February 7th, 2009

El juez Garzón

Предотвращение насилия в университетах

По поводу дискуссии об оружии, шедшей на одном из сайтов, вспомнились массовые убийства в американских университетах. На том сайте это некстати, поэтому пишу здесь.

Причина возможности подобных убийств, конечно же, не в свободе владения оружием и не в его доступности. Психологический аспект в данном случае оставим в стороне, поговорим о техническом. Что нужно сделать, чтобы подобное стало невозможно? Отобрать у всех оружие? Отнюдь. Эта беда вызвана не избытком оружия у населения, а его недостаточной распространённостью. Американских студентов и преподавателей убивают потому, что они сами не вооружены. Просто представим: потенциальный преступник планирует массовое убийство. При этом он абсолютно точно знает, что, скажем, каждый десятый студент в каждой аудитории постоянно вооружён, умеет пользоваться оружием и готов применить его в случае нападения. Я уверен, что подавляющее большинство потенциальных массовых убийц с учётом подобной информации просто откажутся от своих замыслов. Те же из них, кто всё же решатся на нападение, не смогут убить более 1-2 человек, поскольку сразу же встретят отпор и будут убиты сами. То есть, число жертв среднего нападения уменьшится по сравнению с нынешней картиной раз в 10. При этом сами нападения станут большой редкостью.

Итак, данная беда лечится не разоружением народа, а дополнительным его вооружением. Как этого добиться?
Как мы все знаем, все правительства, не исключая американское, не заинтересованы в вооружении народа. Этого явления они стерегутся, опасаясь за свою способность контролировать ситуацию. Страх государства, безусловно, является для предложенного мной пути сдерживающим фактором. Однако при умелом подходе есть хороший шанс превратить государственный интерес из тормоза в двигатель.
Если бы директором ФБР был я :), то эта организация непременно обратила бы внимание на несколько особенностей ситуации.
Первое. В Америке оружие есть в большом количестве семей. Многие дети привыкают к присутствию оружия чуть ли не с пелёнок. Практически всегда в таких семьях родители обучают детей владению оружием, часто начиная с их 10-12 летнего возраста. Можно предположить, что в каждой группе студентов в США есть хотя бы несколько человек, которые привычны к оружию и умеют им пользоваться, знают о правилах осторожного обращения с ним.
Второе. В США армия часто оплачивает отслужившим в ней учёбу в колледже. Значительное число студентов - бывшие военнослужащие, имеющие представление как об оружии, так и о дисциплине, о нормах безопасного поведения в сложных ситуациях, о командной работе, направленной на преодоление таких ситуаций .
Третье. Несмотря на сильный натиск современных иммигрантов из самых различных стран мира, в США по прежнему сохраняется национальный костяк из белого населения. Таковое отличается повышенным уровнем социальной ответственности, положительно влияя и на определённую часть чёрного и цветного населения страны. Ввиду относительной зажиточности семей, в которых принцип социальной ответственности признаётся важной ценностью, по сравнению с семьями, в которых принято игнорировать социальные нормы, большинство студентов в США так или иначе восприимчивы к общественным приоритетам.

На основе этих данных мы можем представить себе нижеследующую схему работы. Предположим, что при колледжах создаются организации, представляющие собой своего рода студенческую милицию. Мы условно обозначим их, как Лиги противодействия насилию (ЛПН). Американцы, если им это понадобится, возможно, придумают более удачное название, но для нашего рассуждения сойдёт и это. ЛПН - негосударственные некоммерческие организации, поддерживаемые и в целом контролируемые администрациями университетов и, конечно же, ФБР. Студенты приглашаются к добровольному вступлению в данные организации, целью которых является предотвращение актов массового насилия в учебных заведениях. Практически деятельность организаций состоит, в первую очередь, в том, что её члены - студенты и преподаватели - приходят в университеты вооружёнными, будучи готовыми дать отпор массовым убийцам. Регулярно (может быть, еженедельно) члены ЛПН проходят тренировку, проводимую специалистами из ФБР или иных спецслужб антитеррористической направленности. На тренировках они отрабатывают психологические и физические приёмы противодействия нападению с целью массового убийства. Полагаю, подобные тренинги для членов ЛПН будут куда увлекательнее, чем игра в пейнтбол или что-то в этом роде. Пострелять, немного подраться, поговорить о психологии преступника, о способах контроля за взволнованной массой людей - прекрасное субботнее развлечение, особенно если сам ты тратишься только на патроны. (Тренинги должны проводиться за счёт колледжей и ФБР; оружие у каждого члена ЛПН своё, одной из рекомендованных ФБР моделей). Также ничто не заставляет игнорировать при обучении членов ЛПН такие вещи, как поведение при пожаре, оказание первой медицинской помощи, задержание уличного грабителя, и т. д. Чем лучше будет подготовка, тем лучше. В будущем она окупится - люди, прошедшие через ЛПН, в последующие годы спасут много жизней, даже если более никогда не свяжут свою деятельность с обеспечением безопасности.

Целью всей программы должно стать положение, при котором в каждой учебной аудитории, в которой находятся несколько десятков человек, постоянно находились бы несколько подготовленных к возникновению опасных ситуаций людей. Деятельность ЛПН должна всячески рекламироваться с тем, чтобы каждый потенциальный массовый убийца точно знал, что он обязательно столкнётся с грамотным отпором. Одно это знание, полагаю, отпугнёт большинство преступников. Главным стимулом для студентов и преподавателей - членов ЛПН должна стать забота о безопасности самих себя и людей, связанных с ними непосредственно - товарищей по университету. Развитое благодаря ЛПН у части студентов чувство ответственности за себя и за весь коллектив может помочь также в улучшении учебного процесса и его результатов.

Таково основное, но далеко не единственное назначение ЛПН. Работа с этой организацией позволит ФБР устанавливать тесные контакты с наиболее ответственной, организованной и патриотической частью студенческой молодёжи. Члены ЛПН смогут информировать ФБР о ставших им известными фактах преступной деятельности, к примеру, торговли наркотиками в университетах, помогать в расследованиях преступлений, совершённых в университетах. На членов ЛПН в ФБР будут иметься подробные досье с их психологическими портретами, что позволит американским спецслужбам лучше ориентироваться при выборе лиц, которым будет рекомендовано по окончании колледжа пойти на государственную службу, связанную с обеспечением безопасности. Можно предположить, что именно из членов ЛПН полиция, ФБР и другие спецслужбы будут, преимущественно, формировать свой кадровый резерв. Участие в ЛПН позволит студентам создать круг знакомств в патриотических и социально ответственных кругах молодёжи, что впоследствии позволит им располагать определёнными связями в этой наиболее важной и политически активной части общества. Можно предположить, что работа в ЛПН в студенческие годы станет хорошей рекомендацией для политика. (Хотя формально эти организации должны быть вне политики).

Развитие сети ЛПН может позволить США существенно укрепить социальную базу своей безопасности.

Применительно к России говорить о возможности создания подобных организаций бессмысленно до тех пор, покуда гражданское оружие у нас не легализовано в полной мере. До той поры никакие "добровольные народные дружины" не станут полезны. Когда же полная легализация оружия произойдёт, ЛПН, как и в США, смогут стать важной частью системы связей государства и гражданского общества.

Как всякий инструмент, ЛПН могут принести и пользу, и вред. Опасностью развития сети ЛПН является возможное их перерождение в преступные организации. Основным путём перерождения ЛПН может стать трансформация её в этнический союз, землячество, призванное обеспечить доминирование определённой этнически однородной группы студентов. Представители некоторых национальностей (чеченцы и др.) могут использовать полученную в рядах ЛПН подготовку для осуществления бандитской, террористической и/или повстанческой деятельности. Также представляется крайне нежелательным установление влияния на ЛПН со стороны наркомафии и схожих с ней преступных сообществ. Поэтому контроль за деятельностью ЛПН со стороны спецслужб приобретает особо важное значение. Брать в ЛПН кого попало ни в коем случае нельзя. Смею выразить мнение, что существование ЛПН в рамках в целом здорового общества будет относительно безопасным - как и любой другой службы по обеспечению правопорядка.
El juez Garzón

Особенность русского воспитания

Во всех семьях люди, сами того не желая, воспроизводят некоторые воспитательные приёмы, восходящие к их далёким пращурам. Возможно, именно этот набор приёмов и делает народ самим собой.
Главная особенность подлинно русского воспитания в том, что ребёнку с малолетства объясняют, что он не является единственным человеком на Земле, что есть ещё и другие люди со своими интересами, с которыми также нужно считаться. "У тебя есть лишняя конфета? Поделись с другим ребёнком или со взрослым". "Ты злишься на дедушку, что он выключил телевизор, потому, что ему нужно было поспать? Он не дал смотреть ТВОЮ передачу? А ты, кто, прынц? Какой державы? Дедушка тоже человек, к нему нужно отнестись с уважением". И так далее, в таком духе. Самомнение и представление о себе, как об единственном центре Мироздания из русского ребёнка планомерно выбивается.
В результате такого воспитания русский человек вырастает носителем духа коллективизма, человеком,имеющем представление о примате общественного над личным. Я полагаю, что коммунистический эксперимент осуществлялся в России именно потому, что русские изначально были коллективистски воспитаны. Без подобной воспитательной базы даже пробовать было бы бессмысленно. Этой базы не хватило, но это уже другой вопрос.
Такое воспитание часто делает русских бессильными перед чужой наглостью, например, перед наглостью представителей народов, в которых детей, особенно мальчиков, воспитывают в духе вседозволенности. "Ты мальчик, значит ты право имеешь". (Таковы чеченцы). Но при этом дух коллективизма, способность считаться с потребностями других людей, просто "видеть", замечать эти потребности даёт русским людям в целом шанс не только на коллективное выживание, но и на построение в будущем более гармоничного общества. Главное - умение замечать потребности других и готовность идти им навстречу. Это порождает, говоря языком театра, ансамблевость поведения, которая является намёком на возможность создания общества, более совершенного и человечного, чем нынешнее.
El juez Garzón

Договор о сокращении ядерных вооружений

Что-то мне не нравится обамовский план сократить ЯО до 1000 боеголовок у каждой страны. С одной стороны, вроде бы, 1000 - довольно много для сдерживания. Но посчитаем. Если 1000 боеголовок установить на ракетах с разделяющимися головными частями, по 10 штук на каждой, то получится всего 100 ракет. У обычных американских вооружений, у их ВТО будет всего лишь 100 целей, поразив которые они смогут уверенно бомбить нас дальше, не опасаясь возмездия. При современной технике разведки полагаться на то, что все 100 целей нас удастся спрятать так, что амеры их не найдут заранее - утопия. И это при условии, что все боеголовки будут на шахтных или мобильных ракетах. А ведь есть ещё подлодки и авиация, им нужно что-то выделить. Допустим, мы доделаем "Булаву" и оснастим ею "Юрия Долгорукого". На нём 20 ракет, по 10 боеголовок на каждой. Одна торпеда - и 20% нашего ядерного потенциала отправятся на дно. Не великоват ли риск?

При оценке баланса ЯО мы должны учитывать не только наши и амерские боеголовки, но и оружие других ядерных стран, коих теперь уже около десятка. И, самое главное, мы должны помнить о том, что наш потенциальный противник в настоящее время имеет решающее преимущество в обычных вооружениях, прежде всего в ВТО. Отказавшись от значительного количества ЯО, мы радикальным образом изменим баланс в сторону стран НАТО. Рассуждать о том, способны ли они применить оружие против нас бессмысленно - конечно, способны. Судьба Югославии, опиравшаяся в 888 на НАТО Грузия, готовые воевать с нами верхи Украины, Польши, стран Балтии - этого вполне достаточно. Повод для войны всегда найдётся, если для неё появится возможность. Пока наше ЯО надёжно прикрывает нас, такой возможности нет. Но нам предлагают почти полностью разоружиться. Неужели мы пойдём на это? Что будет обеспечивать нашу безопасность, если не ЯО? Газпром? Это тоже бастион, но слабый. ЯО надёжнее. Кроме того, Газпром способен нанести удар только по Европе, и только временный, а США легко ненадолго пожертвуют экономическими интересами Европы ради великой цели уничтожения России.

На мой взгляд, нам нужно не разоружаться, а вооружаться. Нам нужна новая программа развития ядерной энергетики, предполагающая строительство электростанций с реакторами на быстрых нейтронах, размножителях. Нужно производить больше плутония, запасаться ядерным горючим. И делать бомбы, конечно. Нам нужна новая тяжёлая ракета шахтного базирования, желательно такая, чтобы её не приходилось снимать с дежурства для обслуживания, сливая топливо. Ракета, оснащённая всеми возможными средствами преодоления ПРО, с пусковыми установками, надёжно укрытыми в скальных толщах. С десятью боеголовками на ракету - "убийца городов". Таких нам нужно штук 500 (это уже 5000 боеголовок). Плюс ПЛАРБ, плюс ЯО воздушного базирования, плюс тактическое, плюс носимые ядерные боеприпасы. Нам нужно увеличивать количество боеголовок, а не уменьшать, плюс необходимо всемерное развитие ядерной энергетики (программа должна быть единой). Тогда мы сможем спать спокойно и жить нормально.

В последние год-два, вроде бы, появилась перспектива переоснащения армии новыми обычными вооружениями. Конечно, перспектива слабая - речь шла о количествах, соответствующих потребностям армии лишь на 10-15%, и о неопределённом качестве. Но это было бы хоть что-то. Теперь же ударил кризис, и всё, похоже, накрывается медным тазом. Как кстати подоспел кризис - будто бы кто-то решил сорвать планы по хотя бы частичному перевооружению Российской армии! Поскольку кризис является явно управляемым, есть смысл задуматься, не входит ли наше разоружение, как обычное, так и ядерное, в глобальный план финкаповских товарищей. Поскольку инициатива в глобальных операциях пока по-прежнему за ними, предположить подобное вполне возможно. Конечно, мы лишь часть их плана, но нам от этого не легче.

Скажете, паранойя, теория заговора? На здоровье. Лучше быть верящим в заговоры паранойиком, чем трупом. Причём не единственным трупом, а вместе со всей страной. ЯО - не игрушка, тут лучше перебдеть, чем недобдеть. ЯО сохранило нашу страну от американского вторжения, от сотен новых хиросим, во время Холодной войны. На него есть смысл полагаться и далее (не забывая обо всём остальном, конечно).

Если медвепут готов нести хоть какую-то ответственность за страну, он должен сконцентрировать ресурсы на оборонной промышленности и науке, а также на ядерной энергетике. Нужно пощипать наших воров, отобрать у них денежки и направить на оборону. В противном случае мы рискуем оказаться с голым задом уже в ближайшие годы. План Обамы опасен до чрезвычайности. Принимать его нельзя. Это прямая подготовка к физическому уничтожению России.
 
Если нам не удастся нарастить количество боеголовок, нужно полагаться на тяжёлые ракеты с одной головной частью или небольшим количеством разделяющихся (до трёх). Количество ракет должно быть достаточно большим. Критично число целей для амерского ВТО. Правда, при этом придётся увеличить мощность каждой отдельной боеголовки, но тут уже ничего не поделаешь. Если получится экономия на забрасываемом весе. нужно использовать её для увеличения носимых ракетой средств преодоления ПРО. Нам нужен абсолютно надёжный ядерный щит, гарантирующий уничтожение любого агрессора при любых условиях.
El juez Garzón

Альтернативное предложение по ЯО

Число боеголовок можно сократить до 1000 и даже до 500 - но при одном условии: будет решена проблема доставки. По обоюдному соглашению.
Допустим, Россия и США договариваются о размещении на территории друг друга (прямо в центрах крупнейших городов) ядерных зарядов друг друга. По мегатонне каждый. Всего 100 зарядов на страну. То есть, страны открыто берут население друг друга в заложники. Получим то же, что имеем сейчас, только надёжнее и дешевле.
Согласятся амеры на такую схему? Да ни в жисть. Им важна возможность уничтожить наше ЯО, не подвергаясь опасности самим.