February 17th, 2014

El juez Garzón

Простая мысль - 2 (диктатура пролетариата)

Если диктатура пролетариата - не абстракция, а жизненная реальность, то это диктатура конкретных людей, с именами и фамилиями, над другими конкретными людьми, с именами и фамилиями. Этой весомости, грубости и зримости часто не хватает распространённым схоластическим рассуждениям о диктатуре пролетариата. Между тем, если вы хотите диктатуры (чьей-либо), то вам следует понимать, что если ваша хотелка исполнится, то конкретный Иванов в синих штанах станет пинать конкретного Петрова в серых штанах вплоть до смертоубийства, и никак иначе. И хотеть вы должны именно этого, а не сферической абстракции в вакууме.

Конкретика любой диктатуры требует, чтобы у одних людей было оружие, а у других его не было - иначе вторые начнут диктатуре сопротивляться, а позволять такое для диктатора нерационально. Если диктатор - пролетариат, то пролетариат должен быть вооружён, по умолчанию. Если ты рабочий, то у тебя должен быть, как минимум, револьвер. Иначе как же ты станешь осуществлять свою диктатуру?

Как там у Ленина? "Угнетенный класс, который не стремится к тому, чтобы научиться владеть оружием, иметь оружие, такой угнетенный класс заслуживал бы лишь того, чтобы с ним обращались, как с рабами". Золотые слова. Отметим походу, что при диктатуре пролетариата угнетённый класс - буржуазия. А поскольку нас воспитывали сочувствовать всем угнетённым... :) Ладно, сейчас не об этом.

Пролетарское государство должно всячески поощрять вооружение пролетариата. Если это пролетарское государство.

Здесь по сюжету должен подскочить напуганный револьвером у каждого рабочего советский человек, и предложить "передать полномочия по осуществлению диктатуры подготовленным, в том числе теоретически - освоением марксизма - профессионалам". Отобрать у рабочих оружие и дать государству монополию на насилие. И по-прежнему называть получившееся диктатурой пролетариата.

Мне придётся сказать советскому человеку, что он трус и холоп, и что мечтает он не о диктатуре пролетариата и не о социализме, а о тихом месте на государственной службе. Отдав оружие, пролетариат в тот же день простится со своей диктатурой и получит на свою шею государственную бюрократию - вместо буржуазии.

Это критерий, необходимый и достаточный. Критерий, верный и в общем, и в частном. Всюду, где власть начинает разоружать народ, жди чьей-либо диктатуры над народом. Правило работает в 100% случаев и не работать не может. В СССР оно тоже сработало.

Кстати, ЕМНИП, небольшие тульские пистолеты, пригодные для самообороны, продавались в СССР всем желающим вплоть до 1936 года, причём, что любопытно, без лицензии. Просто пришёл и купил.

_________________________________

Конечно, это тоже лишь фрагмент мозаики.

El juez Garzón

О предательстве

Многие - очень многие наблюдатели, от _devol_ с его очаровательным "русофобским" цинизмом до Кургиняна с его аллюзией к притче о продаже первородства за чечевичную похлёбку - прямо или косвенно утверждали или подводили к мысли, что сдача русскими своего социализма была предательством.

Я с этим утверждением полностью согласен. И, слыша известное выражение "Русские не сдаются!", всегда вспоминаю, что сдаются - и ещё как! Всем скопом, без боя и с песнею.

На этом, в общем-то, моя мысль могла бы и остановиться, в достаточной степени описав объективную реальность. И, возможно, остановилась бы - если бы не рассказ Джека Лондона "Отступник". Который напоминает, что у всякой правоты есть границы. И что человек - это живое существо, а не пешка на шахматной доске.

Спасибо Джеку Лондону за этот рассказ. Мысль не должна останавливаться. Она не имеет права останавливаться. Она должна быть всегда в дороге.

El juez Garzón

Социализм и энтропия

Жизнь как способ существования белковых тел отличается тем, что белковое тело организуется внутренне, сбрасывая свой хаос (энтропию) вовне, в окружающую среду. Тело может либо импортировать порядок из каких-то структур окружающей среды, либо сбрасывать туда свой хаос. Может и использовать оба способа одновременно.

Если жизнь есть способ существования белковых тел, то любой строй, включая социализм - способ существования народов на определённых этапах их развития.

Социализм - способ существования кубинского народа, способ существования народа Северной Кореи - сейчас. Способ существования русского народа - в прошлом.

Социализмы на Кубе и в КНДР до сих пор существуют во враждебном капиталистическом окружении потому, что им несказанно повезло. У обеих стран под боком есть другие, гораздо большие страны, с которыми их социализмы взаимодействуют. Причём, заметьте, принципиально важно то, что эти страны гораздо больше, а не то, какими именно они являются.

Куба соседствует с враждебной социализму капиталистической страной. В эту страну толпами (всего, видимо, около 2 миллионов человек; осталось на Кубе примерно 10 миллионов) едут те кубинцы, кто недоволен социализмом. Я возьмусь утверждать, что этот "экспорт недовольных" есть главный стабилизирующий фактор кубинского режима. Ведь остаются относительно довольные. :) В тех масштабах "экспорта", о которых идёт речь, он приобретает для популяции уже биологическое стабилизирующее значение. (Гипотеза). Идёт добровольный отбор людей, генетически склонных к социализму. Уж какие гены отвечают за социализм, я не знаю, но факт, что одни люди бегут, а другие остаются.

Если бы СССР с самого начала никак не препятствовал отъезду любых недовольных, его строй был бы существенно устойчивее (хотя одного этого фактора было бы недостаточно, как я полагаю - да и найти страны для эмигрантов в биологически значимых количествах было бы непросто). Но увы - Советская власть считала всех людей своими крепостными, обязанными выполнять её планы. Какая уж тут добровольность? И как позволить крепостным бежать? "Нет, пусть каждый, кто нас ненавидит, живёт в нашем доме, постепенно разрушая его и только ожидая момента, чтобы броситься в атаку," - так рассуждали советские мазохисты коммунисты.

КНДР соседствует с дружественной социализму условно социалистической страной. Китай стабилизирует экономическое и внешнеполитическое положение КНДР. Здесь обходится без эмиграции, но положительная роль Китая достаточно велика, чтобы пока это не стало критической проблемой. Строго говоря, у КНДР есть два "великих соседа"; второй - США и их внешнеполитический филиал, Республика Корея.

Куба экспортирует свою энтропию в США; КНДР импортирует из Китая порядок и частично сбрасывает энтропию в США и Республику Корею, поддерживая ощущение угрозы извне и сплачиваясь внутренне. Сброс энтропии и импорт порядка позволяет, как мы видим, относительно небольшой системе вполне комфортно существовать - вблизи "великих соседей".

В СССР дело обстояло иначе. Фактор внутренней стабилизации за счёт сброса энтропии во враждебное окружение имел место, но, видимо по результату, этого фактора оказалось недостаточно. Проблема в распределении энтропии внутри страны.

Социализм в СССР возник как способ существования русского народа, но был использован как способ навязывания такого способа существования другим народам. Русский народ экспортировал социалистический порядок в области обитания других народов, а сам "кушал" собственную остаточную энтропию, которую некуда было девать, и, вдобавок, энтропию, которая сбрасывалась с национальных окраин. (Нечто схожее, в более резкой форме, наблюдается в наше время в отношениях России с Чечнёй; Россия устанавливает в Чечне порядок, стабилизируя власть Кадырова, которого без русских денег съедят на следующий день, и созидая там нечто вроде государства всеобщего благосостояния; чеченцы в качестве ответной услуги насаждают "Россию под нами" (криминальную вольницу) в русских городах, вытесняют русское население из Ставрополья. Чеченцам - порядок, русским - энтропия).

В какой-тот момент накопленная Россией энтропия дестабилизировала систему. Национальные окраины благополучно "уплыли" вместе со своим порядком; русские остались у разбитого корыта. Впоследствии, оставшись без источника порядка и места сброса хаоса в виде России, национальные окраины стали приспосабливаться. Кто, как Грузия, избрал в качестве экспортёра порядка США. Кто, как Белоруссия - Россию. Кто, как республики Средней Азии, снова стал сбрасывать в Россию свой хаос - теперь уже в виде толп трудоспособного, но не востребованного на родине населения. Прибалтика попыталась избрать в качестве источника порядка Евросоюз, и получила его - но не совсем так, как планировала. Имевшийся порядок в виде оставшейся от СССР экономики был в два счёта высосан и выброшен, и Прибалтика стала использовать Евросоюз для сброса энтропии точно так же, как Средняя Азия использует Россию. Так что порядок в Прибалтике, в принципе, достигнут - примерно такой же по сути, как в Таджикистане. Украина запуталась и пока не может наладить стабильный процесс избавления от хаоса.

Сохранить социализм в СССР можно было только в одном случае: если бы порядок доставался тем, кто строит социализм и хочет его строить, а хаос - тем, кто живёт сам по себе. Плюс свободная эмиграция, конечно.

Эта схема предполагает наличие принципиальной возможности жить самим по себе. Именно той возможности, которую Советская власть всеми доступными ей средствами искореняла.

El juez Garzón

Постулат социализма

Если мы относимся к строительству социализма не как к чистому искусству, а как к жизненной практике, то нам неизбежно придётся строить социализм, начиная не от абстрактных, пусть и чрезвычайно красивых и затейливых, структур, а от человека. А человека, прежде всего, придётся спросить, нужно ли оно ему вообще. Причём каждого.

Основной постулат социализма - добровольность. И уже из этого постулата следует всё остальное.

Следует демократия. Тут всё более или менее понятно, можно не объяснять.

Следует диктатура пролетариата. Это не очевидно - как из добровольности следует диктатура? Здесь главное, что не просто диктатура, а диктатура именно пролетариата. Если у нас социализм не добровольный, а навязанный, то диктатура пролетариата нам не нужна, а нужна диктатура государства. Иначе не навяжем. (Как и было в СССР). Если же социализмом занимаются только те, кто этого хочет, то государство в качестве диктатора может отдохнуть. А вот перед пролетариатом встаёт задача создания, развития и защиты возможностей для формирования социалистических производственных отношений при параллельном существовании других отношений (каковая параллельность следует из принципа добровольности). Пролетариату, решившему строить социализм, необходимо, чтобы другие виды отношений ему не мешали (а они попытаются), и не мешали бы в плане политическом, а не экономическом. В экономическом плане социализм сам справится - если он, как говорят некоторые, объективно сильнее.

Пример. Пролетариату необходимо, чтобы его предприятия не остались бы без кредита. Значит, пролетариат должен контролировать кредитную политику в стране. Центробанк в таких условиях не может быть независимым, как это любят некоторые либералы, и не может вынуждать предприятия кредитоваться за рубежом, где кредит дешевле, как это любят путинисты, а должен обеспечивать финансирование национальной промышленности. Это достигается политическим влиянием пролетариата на ситуацию, причём влиянием вплоть до применения диктаторских методов. Это и будет реальная диктатура пролетариата - в самом общем описании.

Как сочетаются демократия и диктатура пролетариата? Очень просто. Демократическая система понимается как неполная (каковой она всегда и является, как бы нам не мечталось, порой, об обратном), и диктатура пролетариата играет в ней роль набора аксиом. Диктатура пролетариата говорит: "Центробанк подчиняется Правительству", и демократия не может изменить это положение голосованием. И так далее. А выборы парламента, назначающего правительство - в обычном, общегражданском порядке. С процедурной точки зрения пролетариат может утвердить конституцию (при желании - весьма подробную), и следить за её соблюдением (при нарушении - вооружённое рабочее вмешательство). В основе этого было бы достаточно. Дальше - видно будет, но хотя бы это для начала сделать.