February 29th, 2012

El juez Garzón

Забавно

Зюганов говорит:

- Для того, чтобы выборы прошли мало-мальски честно, нужно решить три небольших задачи. Депутаты фракции КПРФ внесли в Госдуму девять законов по ремонту избирательной системы. Настаиваю на том, чтобы три закона из этих девяти рассмотрели в первую очередь».

- Первое, чтобы мы равновелико представили свои партии во всех избирательных комиссиях снизу доверху, - отметил лидер КПРФ. - Второе, чтобы ни одного нашего наблюдателя, журналиста не удаляли с участков. Почти половину в иных регионах выгнали, некоторых за ноги вытащили. И третье, чтобы персонально оглашали при подсчете каждый бюллетень в присутствии представителей партий, наблюдателей и журналистов. Этот за Иванова, этот за Сидорова, этот за Петрова. Кстати, почему Путин не желает рассмотреть и поддержать эти три закона? Тратит 15 миллиардов на веб-камеры, а переписывать протоколы будут в тиши кабинетов ТИК, под присмотром его руководителей и силовиков. Почему не желает пойти по простому пути, принять три закона, не тратя сумасшедшие деньги на веб-камеры? Я не понимаю логику его поведения.

«Если бы «Единая Россия» и Путин хотели бы, чтобы выборы были честными, надо нажать на кнопки и принять их», - подчеркнул Г.А.Зюганов.


С сугубо формальной точки зрения мне трудно не согласиться. Неясно только, почему законов девять, а не один общий, описывающий всю процедуру от и до. Но не это суть важно. Важно, что, на самом деле, все вопросы с подсчётом голосов решить просто. Допустить должное количество наблюдателей, прописать для них в законе разумную инструкцию, позволяющую "закрыть" все лазейки. Далее - считайте голоса так, чтобы все видели каждый бюллетень. Можно под запись. Всё, в принципе, просто, всё можно придумать. Но, конечно, это не попилить 15 ярдов на вэб-камерах, от которых пользы, как Путину от ботокса.

Единственное, что Зюганов говорит зря, это что он "не понимает логику" поведения властей. Всё он понимает, и понимает, что все всё понимают. Но у него лексикон неудачника. Вместо того, чтобы прямо называть вещи своими именами, он делает вид, что ведёт академическую дискуссию. Это он зря.
El juez Garzón

О реальности опасности "цветной" революции в России

Я считаю, что "оранжад" есть предвыборная кампания Путина, и что США ему в этом помогают. Им нужно было создать видимость политической борьбы на стерильном политическом поле; это им удалось. Пешки вроде Немцова или Навального потом отправятся обратно в коробку.

Аргументы:
1. США смена власти в России не нужна. Путин для них вполне договороспособен. Свергать человека, при котором они получили транзит через Россию в Афганистан и ещё мильён нештяков? Зачем?
2. Сменить Путина, если уж приспичило, проще в рамках аппаратной сделки, чем в ходе революции. Как сменили Ельцина на Путина в своё время, например. Революция приведёт к существенной перетряске государственного аппарата - а чем американцев не устраивает наш насквозь продажный госаппарат?
3. Госпереворот с народным подъёмом в Москве может привести к кризису (на данный момент существенно делегитимизированной) власти на местах c возникновением новых народных органов власти - Советов народных депутатов. То есть, революция, начнись она, может пойти совсем не по тому пути, по которому может хотеться США.
4. Все "цветные" революции в качестве неотъемлемой составной части несут идею свободных выборов. Так вот, в России на свободных выборах победят коммунисты. Оно американцам надо?
El juez Garzón

Замечание

Восприятие мира современным человеком, вооружённым всеми благами и достижениями цивилизации, имеющей свою колыбель в Европе, имеет, на мой взгляд, серьёзный недостаток. Этот недостаток можно назвать болезнью, трудностью, детской болезнью или болезнью роста. При всех трудностях, которые создаёт этот недостаток, само по себе его наличие говорит об определённом благополучии. Этот недостаток - недостаток способности справиться с избытком способностей.

Жизнь и развитие в насыщенной интеллектуальной и эмоциональной среде, которую современная цивилизация западного типа предлагает всем желающим воспринять её, обогащает человека многочисленным инструментарием для исследования, определения, описания, классификации, критики явлений, а также для увлекательной рефлексии на аналогичные действия иных индивидуумов и на свои собственные. При этом сил на чёткое осознание собственных объективных интересов у поглощённого захватывающими процедурами исследователя часто не остаётся - не говоря уже о защите этих интересов.