом" я не пожелаю сейчас никому.

Политическая борьба между приобретателями и фанатиками не может (без вмешательства извне) закончиться полной победой приобретателей, поскольку фанатики есть абсолютно необходимое средство для реализации основной задачи украинского конструкта - дерусификации и украинизации населения. Особенность процесса дерусификации и украинизации в том, что он по своей сути не может осуществляться только политтехнологическими средствами, он может быть только настоящим. Для того, чтобы заставить человека сменить свою идентичность, необходимо израсходовать определённое количество психической энергии, которая при обычных управляемых политтехнологических процессах, осуществляемых профессиональными лгунами, вообще не выделяется. Политтехнолог может обмануть человека, но заставить человека изменить свою самость может только фанатик. Процесс дерусификации и украинизации является единственным средством, более или менее надёжно обеспечивающим само существование проекта "Украина", и приобретатели не могут без него обойтись. Поэтому украинский наци-фанатик не может быть полностью истреблён; напротив, он будет плодиться и размножаться при активной поддержке приобретателей. И чем успешнее будет деятельность фанатиков, тем больше их будет становиться.

Что до приобретателей, то они вполне могут быть изведены фанатиками - как класс. Поэтому будущее украинского нацизма я в данный момент вижу, как постепенное накопление "критической массы" наци-фанатиков, которая рано или поздно преодолеет технологическую способность приобретателей усмирять стихию. Я ни в коем случае не недооцениваю политические и политтехнологические таланты приобретателей. Но вопрос героя фильма "Кабаре" "Вы всё ещё думаете, что с ними справитесь?" абсолютно уместен.

Все это много раз видели, но всё равно запощу. Во-первых, это красиво. :)



В целом, делаю я вывод, отличия украинского нацизма от нацизма немецкого, скорее всего, временные.

Отмечу, впрочем, что украинских наци-фанатиков отделяет от победы над приобретателями один серьёзный идеологический блок - "европейскость" Украины и следующая из неё "евроинтеграция". Преодолеть этот блок, являющийся одним из средств, легитимизирующих дерусификацию, наци-фанатикам будет невероятно сложно. Тем не менее, рано или поздно они на собственном опыте убедятся в том, что "евроинтеграция" это всего лишь способ эксплуатации украинской экономики иностранцами, и перед ними встанет вопрос, что делать с этой антинациональной практикой. Немецкий нацизм тоже проходил через эту идеологическую развилку, но довольно легко преодолел её, поскольку Германия сама имела сильную экономику, что позволяло ей сделать "евроинтеграцию", осуществлённую нацистскими методами, способом эксплуатации чужих экономик. У Украины такой возможности не будет. Поэтому что выберут украинские наци-фанатики, я не знаю. Вполне допускаю, что фанатики решат, что предлагаемый ими приобретателями вариант украинского национализма "скачки с голой дупой" вполне приличествует благородным донам, и тогда переход от национального украинского варианта нацизма к германскому не состоится. Приобретателей как политиков и их политтехнологов тоже не стоит недооценивать.

Отмечу, кстати, что в Новороссии суть внутреннего конфликта та же - фанатики стрелковского типа ломают игру приобретателей. Только эти фанатики антиукраинские и, следовательно, антинацистские.